Лекция № 14 «Конституционно-правовые основы судебной власти»

    Вопрос 1. Конституционная юстиция и ее место в системе государственного управления

 

Понятие и функции конституционной юстиции

   Каким бы совершенным не был парламент, периодически неизбежно принятие им законов, которые не соответствуют или противоречат конституции страны. Во-первых, потому, что законов и других нормативных правовых актов принимается много и разрабатываются они парламентариями и специалистами с неодинаковой степенью квалифицированности. Во-вторых, на принятие законов оказывают влияние различные политические силы, часто ставящие свои партийные или конъюнктурные цели выше всех других. В-третьих, столь сложному делу, как разработка и принятие законов, свойственны элементарные человеческие ошибки. Однако вред от неконституционных законов, а тем более от антиконституционных, весьма велик, ибо от таких законов размывается конституционный порядок и страдают права и свободы граждан.

   Поэтому в западных странах уже на ранней стадии строительства правового государства была осознана необходимость придать судебной власти функцию контроля за конституционностью законов, а также нормативных правовых актов, исходящих от исполнительной власти. Первым эту функцию принял на себя Верховный суд США (1803 г.), который в рамках полномочий суда общей юрисдикции объявил один из законов неконституционным, т. е. недействительным. Позже, уже в XX в. в Европе возникли конституционные суды, ставшие специальными судебными органами конституционного контроля (так называемая конституционная юстиция). Ныне такие суды действуют в большинстве стран Европы.

   Функцию обеспечения (контроля) конституционной законности в сфере нормотворчества нельзя целиком вверять парламенту, поскольку он принимает законы и вряд ли мог бы стать эффективным средством самоконтроля. Эту функцию может выполнять глава государства, но он большей частью является главой исполнительной власти, а потому контролировать законодательную власть не должен. Более логично наделить правом конституционного контроля судебную власть, поскольку она независима от законодательной и исполнительной власти и непосредственно занимается правоприменением.

   Понятие "конституционного контроля" часто употребляется в одном смысле с понятием "конституционный надзор", хотя контроль и надзор - термины не идентичные. Под контролем обычно понимают право какого-то органа проверять деятельность вплоть до отмены актов другого, подконтрольного органа. Надзор сводится к наблюдению, позволяющему указать на ненадлежаще принятый или незаконный акт, который поднадзорный орган должен изменить или отменить сам. Для конституционной юстиции больше подходит термин "контроль", что, однако, не означает подчинения ей законодательных и исполнительных органов.

   Содержание конституционного контроля в различных правовых системах не однозначно. Творцы этих систем, однако, единодушны в том, что речь не должна идти о возможности непредставительного и неизбираемого органа, каким является суд, произвольно отменять акты, которые принимаются демократически избранным представительным органом (парламентом). В правовых государствах эту возможность увязывают с самой важной задачей, которой подчинены все органы государственной власти, а именно защите прав и свобод человека и гражданина. Дополнительно к этому судебным органам, осуществляющим конституционный контроль, придают функции толкования конституции, решения споров о компетенции органов государственной власти, признания действительности или недействительности всеобщих выборов, установления конституционности правоприменительной практики и конкретных действий исполнительной власти и др. Таким образом, конкретная наполненность функции конституционного контроля в различных странах выглядит по-разному.

   В зарубежных странах сложились две основные модели судебного контроля.

   Американская модель, основанная на опыте США, предоставляет право выносить решения о неконституционности законов Верховному суду страны (это США, Канада, Япония, Австралия, Индия, Скандинавские страны, Швейцария и др.). Здесь высший суд общей юрисдикции вправе объявить неконституционным любой закон, который подлежит применению в конкретном деле.

   Европейская модель (Австрия, ФРГ, Венгрия, Испания, Италия и др.) отличается тем, что специальные конституционные суды рассматривают вопрос о конституционности закона вне зависимости от наличия конкретного судебного дела. Кроме того, некоторые из них рассматривают такие вопросы в связи с жалобами граждан. Первая модель предусматривает конкретный контроль, а вторая - абстрактный. Особняком стоит Франция, где конституционный совет обладает правом предварительного контроля, т. е. проверки закона до его вступления в силу.

   Эта беглая характеристика современной конституционной юстиции призвана только обозначить самые общие корни аналогичного института российского конституционного права. Как видим, правовое государство непременно наделяет судебную власть функцией конституционного контроля, хотя организационные формы осуществления этой функции могут быть разными. Конституционная юстиция в Российской Федерации восприняла основные черты европейской модели, главным образом из практики деятельности Федерального конституционного суда ФРГ. Конституционный Суд Российской Федерации весьма схож по своим задачам с такими же судами других посттоталитарных государств (Венгрия, Словакия, Хорватия, Белоруссия и др.), осуществляющих переход к демократическому правовому государству.

Роль судов в демократическом государстве

   В правовом демократическом государстве действует правило, согласно которому как само государство, так и объединения граждан и отдельные свободные личности должны соотносить свои поступки с правом. Но столкновения их интересов, различное понимание права неизбежны, что порождает правовые конфликты. Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью сами по себе не могут предотвратить такие конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение права всеми его субъектами, т. е. обеспечить правопорядок. Эту задачу выполняют правоохранительные органы, и прежде всего суды - независимое звено государственной власти, которое своими специфическими средствами и специальным аппаратом защищает права и свободы людей, утверждает законность и справедливость. Правильное понимание соотношения функций права и судов весьма точно выражено принципом, утвердившимся в Великобритании: "право там, где средства его защиты" (ubi jus ubi remedium).

   В тоталитарном обществе население не испытывает доверия к судебной власти. Во-первых, потому, что уголовный процесс лишен настоящей состязательности, а суды не обладают подлинной независимостью. Во-вторых, в связи с ограниченностью гражданской правосубъектности в сфере имущественных отношений и возможности оспорить противоправные действия властей. Суды поэтому воспринимаются исключительно как орудие репрессий, мало считающееся с правом человека на защиту, презумпцией невиновности и другими демократическими принципами судебного процесса.

   Правовое демократическое государство придерживается совершенно иных представлений о роли судебных учреждений. Рыночное хозяйство, основанное на частной собственности и свободе предпринимательства, безмерно расширяет сферу действия судов. Важнейшая задача государственной власти - охранять права и свободы человека. Судебная власть приобретает универсальный характер, становится участником осуществления всех функций государства, она в то же время обретает независимость по отношению к другим ветвям власти. Правовое государство своим острием направлено в сторону исполнительной власти, от которой исходит главная угроза правам и свободам. Эта угроза уравновешивается законодательной властью, принимающей демократические законы, а также судами, которые, применяя право, по существу контролируют исполнительную власть. Независимая судебная власть, таким образом, становится сердцевиной правового государства и конституционализма, главной гарантией свободы народа.

