Лекция № 15: Социальное партнерство

«Социальное партнерство как метод согласования интересов

субъектов социального государства»

 

1. Объективные предпосылки и условия возникновения социального партнерства

 

   Социальное партнерство представляет собой особую систему отношений, возникающих между наемными работниками и ра­ботодателями при посреднической роли государства, по согла­сованию экономических интересов в социально-трудовой сфе­ре и урегулированию социально-трудовых конфликтов.

  Систе­му социального партнерства называют «трипартизмом», так как в регулировании социально-трудовых отношений участвуют три стороны: организации, представляющие интересы наемных работников, объединения работодателей и государство.

   Система социального партнерства как механизм регулирования социально-трудовых отноше­ний получила развитие по­сле Второй мировой войны, окончательно утвердилась лишь в 60—70-х гг. XX столетия, и то не во всех странах. Сегодня наи­более развитая система социального партнерства существует в Германии, Австрии, Швеции и других странах. В меньшей степени она развита в Южной Европе, США, Японии. Системы социального партнерства не существует в слаборазвитых стра­нах. В России она только формируется.

   Формирование системы социального партнерства воз­можно только при определенных условиях.

  1. Необходимость регулирования социально-трудовых отноше­ний возникает одновременно с возникновением капиталисти­ческого товарного производства, когда в качестве основных субъектов трудовых отношений окончательно оформляются два основных класса — собственники средств производства и наемные работники, лишенные средств производства и потому вынужденные продавать свою рабочую силу, чтобы как-то обес­печить свое существование.

  2. Уже на начальном этапе развития капиталистического товар­ного производства при взаимодействии двух классов достаточ­но четко проявился противоположный характер их интересов. Рабочий, свободный от средств производства и не имеющий земли, был вынужден наниматься на работу к собственнику средств производства — капиталисту.

   Государство помогало капиталисту в насильст­венном удлинении рабочего дня путем установления «разумной цены» и закрепления в законодательно-принудительном по­рядке определенной продолжительности рабочего дня. Начиная с XIV в. в ряде стран Западной Европы (Франция, Великобритания, Нидерланды и др.) действовали статуты (законы) о рабочих, которые устанавли­вали уровень заработной платы наемных рабочих, продолжительность рабочего дня. Эти статуты были отменены только в XIX в. Например, в Англии рабочие статуты были отменены в 1813 г., когда капитализм прочно встал на ноги.

   Чтобы защитить себя, рабочие бы­ли вынуждены объединяться. Само развитие капитализма провоцирует рабочих к объединению. Капитал боится сплочения рабочих и через государство пытался себя защищать. Поэтому на протяжении во многих странах существовали за­коны, запрещающие профсоюзы. Только в конце XIX в. проф­союзы наконец-то легализовались.

   В 1868 г. был образован Британский конгресс тред-юнионов, в 1898 г. Бельгийская рабочая партия образовала профсоюзные комиссии. В 1906 г. началось организованное профсоюзное движение в России. В США рабочие организации были законо­дательно признаны только в 30-х гг. XX столетия (закон Вагне­ра 1936 г. и закон Норриса-Ла Гардена 1932 г.). По мере развития профсоюзного движения стали возникать объединения работо­дателей.

   В конце XIX — начале XX в. в индустриальных странах посте­пенно формируется трудовое законодательство. Так, в 1907 г. был принят Датский гражданский кодекс, в 1911 г. — Швейцар­ский кодекс обязанностей, в 1915 г. появилось специальное за­конодательство в Норвегии, в 1918 г. аналогичные законы при­нимаются в Германии, в 1919 г. — во Франции. В 1919 г. была об­разована Международная организация труда (МОТ). Однако социального партнерства еще не существовало. С начала XX в. потребовалось примерно полвека, чтобы в теорию и практику регулирования социально-трудовых отношений между наем­ными работниками и работодателями прочно вошло такое по­нятие, как «социальное партнерство».

   В ходе относительно стабиль­ного развития серьезные экономические потрясения стали охватили развитые капиталистические страны. Это и мировой экономи­ческий кризис 1929—1933 гг., и Вторая мировая война. В результате позиции капитала в развитых странах были подорваны, что заставило его искать пути сотрудничества с профсоюзами.