   Правосудие необходимо обществу т.к. оно обеспечивает разрешение всех конфликтов между людьми и государством без насилия, на основе известных всем правовых правил. Конечно, право тоже являет собой определенную меру принуждения, но эта мера согласована с обществом и воплощена в законах. Каждый человек должен жить с уверенностью, что применение к нему принуждения возможно только через суд, что при этом он будет иметь возможность защищаться от обвинений и претензий, пользоваться демократическими процессуальными правами. Судебная власть по своей материально-технической базе самая слабая из трех властей, но именно на нее, владеющую оружием естественного права, ложится главное бремя предотвращать превращение насилия в способ правления людьми, если бы законодательная власть прибегла к принятию репрессивных неконституционных законов, а исполнительная - стала осуществлять бессудные расправы. Если судебная власть этого бремени не выдерживает, она становится жалким придатком авторитаризма.

   В развитом государстве защищая конституционные свободы, суд ставит себя в положение посредника между государством и личностью, между различными физическими и юридическими лицами. Нетрудно представить себе, с каким огромным объемом правовых конфликтов приходится при этом сталкиваться, особенно в таком динамично развивающемся обществе, каким ныне является российское общество. Но посредническая роль может быть эффективной только в том случае, если опирается на уважение и доверие с двух сторон и если реальны независимость, профессионализм, неподкупность судебного аппарата. Одна из важнейших конституционных свобод - равенство всех перед судом - составляет фундамент правового государства.

   Демократическое устройство судебной системы выработало определенные принципы, способные исключить или ослабить политическое давление на судебную власть. Этому служит непартийный характер судейского корпуса и подлинная независимость- любого суда, способного отразить любые попытки политически влиять на суд (эти попытки особенно опасны и чаще всего делаются со стороны органов исполнительной власти). Суды вынуждены разрешать социальные и политические конфликты, но они это делают лишь в строго юридических формах, т. е. оказывая защиту только законным правам участников этих конфликтов.

   Как только суды становятся проводниками политических влияний, они теряют свой авторитет среди граждан и подрывают фундамент правового государства.

   Во всех демократических государствах роль судов признается незаменимой и возрастает. Наряду с судами общей юрисдикции в большинстве стран создана специальная юстиция (трудовые суды, административные суды и др.), конституционные суды. В ряде стран юристы и политики стали даже говорить о превращении современного правового государства в "государство судей", что одновременно подчеркивает высокую юридизацию общественных отношений и межличностных связей, порождающих судебные споры.

   В Российской Федерации судебная власть еще не заняла подобающего ей места в общественной жизни. Граждане, воспитанные в своей массе в тоталитарный период, не имеют доверия к судебной власти с точки зрения ее приверженности законности и справедливости, не рассматривают суд как нелицеприятного защитника всех обиженных. К сожалению, этому настрою продолжает способствовать неукомплектованность судейского корпуса, недостаточные финансирование судов и уровень юридической подготовки многих судей.

 

Становление конституционной юстиции в России

   Судьба конституционного контроля в России была не­простой. До 1918 г. вопрос о конституционном контроле даже не поднимался, поскольку как таковой Конституции не было. Интерес к проблеме конституционного контроля возник после образования СССР, когда потребовалось при­вести к единому знаменателю законодательство союзных республик, входивших в СССР. Органом, на который Кон­ституцией СССР 1924 г. была возложена функция контро­ля за соблюдением норм Конституции, стал Верховный Суд СССР. В этих целях указанный суд тщательно изучал все правовые акты союзного уровня, копии которых ему в обя­зательном порядке посылались. За первые пять лет его со­трудниками было изучено 24 тыс. актов. Но с начала 30-х гг. прошлого столетия активность Верховного Суда в связи с изменением политической обстановки, а также вследствие субъективных причин в области конституционного контро­ля значительно упала, а затем и полностью исчезла.

   Только начиная с конца 60-х гг. прошлого века в совет­ском правоведении начала обсуждаться идея независимого органа конституционного контроля, но воплотилась она в реальность лишь в период «горбачевской перестройки».

   К середине 1989 г. стали предприниматься конкретные шаги по возрождению контроля за соблюдением Конститу­ции СССР. В результате был создан Комитет конституци­онного надзора СССР — квазисудебный орган, неразрывно связанный с парламентом. В декабре 1989 г. был принят об­щесоюзный Закон «О конституционном надзоре в СССР», на основании которого был избран первый состав Комитета конституционного надзора в составе председателя и 25 чле­нов, в том числе по одному от каждой союзной республи­ки, сроком на 10 лет. Комитет функционировал менее двух лет. Его решения в области конституционной защиты прав человека были впоследствии высоко оценены юристами и общественностью. Комитет конституционного надзора:

   = прекратил практику издания секретных нормативных правовых актов, влияющих на права граждан;

   = постановил, что прописка ограничивает право на сво­боду передвижений граждан;

   = признал, что принудительное лечение лиц от алкого­лизма и наркомании нарушает фундаментальные нормы, и др.

   Однако многие решения Комитета так и остались не­выполненными до конца 1991 г., когда он прекратил свое существование.

   Образование Комитета конституционного надзора сти­мулировало создание своего органа по защите Конститу­ции в России. 15 декабря 1990 г. в Конституцию РСФСР были включены положения о создании Конституционного Суда РФ, затем был принят подробный (89 статей) закон о Конституционном Суде от 12 июля 1991 г. За два года (с ноября 1991 г. по октябрь 1993 г.) суд принял ряд реше­ний, имевших большое общественное значение. Среди них: решения о конституционности Указа Президента РФ о пре­кращении деятельности КПСС; о защите прав работников прокуратуры, вкладчиков Сбербанка, нанимателей жилых помещений и др. В то же время несудебная деятельность некоторых судей Конституционного Суда РФ получила не­однозначную оценку в обществе.

   В первый период своей деятельности в 1992—1993 гг. Кон­ституционным Судом РФ было рассмотрено 27 дел, из них 19 — по ходатайствам о проверке конституционности право­вых актов, а 8 — по индивидуальным жалобам граждан.

   После принятия на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. Конституции РФ, а затем и Федерального конститу­ционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституцион­ном Суде Российской Федерации» количественный состав и полномочия Конституционного Суда РФ претерпели зна­чительные изменения. Вместо имевшихся 13 в его состав вошли уже 19 судей, т.е. необходимо было доизбрать еще шесть новых членов Конституционного Суда РФ. Процесс этот оказался непростым в связи с тем, что Совет Федера­ции отклонил многих представленных ему Президентом РФ кандидатов. Завершилось избрание судей Конституци­онного Суда РФ только в феврале 1995 г. С этого момен­та реформированный Конституционный Суд РФ получил возможность возобновить свои заседания и приступить к осуществлению своей непосредственной функции консти­туционного контроля.

   Основными целями Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федера­ции» являются:

   - конкретизация статуса Конституционного Суда РФ и установление правил конституционного судопроизводства как самостоятельного вида судопроизводства;

   - развитие гарантий, препятствующих превращению дан­ного судебного органа в элемент политического влияния;

   - повышение роли Конституционного Суда РФ в защи­те прав и свобод граждан;

   - совершенствование структуры и организации деятель­ности суда, направленное на повышение его эффективности;

   - расширение коллегиальных начал в деятельности Кон­ституционного Суда РФ.