   В послевоенной ФРГ к этому толкала угроза национализации предприятий, собственники которых открыто сотрудничали с нацистами. В США факто­ром, который заставил предпринимателей сесть за стол переговоров, стал нефтяной кризис 1974 г.

   Параллельно набирало мощь профсоюзное движение. Так, с октября 1949 г. было восстановлено профсоюзное движение в ФРГ (было создано Объединение немецких профсоюзов ОНП). В 1945 г. произошло слияние профсоюзов Бельгии, бы­ла образована Всеобщая федерация труда Бельгии (ВФТБ). Набирало мощь профсоюзное движение в южноевропейских странах (Италия, Греция, Португалия). В Испании на базе ра­бочих комиссий (аналогия профкомов на предприятиях), вы­росших в 60-х гг., была образована Профсоюзная конфедера­ция рабочих комиссий (ПКРК). В Великобритании при со­действии профсоюзов была образована Лейбористская партия Великобритании, которая после Второй мировой войны трижды находилась у власти (1945—1951 гг., 1964—1970 гг., 1974-1979 гг.).

   В первой половине XX в. в силу ряда объективных условий (усиление концентрации производства, усложнение экономи­ческих связей, обострение социальных проблем и усиление ми­литаризации экономики) произошло расширение экономичес­ких функций государства. «Ночного сторожа» сменило эконо­мически активное государство. Оно все сильнее вмешивалось в регулирование не только экономических, но и социальных отношений. Как уже отмечалось, во многих странах Западной Европы и США под давлением левых сил и профсоюзов полу­чило развитие социальное законодательство. Именно на этой волне после Второй мировой войны сформировалась идеология «государства всеобщего благоденствия» (Welfare State).

   Государственная политика «социального благоденствия» в 40—50-х гг. XX столетия включала программы достижения вы­сокого уровня жизни населения путем создания государствен­ной системы образования, здравоохранения, жилищного стро­ительства, а также программы социального обеспечения, регу­лирования минимального размера заработной платы.

   Согласно идеологии «государства всеобщего благоденствия» и социального государства, социальная политика позволяет стабилизировать общество, уладить конфликты и добиться ут­верждения солидарности и партнерства. Именно в послевоен­ный период разрабатывается и утверждается система мини­мальных стандартов социального обеспечения граждан, гаран­тированных государством. Благодаря усилиям государства в послевоенный период в большинстве европейских стран были созданы национальные социально-экономические советы из представителей объеди­нений предпринимателей, профсоюзов и государства. В 1947 г. в Италии был образован Национальный совет экономики и труда. В Бельгии в 1948 г. был создан Центральный экономиче­ский совет, а в 1952 г. — Национальный совет труда. В Гол­ландии в 1950 г. был сформирован Экономический и социаль­ный совет, а несколько позднее Совет по проблемам труда. Во Франции Экономический и социальный комитет действует с 1958 г., а в Англии с 1962 г.

   Создание в 1919 г. Международной организации труда (МОТ) и ее целенаправленные усилия по содействию внедрению в практи­ку регулирования социально-трудовых отношений коллектив­но-договорных форм также сыграли роль своеобразного ката­лизатора развития системы социального партнерства. МОТ вы­работала около двух десятков конвенций и рекомендаций, реа­лизация которых позволила многим странам выстроить свой механизм коллективно-договорного регулирования социаль­но-трудовых отношений.

   Становлению новой системы регулирования социально-тру­довых отношений в развитых странах в немалой степени спо­собствовало также развитие в послевоенный период институтов гражданского общества, формирование и развитие демократи­ческих процедур принятия решений как на уровне общества в целом, так и на уровне отдельных предприятий.