   Усовершенствованная структура Конституционного Суда РФ позволила ему уже в первый год его деятельности с февраля 1995 г. рассмотреть 23 дела.

   В соответствии с Федеральным конституционным за­коном «О судебной системе Российской Федерации» была предусмотрена возможность создания конституционных (уставных) судов в субъектах РФ. Они учреждаются для рассмотрения вопросов соответствия законов субъектов РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления, конституции (уставу) субъекта РФ, а также для толкова­ния данной конституции (устава). Система этих судов не подчиняется Конституционному Суду РФ и финансирует­ся за счет средств бюджета субъекта РФ.

   Полномочия, порядок образования и деятельности Кон­ституционного Суда РФ в настоящее время определяются Конституцией РФ — ст. 125 и Федеральным конституцион­ным законом «О Конституционном Суде Российской Феде­рации».

 

Место судебной власти в системе органов государственной власти России

   Все конституции мира содержат разделы (главы) о судебной власти. Признание этой ветви власти самостоятельным предметом конституционного регулирования объясняется тем, что судебная власть является составной частью государственной власти. К тому же эта власть – именно власть, а не деятельность судебных органов - непосредственно воздействует на права и свободы человека, что требует конституционного установления ее пределов и принципов. Конституции обычно закрепляют гарантии прав граждан в их отношениях с судебной властью, организацию судебной системы и статус судей.

   Социальная роль судебной власти в демократическом обществе заключается в том, чтобы в различных юридиче­ских конфликтах обеспечить господство права, выраженного в нормативных актах, принятых этим государством. Кроме того, судебная власть решает проблемы, связанные с нарушением гражданами и должностными лицами право­вых предписаний, установленных государством. Обычно в большинстве случаев такие предписания выполняются сознательно и добровольно, но при их нарушении государ­ственная власть вправе применить принуждение. В этом слу­чае судебной власти отводится особая роль, так как именно она вправе применить наказание в принудительном порядке, против воли правонарушителя от имени государства.

   Законодатель исходит из того, что судебные акты должны ис­полняться добровольно. Если же этого не происходит - принудительно. В целях совершенствования исполнительного производства в постсоветской России воссоздан институт судебных приставов. Их статус и деятельность регулируются двумя федеральными законами от 21 июля 1997 года "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве". Входящая в систему Министерства юстиции РФ служба судебных приставов включает в себя две категории должно­стных лиц: а) судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов; б) судебных приставов-исполнителей, исполняющих судебные акты, а в некоторых случаях и акты других органов.

   Обвинительные приговоры судов, связанные с лишением сво­боды, могут исполняться только принудительно. Этим занимаются исправительные учреждения (исправительные и воспитательные ко­лонии, тюрьмы и т.д.), которые из системы МВД РФ переданы в сис­тему Министерства юстиции РФ и функционируют на основе ФЗ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы" от 21 июля 1993 года. Режим отбывания наказания регулируется Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 года.

   Неисполнение актов суда, а равно иное проявление неуваже­ния к суду влекут юридическую ответственность, предусмотренную федеральным законом.

   Являясь полноценной ветвью власти, судебная власть обладает всеми признаками государственной власти: пуб­личностью, принудительной силой, общеобязательностью решений. Наряду с этим судебной власти присущ ряд спе­цифических признаков, отличающих ее от других властей:

   - исключительность судебной власти, т.е. невозмож­ность осуществления правосудия никакими другими, кроме судебных, органами;

   - процессуальная форма осуществления правосудия, так как ни законодательные, ни исполнительные органы при принятии решения не скованы такими жесткими рамками процессуального законодательства, как судебные. Любое нарушение процедуры судебного разбирательства может привести к отмене приговора или решения суда;

   - особый статус судей: помимо жестких требований к кандидатам на пост судьи устанавливается особый порядок назначения и прекращения их полномочий;

  - правовой контроль за деятельностью судов исключа­ет любое вмешательство в работу суда, а тем более оценку принимаемых решений, со стороны любых, кроме выше­стоящих, судебных органов.

   Высокий статус судов подчеркивается установленными законом символами судебной власти. На здании каждого суда устанавливается Государственный флаг РФ, а в зале заседаний помещаются изображение Государственного герба РФ и Государственный флаг РФ. При осуществлении правосудия судьи облачаются в мантии.

   Именно суду доверяется использовать государственные полномочия при осуществлении правосудия. Всем остальным органам го­сударственной власти и управления запрещается принимать на себя функции и полномочия, составляющие компетенцию судов. Конфликты между ветвями власти, между государ­ственными органами в рамках одной ветви, включая и судеб­ную, а также между государством и его субъектами, органами местного самоуправления, если они не могут быть решены иными способами, подлежат разрешению судебной властью.

   Идеал правосудия и его задач был выражен в свое время в часто цитируемых современными авторами словах из Указа императора Александра II от 20 ноября 1864 г. об утверждении новых Уставов судопроизводства, где было сказано о "желании … водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных". Здесь выражена основная идея правосудия и его задача, которая не зависит от социально-экономической эпохи, а отражает само существо данного института в обществе.

   Понятия «правосудие» и «судебная власть» — не сино­нимы, хотя они очень близки по смыслу. В прямом (этимологическом) смысле под термином «пра­восудие» понимаются суждения суда о правах и обязанно­стях, ответственности каких-то лиц на основе применения су­дом закона к конкретным фактам, случаям жизни, поступкам людей. В Конституции РФ термином "правосудие" обозначается содержание судебной деятельности, если она соответствует всем требованиям закона. Термин «правосудие» делает акцент на функцию судебной вла­сти — разрешение споров и конфликтов, связанных с дей­ствительным или предполагаемым нарушением норм права. Термин «судебная власть», которым названа глава Конституции РФ, означает систему органов, данную власть осуществляющих. В Конституции РФ термин "судебная власть" раскрывается через ряд положений, охватывающих организацию судебной системы и принципы деятельности судов. Но в литературе нередко оба термина употребляются как равнозначные.

   В России первое конституционное закрепление правосудия как отдельной, самостоятельной, отличающейся от других видов государственной власти было в Кон­ституции РСФСР 1978 г. (с изменениями и дополнения­ми, внесенными в 1989—1992 гг.). Специальная глава этой Конституции, посвященная судебной власти, называлась «Правосудие и прокурорский надзор». Но в полной мере признание судебной власти одной из равноправных вет­вей государственной власти в Российской Федерации на­шло свое отражение в Конституции России 1993 года. Глава 7 «Судебная власть» характеризуется новыми подходами к раскрытию сущности судебной власти, устанавливая, что судебная власть играет важную роль в сдерживании и ограничении законодательной и исполнительной власти, осуществлении правового контроля за их деятельностью. Этим достигает­ся реальное разделение властей, децентрализация властных функций, в результате которой становится невозможным захват или присвоение власти нелегитимным путем.

   В 90-е гг. произошла значительная демократизация судебной системы. В декабре 1996 г. был принят Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", в 1997 г. - федеральные законы об исполнительном производстве, о судебных приставах, о Судебном департаменте при Верховном Суде РФ, в 1998 г. - Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации", в 1999 г. - федеральные законы "О финансировании судов Российской Федерации", "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", Федеральный конституционный закон "О военных судах Российской Федерации".

   Концепция правового государства, воспринятая в Рос­сии в 90-е гг. XX в., предполагает реализацию ряда новых принципов существования государства, в числе которых:

= верховенство права;

= установление взаимных прав, обязанностей и ответ­ственности человека и государства;

= гарантированность общепризнанных прав и свобод человека;

= разделение властей.

   Место судебной власти в системе органов государственной власти Российской Федерации в решающей степени определяется положением о разделении властей, закрепленным в ст. 10 и 11 Конституции РФ. Судебная власть признается как разновидность государственной власти наряду с законодательной и исполнительной, ее органы пользуются самостоятельностью. Эта самостоятельность судебной власти проявляется в независимости судей, которые подчиняются только Конституции РФ и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны.

   Судебная власть принадлежит не только высшим судебным инстанциям (Верховному Суду и др.), но всем судам Российской Федерации. Они стоят в одном ряду с Президентом РФ, Федеральным Собранием, Правительством РФ, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации (ч. 1 ст. И Конституции РФ).

  Принцип разделения властей не только распределяет функции государственной власти между тремя ветвями власти, но и устанавливает их самостоятельность и, взаимную уравновешиваемость. В этой системе суды связаны с законодательной и исполнительной властью обязанностью применять законы и другие нормативные правовые акты, а также в отношении назначения судей на их должности, но судебная власть обладает возможностью фактической отмены законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, если они будут ею признаны неконституционными. Судебная власть полностью самостоятельна в вынесении судебных решений и приговоров, но их исполнение относится к обязанностям исполнительной власти. Возможность судебного обжалования гражданами действий (бездействия) должностных лиц и органов исполнительной власти позволяет судебной власти противостоять незаконным действиям этой власти.

   Судебная власть оказывает влияние на формирова­ние органов законодательной власти. Все конфликтные си­туации в период избирательной кампании рассматриваются в суде. В период функционирования представительных ор­ганов власти их решения и акты, начиная с органов предста­вительной власти местного самоуправления и заканчивая федеральными законами, принятыми палатами Федераль­ного Собрания РФ, могут быть обжалованы в различные судебные инстанции — от районного суда до Конституци­онного Суда РФ. Высшие суды российского государства могут влиять на законодательную деятельность парламен­та — Федерального Собрания РФ путем реализации права на законодательную инициативу. Конституционный Суд РФ, обладающий правом толкования Конституции РФ, фактически может формулировать новые правовые нормы, тем самым включаясь в законодательную деятельность. За­коны, принятые парламентом, подписанные Президентом РФ и опубликованные, могут быть признаны Конституци­онным Судом РФ неконституционными, а значит, утратив­шими юридическую силу.

   Одно из основных назначений судебной власти в демо­кратическом правовом государстве — защитить общество и его членов от произвола исполнительных органов, долж­ностных лиц. Исполнительная власть должна действовать в рамках закона, при его нарушении наступает ответствен­ность, устанавливаемая судом.

   Но не только судебная власть имеет определенное влия­ние на законодательную и исполнительную ветви власти, они также могут оказывать существенное воздействие на нее. Парламент РФ взаимодействует с судебной властью путем принятия законов о судебной системе, статусе судей, уголовного, гражданского, административного и другого законодательства, а также путем назначения на должность судей высших судебных органов. Исполнительная власть осуществляет подготовку кадров правоохранительных ор­ганов, организует материально-техническое обеспечение деятельности судов. Все эти «контакты» ветвей власти не должны затрагивать основную сферу деятельности суда — осуществление правосудия.

   Основными функциям судебной власти являются:

    = отправление правосудие – главная функция, собственно реализация судебной власти, связанная с рассмотрение различных категорий дел;

   = судебный контроль (надзор) за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения (ареста, обыска, ограничения тайны переписки, телефонных переговоров и т.п.);

   = толкование правовых норм (толкование Конституционным Судом Российской Федерации норм ее Конституции, руководящие разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в постановлениях его Пленума); удостоверение фактов, имеющих юридическое значение (признание умершим, безвестно отсутствующим лицом и т.п.);

   = ограничение конституционной и иной правосубъектности граждан (признание гражданина недееспособным и пр.);

   = судебный надзор за решением судов и др.

   Функции и полномочия судебных органов, таким образом, служат своеобразным противовесом в отношении двух других ветвей власти, а в совокупности с ними образуют единую государственную власть.

   Принцип разделения властей важен также для того, чтобы взаимный контроль и сбалансированность полномочий не привели к присвоению полномочий судебной власти какой-либо другой властью. Судить не вправе ни органы законодательной, ни органы исполнительной власти. Со своей стороны судебная власть не должна заниматься нормотворчеством, подменяя законодательные органы, вмешиваться в прерогативы исполнительной власти. Вместе с тем судебная практика, безусловно, влияет на направление законодательной деятельности, а также исправляет многие ошибки органов исполнительной власти; более того, своим толкованием права в процессе его применения суды выявляют подлинное содержание правовых норм, часто отличное от первоначальных целей.

   Положение судебной власти в системе разделения властей начинает выглядеть внешне двусмысленным, когда встает вопрос об организации этой власти в субъектах РФ. Казалось бы, поскольку из смысла ст. 10 и 11 Конституции РФ вытекает распространение принципа разделения властей также на субъекты РФ, последние вправе самостоятельно образовывать собственные органы судебной власти, наряду с органами законодательной и исполнительной власти. С другой стороны, природа судебной власти, в отличие от двух других, такова, что она может функционировать только при существовании своеобразной вертикали судебных органов снизу доверху. И Конституция РФ отдает предпочтение как раз такому подходу. Данная проблема присуща многим федеративным государствам. В США, например, она решается с помощью дуализма (двойственности) судебной системы, когда на территории каждого субъекта федерации (штата) действуют одновременно федеральные суды, возглавляемые Верховным судом США, и суды данного штата, возглавляемые Верховным судом штата. При относительно четком и устоявшемся разделении юрисдикции между судами такая система в целом действует удовлетворительно. Но в России судебный федерализм признается не соответствующим ее конкретным условиям, с чем, однако, не совсем согласны многие субъекты РФ, оказавшие определенное противодействие судебной реформе. Законодательство о судах, принятое в субъектах РФ, настолько разноречиво, что Президент РФ издал Указ от 20 марта 1996 г. № 401, в котором предложил органам государственной власти субъектов РФ привести законодательство в части, касающейся деятельности судов, в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством о судах общей юрисдикции, включая военные суды, и об арбитражных судах.