   Таким образом, возникновение в 60—70-х гг. XX в. в развитых странах договорной формы регулирования социально-трудо­вых отношений явилось результатом длительного экономичес­кого и социально-политического развития, оно стало возмож­ным благодаря целому ряду объективных и субъективных усло­вий: усиление концентрации и централизации ка­питала и как следствие этого изменение форм организации тру­да и характера взаимоотношений наемных работников и рабо­тодателей в процессе производства; рост сплоченности рабоче­го и профсоюзного движения; активная социальная политика государства; развитие демократических процедур управления обществом и др.

 

2. Сущность социального партнерства

Понятие и принципы социального партнерства в сфере труда

   Существует два различных представления о том, что такое социальное партнерство.

   Первое. Социальное партнерство — это система взаимоотно­шений между наемными работниками и работодателями, кото­рая приходит на смену классовой борьбе. Согласно такого рода представлениям, в настоящее время в силу ряда социально-экономических изменений, произошедших в развитых странах, отчетливо проявилась неконструктивность классово-антагони­стического подхода к социально-трудовым отношениям. По­этому наметился уход от классовых противоречий. Классовый конфликт постепенно превращается в конфликт между органи­зациями, представляющими разные интересы в обществе, ко­торый можно погасить путем переговоров и достижения ком­промисса. Социальное партнерство в данном случае рассмат­ривается как один из способов согласования интересов.

   Второе. Социальное партнерство - это способ согласования противоположных интересов, метод решения социально-эко­номических проблем и регулирования конфликтов между клас­сом наемных работников и классом собственников. Несмотря на изменения, произошедшие в экономической и социальной сферах современного западного общества, противоречия инте­ресов наемных работников и работодателей сохраняются, как сохраняются классовые различия. В этом случае социальное партнерство представляет собой способ смягчения классовых противоречий.

   Сторонники и первого, и второго направления признают не­обходимость существования социального партнерства, но они по-разному определяют природу этого явления. Те, кто рассма­тривает социальное партнерство как антипод классовой борь­бы, исходят из того, что современный капитализм уже не явля­ется капитализмом в классическом его понимании. Это новое общество, где больше нет капиталистов и наемных рабочих, а есть равноправные партнеры, которые могут договориться между собой в случае возникновения разногласий. Согласно их представлениям, современный капитализм отличается от капи­тализма начала XX в., когда существовали два противополож­ных класса. Считается, что сегодня благодаря прежде всего уси­лиям социал-демократического движения на смену классовым отношениям пришли отношения между социальными группа­ми и слоями, интересы которых, хотя и различаются, но не ко­ренным образом. В стратегическом плане эти интересы совпа­дают и связаны с сохранением и развитием капиталистическо­го хозяйства, а не с его ликвидацией. Что касается текущих ин­тересов, то они могут совпадать, а могут не совпадать. В том случае, когда интересы не совпадают, они могут быть легко со­гласованы путем переговоров, через систему социального парт­нерства.

   В таком понимании социальное партнерство рассматривает­ся как наиболее привлекательная форма регулирования соци­ально-трудовых отношений, как способ, обеспечивающий мирную эволюцию капиталистического общества в такое его состояние, где классовый конфликт превращается в конфликт между организациями — профсоюзами и объединениями рабо­тодателей. Главным условием формирования партнерских от­ношений при этом является совпадение целей наемных работ­ников и капиталистов.

   Сторонники второй позиции, напротив, считают, что совре­менный капитализм по своей сути не отличается от капитализ­ма прошлого столетия. Наличие частной собственности на ос­новные средства производства сохраняется, а потому сохраня­ется антагонизм интересов наемных работников и капиталис­тов. Несовпадение интересов наемных работников и работода­телей проявляется ежеминутно, ежечасно, не говоря уж о более отдаленной перспективе. Преодолеть конфликт интересов в рамках рыночно-капиталистического типа хозяйства невоз­можно эволюционным путем, через реформы и переговоры. В таком понимании социальное партнерство — это лишь одна из форм согласования непримиримых по сути и противополож­ных по содержанию интересов наемных работников и работо­дателей.

   Заключение коллективных договоров и соглашений — важный элемент социального партнерства.