 

    Вопрос 2. Система судебной власти России и конституционные принципы правосудия

 

Виды судебных систем

   Государственные судебные системы представляют со­бой, как правило, достаточно сложноорганизованные структуры, имеющие несколько уровней, разветвленную систему взаимоотноше­ний и взаимосвязей.

   Различаются судебные системы с внутренней и внешней спе­циализацией. В первых (Венгрия, Китай, отчасти США) один судеб­ный орган рассматривает споры, возникающие во всех отраслях права (в том числе в конституционном праве). То есть внутри каждого су­дебного учреждения, как правило, выделяются самостоятельные со­ставы (присутствия, коллегии, камеры) или единоличные судьи, спе­циализирующиеся на рассмотрении дел одного профиля: граждан­ских, уголовных, административных, трудовых и т.д. Во вторых фор­мируются несколько самостоятельных подсистем, например, общей (гражданские и уголовные дела), административной, военной (мор­ской), социальной, трудовой, налоговой, финансовой (Великобритания, Германия, отчасти США), арбитражной или хозяйственной юс­тиции (Армения, Молдова, Украина).

   Вне зависимости от вида специализации судебные системы имеют достаточно жесткую организационную структуру, что вызвано, с одной стороны, требованиями судебного процесса, а с другой - формой государственного устройства соответствующего государст­ва. Количество судебных звеньев или инстанций может составить два, три, четыре. Двухзвенные судебные системы, как правило, характер­ны государствам с простым административно-территориальным де­лением и встречаются довольно редко. Значительно часто встречают­ся трехзвенные (Болгария, Венгрия, Казахстан) или четырехзвенные судебные системы (Франция, Италия, Литва). Встречаются и более сложные, во многом архаичные судебные системы (Великобритания, ряд штатов США).

   Устройство судебных систем в федеративных государствах характеризуется разнообразием и сложностью. Распространены две основные модели: централизованная (Германия) и децентрализо­ванная (США). Однако встречаются и смешанные (гибридные) мо­дели (Австралия, Канада).

   Границы судебных округов могут совпадать (Вьетнам, Китай и др.) и не совпадать (Великобритания, Италия, США) с границами государственно-территориального устройства или административно-территориального деления. Считается, что во втором случае создают­ся более благоприятные условия для реализации принципа независи­мости судебной власти, поскольку в этом случае суды и судебная ад­министрация менее подвержены влиянию местной администрации, которая сосредотачивает в своих руках исполнительную власть и зна­чительные материальные ресурсы.

   Во многих странах функционируют не только государствен­ные суды, но и органы, осуществляющие судебную функцию на об­щественных началах. В Италии - это консилиаторы, во Франции - медиаторы, в Кыргызстане - суды аксакалов или третейские суды. К группе негосударственных судебных органов могут быть отнесены и религиозные суды (церковные суды и собственно религиозные суды); судебные органы, действующие на основе обычного права (суды ада­та). Особую группу судебных учреждений, имеющих сложную право­вую природу, составляют мусульманские суды (суды шариата), действующие в странах, в которых ислам является государственной ре­лигией (Алжир, Египет, Ливан, Ливия, Иордания, Иран, Марокко, Си­рия и др.).

   Сложившиеся в той или иной стране судебные системы обла­дают определенной устойчивостью. Ряд из них в неизмененном виде или с незначительными изменениями действуют в течение уже мно­гих десятилетий. Например, судебная система США строится на ос­нове Акта о судоустройстве 1789 года, в Германии - Закона о судоус­тройстве 1877 года. Судебные реформы 70-80-х годов в Европе в ос­новном сохранили ранее действовавшие судебные системы, модерни­зировав их лишь частично, устранив наиболее устаревшие элементы и, по сути, не затронув базовых принципов организации и деятельно­сти судов. Иная картина сложилась в республиках бывшего Союза ССР, в частности, в России.

 

Судебная система России

   Судебная система — это закрепленная Конституцией РФ совокупность судов, построенная с учетом федеративного и административно-территориального устройства России.

   В настоящее время она устанавливается в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». На основании п. «о» ч. 1 ст. 71 Конституции РФ установле­ние основ построения судоустройства относится исключи­тельно к ведению Российской Федерации, а не ее субъектов. Единство судебной системы имеет важное значение, кото­рое приобретает особую роль в федеративном государстве.

   В Российской Федерации единство судебной системы обеспечивается путем:

   - установления судебной системы Конституцией РФ и федеральным конституционным законом;

   - соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства;

   - применения всеми судами Конституции РФ, феде­ральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных норм и принципов международного пра­ва и международных договоров РФ, а также конституций (уставов) и других законов субъектов РФ;

   - признания обязательности исполнения на всей рос­сийской территории судебных актов, вступивших в закон­ную силу;

   - законодательного закрепления единого статуса судей;

   - финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

   В настоящее время судебная система РФ состоит из следующих судов:

   1) конституционная юстиция. Она включает Конституционный Суд РФ, действующий на основании Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г., а также конституционные и уставные суды в субъектах РФ, которые, однако, не составляют единой системы с федеральным Конституционным Судом;

   2) суды общей юрисдикции. Они включают Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды автономной области и автономных округов, городские суды Москвы и Санкт-Петербурга, районные суды, а также военные суды (в гарнизонах, армиях, флотилиях и т. д.). Эти суды осуществляют правосудие по уголовным, гражданским делам и делам, возникающим из административных правонарушений. Судьями общей юрисдикции субъектов РФ являются мировые судьи, которые в пределах своей компетенции рассматривают гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта РФ;

   3) арбитражные суды. В эту систему входят Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды республик и других субъектов РФ.

   Федеральный конституционный закон допускает создание специализированных федеральных судов по рассмотрению гражданских и административных дел (имеются в виду трудовые, налоговые и др.), но только путем внесения изменений и дополнений в данный закон.

   В судебную систему России входят следующие виды су­дебных органов:

- федеральные суды;

- конституционные (уставные) суды субъектов РФ;

- мировые судьи субъектов РФ.

   К федеральным судам относятся:

   1) Конституционный Суд РФ;

   2) Верховный Суд РФ, верховные суды республик, крае­вые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции.

   3) Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбит­ражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов РФ.

   К судам субъектов РФ относятся:

   = конституционные (уставные) суды российских субъ­ектов;

   = мировые судьи, которые являются судьями общей юрисдикции субъектов РФ.

   Таким образом судебная власть в Российской Федерации представляет собой соединение трех структур:

   - Конституционного Суда РФ и не связанных с ним конституционных (уставных) су­дов субъектов РФ,

   - Высшего Арбитражного Суда и системы арбитражных судов;

   - Верховного Суда и системы судов об­щей юрисдикции.

   Каждый суд осуществляет данную ему власть в пределах той компетенции, которой он наделен, а все вме­сте суды образуют единую судебную систему РФ. Все эти судебные органы имеют общие признаки, отли­чающие их от других органов государства:

   = правосудие осуществляется только судом (в государ­стве ни один другой орган или общественная организация не вправе осуществлять разбирательства судебных дел);

   = правосудие реализуется только при помощи спосо­бов, указанных в законе;

   = правосудие основано на точном соблюдении закона;

   = правосудие реализуется только в процессуальной форме;

   = суду предоставлено право применять государствен­ное принуждение.

   Главный смысл деятельности судебной власти состоит в обеспечении прав и свобод человека. Конституционное право на судебную защиту, предусмотренное ст. 46 Кон­ституции РФ, гарантируется каждому находящемуся на территории России, человеку. Обязанность рассматривать жалобы граждан возложена на все виды судебных орга­нов: суды общей юрисдикции, арбитражные суды, военные суды, конституционные (уставные) суды, а также на все без исключения судебные инстанции (первую, кассационную, апелляционную, надзорную).

   Разрешением гражданских споров занимаются различные частные третейские (арбитражные) суды, административные комиссии и другие квазисудебные органы, создаваемые спорящими сторонами или действующие на постоянной основе. Но их деятельность не может называться правосудием, поскольку она осуществляется не от имени государства, и вне установленных законом процессуальных правил. Конституция РФ закрепляет четкое правило: правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118). Следовательно, только суды, учреждаемые законом на основе Конституции, и привлекаемые в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представители народа (народные, арбитражные, присяжные заседатели) вправе рассматривать уголовные, гражданские и иные дела, выносить приговоры и решения, обеспеченные государственным принуждением.

   Конституция РФ не содержит перечня конкретных судебных инстанций, а ограничивается закреплением общего правила о том, что судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом. Отсюда вытекает, что ни один суд, входящий в судебную систему РФ, не может быть учрежден каким-либо правовым актом, кроме федерального конституционного закона. Следовательно, не могут создавать особые судебные системы и субъекты РФ, поскольку это привело бы к нарушению единства судебной системы страны. Разумеется, на территориях субъектов РФ существуют судебные органы общей и арбитражной юрисдикции, но они строятся на единых принципах всей федеральной судебной системы и признании Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ высшими судебными инстанциями. Поэтому эти суды называются федеральными судами.

   В Конституции РФ установлен строгий запрет на создание чрезвычайных судов. Это означает, что ни при каких, даже самых экстремальных условиях (военное или чрезвычайное положение и пр.) не могут появиться на свет какие-либо временные псевдосуды или трибуналы, выпадающие из конституционно обусловленной судебной системы и действующие без процессуальных гарантий, присущих демократическому правосудию. Следует иметь в виду, что такими судами не являются существующие ныне военные суды, которые являются частью федеральной судебной системы и рассматривают дела о преступлениях военнослужащих и лиц, приравненных к ним по закону.

   К сожалению современная судебная система страдает многими недостатками, мешающими ей в полной мере эффективно заниматься своей основной обязанно­стью — защитой прав граждан. Это объясняется многими организационными и психологическими причинами: не­достаточной развитостью системы судебных органов, их перегруженностью и медлительностью разбирательства во многих случаях и др.

 

Конституционные принципы правосудия

   Центральное место в системе полномочий судебной власти занимает правосудие. Это обусловлено прежде все­го тем, что отправление правосудия тесно связано с реали­зацией прав граждан, защитой интересов государства и его органов.

   Правосудие — это конституционно закрепленная особая форма деятельности государства в сфере осуществления судебной власти, выражающаяся в процессуальной дея­тельности судов по рассмотрению гражданских, уголовных, административных дел с применением государственного принуждения, основанного на законе.

   Правосудие с нравственной точки зрения — основанная на законе справедливость. Именно поэтому очень важно при осуществлении правосудия выявить все существенные обстоятельства дела, безошибочно применить закон, при­няв при этом справедливое решение. Если суд отступает от данного порядка, то наступает беззаконие, произвол. Кон­ституция РФ, закрепив основные принципы правосудия, обеспечивает гарантии законности и справедливости право­судия в нашей стране.

   Судебная власть в России принадлежит только судеб­ным органам. Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 118) судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством четырех видов судопроизводства: конституционного, гражданского, административного и уголовного. Каждому из этих видов соответствует свой комплекс установленных законом процессуальных правил, закрепленных в кодексах и законах (Уголовно-процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и др.).

   Все эти виды судопроизводства осуществляются в соответствии с общими принципами правосудия, закрепленными законодательно в Конституции РФ и других конституционных законах.

   Для глубокого понимания принципов организации и деятель­ности судебной власти существенное значение имеет вопрос об их классификации. Существуют различные классификации принципов. Различают общие (конституционные) и отраслевые принципы пра­восудия. Нередко выделяются принципы судоустройства и судопро­изводства (гражданского и уголовного процессов). Принципы правосудия подразделяют также на орга­низационные и функциональные. Вместе с тем, существует доста­точно обоснованное мнение, что все важнейшие принципы организа­ции и деятельности судебной власти имеют конституционное содер­жание, сформировались в соответствии с мировой гуманистической и демократической судебной практикой, отвечают международно-правовым стандартам.

   Конституционные принципы правосудия можно опре­делить как закрепленные в Конституции положения по ор­ганизации и функционированию органов судебной власти, отражающие демократический характер правосудия. Прин­ципы правосудия воспроизводят уровень правового созна­ния в обществе.

   Все принципы находятся во взаимной связи и обуслов­ленности, составляя систему конституционных принципов правосудия. В эту систему входят следующие принципы:

   1. Законность (ст. 15 Конституции РФ) — безусловное исполнение Конституции РФ, законов и иных нормативных актов всеми государственными органами, в том числе и су­дебными, должностными лицами и гражданами. Законность как строгое и неуклонное следование закону, подчинение только закону является базовым принципом функциониро­вания судебной власти. Для правосудия этот принцип имеет особое значение, так как именно данный вид государственной деятельности тесно связан с неуклонным соблюдением тре­бований закона — как материального, так и процессуального. Законность предполагает прежде всего соблюдение норм по­зитивного права. При этом важным условием выступает то обстоятельство, при котором нормы позитивного права со­ответствовали принципам естественного права.

   2. Осуществление правосудия только судом (ст. 118 Кон­ституции РФ) означает прерогативу суда от имени государ­ства осуществлять правосудие. Этот принцип направлен на строгое ограничение органов, осуществляющих разбира­тельство судебных дел. Из числа таких органов исключе­ны товарищеские суды, религиозные суды, суды офицер­ской чести и иные (кроме указанных в Конституции РФ) организации судебной власти. Важной гарантией данного принципа является недопустимость создания каких-либо чрезвычайных судов.

   Исключительное право суда осуществлять правосудие исходит из того, что деятельность суда протекает в особом правовом порядке, который создает такие преимущества в рассмотрении и разрешении дел, которыми не располагает ни одна иная форма государственной деятельности. Этот порядок заключает в себе наибольшие гарантии для выне­сения по делу законного и справедливого решения.

   Никакой иной орган государственной власти не вправе присваивать себе полномочия по рассмотрению граждан­ских, уголовных, административных дел, применяя при этом от имени Российской Федерации государственное принуж­дение.