   Социальное партнерство — это особая идеология, особое представление о характере взаимодействия классов в условиях рыночно-капиталистического хозяйства, которое сформирова­лось в рамках социал-демократического, реформистского тече­ния в рабочем движении. Это метод цивилизованного разреше­ния социально-трудовых конфликтов, который призван гаран­тировать мирную эволюцию капиталистического общества в такое состояние, где исчезают противоречия и противопо­ложность интересов рабочих и собственников, где нет ни дик­татуры работодателя, ни, тем более, диктатуры пролетариата, а существует общественный договор и согласие между работни­ками и работодателями на основе реализации прав и интересов сторон.

   В этих условиях государство постепенно утрачивает свой классовый характер. Оно превращается в социальное государство. Возрастает экономическая, социальная и экологическая его активность. Идеи классового, социального мира являются главными в идеологии социального партнерст­ва, а само социальное партнерство рассматривается как один из способов смягчения эксплуатации наемных работников на базе существующего рыночно-капиталистического хозяйства.

   Социальное партнерство ориентирует рабочее движение на борьбу за улучшение положения трудящихся без коренного преобразования рыночно-капиталистического общества, на использование переговоров с собственником, чтобы добиться существенного смягчения эксплуатации. По большому счету, собственнику нет нужды в социальном партнерстве, поскольку, обладая экономической властью, он имеет в своем распоряжении все необходимые средства (день­ги, политическая и судебная власть, средства массовой инфор­мации и т.п.) для того, чтобы диктовать рабочим свою волю и свои условия, а рабочим ничего не остается как соглашаться на эти условия, ибо труд на предприятиях, принадлежащих капи­талу, — это основной способ существования рабочих в условиях рыночной экономики.

   Капитал активно идет на социальное партнерство когда возникает угроза интересам капитала и существованию рыночно-капиталистической системы, например, социальная напряженность грозит перерасти в социальный взрыв; рабочие бастуют и уже готовы взять власть в свои руки.

   Можно сделать следующие выводы.

   Во-первых, социальное партнерство — это идеология сотруд­ничества рабочего класса с классом собственников, когда рабо­чий класс не посягает на основы существующего строя, а пыта­ется путем реформ и переговоров существенно улучшить свое положение.

   Во-вторых, система социального партнерства может эффек­тивно функционировать только при определенных условиях: когда экономика на подъеме; когда государство открыто не поддерживает какую-либо социальную группу или класс, а про­водит активную социальную политику в интересах большинст­ва населения; когда развиты парламентские формы демократии и институты гражданского общества, обеспечивающие пред­ставительство интересов различных социальных групп; когда организации рабочего класса (партии, профсоюзы) обладают достаточной силой и пользуются большим авторитетом в обще­стве, когда с их мнением не могут не считаться ни работодате­ли, ни государство.

   В-третьих, именно эти условия, а также чрезвычайные об­стоятельства заставляют и государство, и работодателей идти на сотрудничество и переговоры с рабочими. В противном случае капитал может столкнуться с серьезными экономическими по­терями, а государство — с политической нестабильностью в об­ществе.

   В качестве основы социального партнерства законодатель (ст.24 ТК РФ) закрепил 12 основных принципов, которые по своему характеру являются внутриотраслевыми, так как относятся только к институту социального партнерства:

  1) Равноправие сторон.

  2)  Уважение и учет интересов сторон.

  3)  Заинтересованность сторон в участии в договорных отношениях.

 4) Содействие государства в укреплении и развитии социального партнерства на демократической основе.

  5)  Соблюдение сторонами и их представителями законов и иных нормативных правовых актов.

  6)  Полномочность представителей сторон.

  7) Свобода выбора при обсуждении вопросов, входящих в сферу труда.

  8)  Добровольность принятия сторонами на себя обязательств.

  9)  Реальность обеспечения принимаемых на себя обязательств.

  10)   Обязательность выполнения коллективных договоров.

  11)   Контроль за выполнением принятых коллективных договоров, соглашений.

  12) Ответственность сторон, их представителей за невыполнение по их вине коллективных договоров, соглашений.

   Закон различает участников и стороны социального партнерства. Сторонами социального партнерства являются работники и работодатели в лице уполномоченных в установленном порядке представителей.