   Данный принцип пронизывает собой все судебные ин­станции. Он определяет собой такой правовой режим, при котором отмена или изменение судебных решений допус­кается не иначе как вышестоящим судом, а не каким-либо другим высшим государственным органом. В этом проявля­ются не только исключительность, но и полнота судебной власти: вступившие в законную силу решения суда обяза­тельны для всех, включая высшие органы законодательной и исполнительной власти России.

   3. Независимость судей (ст. 120 Конституции РФ). Суть данного принципа состоит в том, чтобы обеспечить судьям и судебным заседателям такие условия, при которых они могли бы принимать ответственные решения без какого-либо постороннего воздействия со стороны.

   Гарантиями независимости судей являются предусмотренная законом процедура осуществления правосудия, запрет вмешатель­ства в деятельность правосудия со стороны любых органов и должностных лиц, неприкосновенность судьи и заседате­ля, материальное обеспечение судей за счет федерального бюджета и др.

   Существуют внешняя (объективная) и внутренняя (субъективная) стороны независимости судей:

   а) судьи не являются представителями интересов каких- либо государственных или социальных структур. Судья не имеет право занимать какие-либо государственные или общественные должности, принадлежать к политическим партиям или движениям. Судья не имеет никаких обяза­тельств перед теми, кто выдвинул его на должность судьи, представил его кандидатуру или его назначил. Судья имеет право и обязан отстаивать в судопроизводстве свою личную позицию;

   б) никто не вправе вмешиваться в деятельность судей, давать им какие-либо указания по изучаемым или рассма­триваемым судом вопросам. Сами судьи не могут не только запрашивать такие указания, но и получать их — судья обя­зан их отвергнуть;

   в) условия, при которых принимаются решения и выно­сятся приговоры, исключают возможность воздействия на судей как извне, так и внутри судейской коллегии. Этому служат равенство прав судей, их право выражать свое мне­ние, высказываться в ходе совещания судей, порядок голо­сования и тайна совещания судей;

   г) внутренняя сторона судейской независимости пред­полагает субъективно независимую внутреннюю позицию: выступая в личном качестве, судья выражает только свое мнение, его позиция должна быть исключительно право­вой, так как судья не может принимать какие-либо реше­ния, подчиняясь постороннему влиянию, а также руковод­ствуясь политическими пристрастиями.

   4. Несменяемость судей (ст. 121 Конституции РФ) — одна из основных гарантий их независимости от законодательной и исполнительной власти. Несменяемость судей означает, что после наделения судьи полномочиями в установленном законом порядке действительность полномочий судьи в Рос­сийской Федерации не ограничена определенным сроком.

   Однако несменяемость судей обеспечивается законода­тельством в различных временных пределах: пожизненное назначение — для судей общих и арбитражных судов, назна­чение первый раз федеральных судей (за исключением су­дей высших судов) сроком на три года, избрание на пять лет мировых судей. Независимость судей означает постоянное сохранение судьей занимаемой должности, смена которой может произойти только с согласия судьи. Приостановление или прекращение полномочий судьи может произойти толь­ко в установленных законом случаях.

   Принцип несменяемости судей гарантирует независи­мость судов от политической ситуации в стране и смены руководства на местном уровне.

   5. Неприкосновенность судей (ст. 122 Конституции РФ). Как и депутаты, судьи не могут быть задержаны, арестова­ны, подвергнуты обыску, за исключением случаев задержа­ния непосредственно на месте преступления. Решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается Председателем Следствен­ного комитета при Прокуратуре РФ с согласия квалифика­ционной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

   Помимо неприкосновенности судьи должны иметь воз­можность вынести решение без опасения, что с любой сто­роны последуют ответные меры. Судейская неприкосно­венность является не личной привилегией определенного гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов правосудия.

   Правовая неприкосновенность означает порой невоз­можность привлечь к ответственности судей. Поэтому, во-первых, нужно ограничить правовую неприкосновенность судей — она должна распространяться лишь на их служеб­ную деятельность, за поступки в частной жизни они долж­ны отвечать, как и всякие другие граждане. Во-вторых, не­обходимо совершенствовать порядок привлечения судей к ответственности.

   6. Гласность судебного разбирательства (ст. 123 Консти­туции РФ) — это форма контроля со стороны общества за работой судебных органов. Дела рассматриваются в присут­ствии всех желающих, за исключением особых категорий дел, которые рассматриваются в закрытом судебном заседании.

   Открытость судебного рассмотрения обеспечивает обще­профилактическое воспитательное воздействие правосудия на граждан. Такое воздействие может иметь лишь образцо­во проведенный процесс, демонстрирующий объективность и беспристрастность суда, строгое следование процедурным предписаниям, равное и уважительное отношение к уча­ствующим в деле органам и лицам, профессионализм судей, высокую общую и правовую культуру.

   7. Состязательность и равноправие сторон (ст. 19, 123 Конституции РФ). Стороны в судебном заседании имеют равные процессуальные права для отстаивания перед судом своих позиций. Реализация принципа состязательности гарантируется соблюдением судом и сторонами ряда про­цессуальных правил, создающих благоприятные условия для отыскания истины и вынесения справедливого реше­ния или приговора. В отличие от сторон суд в состязатель­ном процессе не должен быть инициатором производства и лишь разрешает вопросы, которые могут быть поставлены перед ним управомоченными на то субъектами.

   Равенство сторон во всех видах судопроизводства осно­вано на признании равенства всех перед судом. Все дела рассматриваются в одинаковом процессуальном порядке независимо от состава и категории участников процесса. Равноправие сторон обеспечивается еще и тем, что ника­кой суд не может создавать для одной из сторон какие-либо преимущества или ограничения. На процессуальном поло­жении сторон не отражается, представляет ли она свои лич­ные интересы или интересы государства или других лиц.

   Равные возможности сторон обеспечивает также равный правовой статус всех других участников процесса, высту­пающих в одинаковых процессуальных ролях: свидетелей, переводчиков, экспертов. Ведь для суда не имеет значение, с какой стороны привлечены эти участники процесса, и от­ношения с ними строятся абсолютно на равных условиях.

   8. Устностъ судебного разбирательства — в ходе рассмо­трения дел суд должен заслушать показания сторон, экспер­тов и свидетелей, огласить имеющиеся документы. В судах общей юрисдикции строго соблюдается принцип устности, так как это связано с необходимостью обеспечить судьям и участникам процесса непосредственное восприятие сведений о фактах и обстоятельствах рассматриваемого дела.

   В вышестоящих судах при проверке уже вынесенных судами решений допускается оценка материалов дела без их оглашения, так как не устанавливаются фактические об­стоятельства дела, а решение основывается на представлен­ных материалах дела, с которыми участники процесса уже ознакомлены.

   9. Участие граждан в отправлении правосудия (ст. 32 Конституции РФ). Такое участие чаще всего выражается в привлечении граждан в качестве присяжных либо арби­тражных заседателей. Хотя участие граждан в осущест­влении правосудия происходит в различных формах, оно подчинено единой цели — привлечению народа к осущест­влению власти, в том числе и судебной.

   Назначение института судебных заседателей (присяж­ных, арбитражных) состоит в следующем: во-первых, они делают судебную власть более прозрачной, менее кастовой; во-вторых, выносимые (принимаемые) с участием судеб­ных заседателей судебные акты более устойчивы: вынесен­ные не только профессиональными судьями, они меньше подвержены обвинению в предвзятости суда.

   В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных пред­писаний, регулирующих правосудие. Это — результат прак­тики развития и совершенствования правосудия в России, который нашел свое отражение в нормах Конституции РФ.

 

Судебно-правовые акты

   Закон и другие правотворческие акты государственных органов не являются единственной формой выражения норм конституционного права, хотя для всех государств континентальной правовой системы (включая Российскую Федерацию) они имеют определяющее значение. В то же время в ряде зарубежных стран (США, Великобритания, Канада, Индия и др.) прочно укоренился такой источник права, как судебный прецедент. В советский период право­творческие полномочия судов и наличие судебных преце­дентов категорически отрицались.

   Суды, осуществляя судопроизводство, обеспечивают реальную связь между существующими социальными от­ношениями и юридическими нормами. Субъекты право­применительной деятельности на основе логических за­конов проводят процесс квалификации, выстраивая для этого силлогизм, где роль большой посылки играет норма, а меньшей — фактические обстоятельства, исследуемые в связи с рассматриваемым делом. Они конкретизируют и детализируют общие нормы, раскрывают содержание оце­ночных правовых понятий и вырабатывают правоположения — прообраз полноценной нормы. Это тем более важно, что в условиях демократии невозможен отказ в правосудии (например, ввиду отсутствия или неполноты закона). Поэ­тому суды, обнаруживая нормативные установления, всту­пающие в коллизию с истолкованной нормой, вынуждены создавать временные правила ad hoc (для данного случая), которые потом нередко воспринимаются не только практи­кой, но и самим законодателем. В основе подобных судеб­ных решений лежит специальный принцип (прием) ratio decidendi, т.е. аргументов в пользу вынесенного решения.

   Значение судебной практики определяется тем, что она приобретает общий и нормативный характер для широких кругов правоприменителей, выступая как своеобразный ориентир, образец для решения аналогичных дел. В этом случае она воздействует на выработку не только судебной политики, но и на принципы права, совершенствование за­конодательства, т.е. имеет определенное правотворческое значение.

   Судебная практика способствует единообразному тол­кованию и применению правовых норм, углубленному по­ниманию сложных юридических категорий в «реальном свете». Поскольку судебный прецедент официально не при­знан отечественным законодателем, он обязательно содер­жит образцовое правило, разрешающее конкретный спор с соответствующей и достаточно убедительной правовой ар­гументацией. Решение должно быть официально опублико­вано (лишь в этом случае является обязательным), а затем подлежит неуклонному исполнению.

   Необходимость прецедентов, хотя и в ограниченных пре­делах, вызвана динамизмом общественных отношений, не­достаточностью типового законодательного регулирования, наличием пробелов, коллизий, дефектов в праве, стратегиче­ской задачей повышения реального уровня судебной защиты прав и свобод.

   Судебный прецедент — это образцовое правило пове­дения, выработанное высшими судебными органами, офи­циально опубликованное и являющееся обязательным при рассмотрении аналогичных дел как для участников спора (конкретного дела), так и для нижестоящих судов. Его ха­рактерные черты состоят в том, что он:

   1) вырабатывается только высшими судебными инстанциями на основе закона;

   2) непосредственно связан с судебной практикой и создает­ся в ходе судопроизводства;

   3) в его разработке велика роль свободного усмотрения;

   4) подлежит официальному опуб­ликованию; 5) является обязательным не только для участ­ников данного спора, но и для других судебных органов.

   По мнению большинства исследователей, источником конституционного права являются акты высших судебных органов, прежде всего Конституционного Суда РФ. При этом данный государственный орган самостоятельно и не­зависимо осуществляет судебную власть в форме конститу­ционного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ), основываясь на конституционных нормах — принципах и принципах-законоположениях, допускающих их широ­кую интерпретацию. Конституционный Суд РФ дает оцен­ку оспариваемым нормативным актам с точки зрения их со­ответствия Конституции РФ, не вторгаясь в компетенцию других судебных или контрольных органов.

   Конституционный Суд РФ, не являясь правотворческим органом, может признавать федеральные конституционные и иные законы, указы Президента РФ, акты других орга­нов неконституционными, и в силу этого они утрачивают силу.

   Содержание решений Конституционного Суда РФ предопределены последствиями их вынесения. При при­нятии судебного решения о неконституционности акт или его отдельные положения утрачивают юридическую силу; не соответствующие конституционным нормам междуна­родные договоры РФ не вводятся в действие и не при­меняются (ч. 6 ст. 125 Конституции РФ), т.е. по многим «параметрам» адекватны нормативному акту правотворче­ского органа.

   Уникальная роль органа конституционного контроля и его решений подтверждается практикой толкования кон­ституционных норм. Так, в постановлении Конституцион­ного Суда РФ от 16.06.1998 № 19-П по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ сформулирован вывод об особом месте указанных судебно- правовых актов. В нем сказано, что решения Конституци­онного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как и решения нормотворческого органа и, следо­вательно, общее значение, не присущее актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Особое значение и наи­большую юридическую силу имеют акты Конституционно­го Суда о толковании Конституции РФ. В 1994—2008 гг. издано 13 актов официального толкования российской Конституции.

   Широкое правотворческое (а отнюдь не индивидуально- конкретное) значение решений Конституционного Суда РФ основано на том, что они действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами.

   В Российской Федерации судебное правотворчество не может быть всеохватывающим и чрезмерным, оно должно быть ограничено главным образом необходимостью устра­нения пробелов, коллизий, единообразного применения законов и иных нормативных актов. Только в этом случае можно обеспечить осуществление ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, согласно которой «суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного орга­на закону, принимает решение в соответствии с законом».

    Система источников права обогащается юридической практикой, а сами правоприменители должны быть связа­ны законодательными и моральными нормами. Учитывая высокое место общероссийских органов правосудия (Кон­ституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Ар­битражный Суд РФ), их воздействие на законодательство и правовую политику, ныне можно утверждать, что отдель­ные выносимые ими акты — судебные решения — являются больше чем правоприменительными — они имеют общее и правотворческое значение. Этими ответственными полно­мочиями обладают только вышеуказанные суды, упомяну­тые в п. «ж» ч. 1 ст. 102 Конституции РФ, а не иные, хотя возможность правотворчества не признана за всеми звенья­ми судебной системы. На наш взгляд, существует насущная потребность официально признать судебное правотворче­ство Конституционного и других высших (верховных) су­дов РФ. Определенные важные решения российских судов являются источниками права.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!