Уровни социального партнерства

   Система социального партнерства в соответствии с трудовым законодательством (ст.26 ТК РФ) включает пять уровней:

  1. федеральный уровень, на котором устанавливаются основы регулирования отношений в сфере труда;
  2. региональный уровень, на котором субъекты Федерации определяют порядок регулирования в соответствии со своими полномочиями;
  3. отраслевой уровень, на котором осуществляется отраслевое регулирование;
  4. территориальный уровень, который распространяет свое действие на территории муниципального образования (город, район и т.п.);
  5. локальный уровень, на котором происходит регулирование взаимоотношений между работниками и работодателями в рамках конкретной организации.

   Трудовое законодательство (гл.4 ТК) в качестве представителей работников как социальных партнеров определяет профсоюзы, их организации, объединения, предусмотренные уставами общероссийских профсоюзов, или иные представители, избираемые работниками в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом (ст.29).

   Представителями работодателей в социальном партнерстве согласно ст. 33 ТК являются: руководитель организации или уполномоченные им лица в соответствии с трудовым законодательством, учредительными документами организации и локальными нормативными актами. В числе представителей работодателя называются объединения – добровольные некоммерческие организации, основанные на добровольном членстве работодателей.

   Представителями работодателей – государства и муниципального образования – являются их исполнительные органы.

   Органами социального партнерства являются комиссии, создаваемые социальными партнерами, по урегулированию социально-трудовых отношений на всех пяти уровнях системы партнерства. На федеральном уровне образуется трехсторонняя комиссия, правовой статус которой определен законодательно. Аналогичные комиссии могут образовываться в субъектах Федерации и на территориальном местном уровне. Отраслевые комиссии могут быть созданы как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации.

   Основное предназначение социального партнерства состоит в том, чтобы путем переговоров достичь согласованности противоположных интересов работников и работодателей, снять острые проблемы. Этим вопросам посвящена гл.6 ТК РФ. Решение принимается при единогласном голосовании сторон комиссии. Если в ходе работы трехсторонней комиссии (на любом уровне) возникают споры по каким-либо вопросам, по таким вопросам составляется протокол разногласий и они разрешаются в соответствии с порядком разрешения споров.

   Достижение целей социального партнерства происходит благодаря использованию различных форм (ст.27 ТК РФ): коллективные переговоры, взаимные консультации, участия работников или их представителей при разрешении трудовых споров в судебном порядке. Одной из форм социального партнерства является также участие работников, их представителей в управлении организацией. Законодатель признает производственную демократию формой социального партнерства.

Понятие и виды социально-партнерских соглашений

   Политические изменения в нашей стране в последнее десятилетие и переход к рыночным отношениям в экономике вызвали изменения и в социальном партнерстве. Появился новый вид правовых актов-договоров, расширивший договорное регулирование в сфере труда. Социально-партнерские соглашения стали заключаться не только на уровне организации, но и на уровне Федерации и ее субъектов.

   Социально-партнерское соглашение – это правовой акт социального партнерства, устанавливающий общие принципы регулирование труда, заключенный между представителями работников и работодателей на федеральном, региональном, отраслевом и территориальном уровнях.

   Соглашение занимает по отношению к трудовому законодательству подчиненное положение, должно ему соответствовать и не противоречить. Само название «соглашение» указывает на то, что это определенный вид договора с определенным кругом его участников, их интересами и целями. Эти соглашения расширяют договорный централизованный метод регулирования отношений в сфере труда.

    Как и коллективный договор, соглашение является правовой формой социального партнерства. Однако сфера и характер его применения отличаются от коллективного договора. Коллективный договор регулирует отношения работников и работодателей на уровне предприятия (организации), соглашение регулирует социально-партнерские отношения на более высоком уровне. Как и коллективный договор, соглашения занимают по отношению к трудовому законодательству подчиненное место, так как условия соглашений не могут противоречить трудовому законодательству и ухудшать по сравнению с ним положение работников, иначе они недействительны. Более того, призваны повышать их социальные гарантии, условия труда и быта.

   Целью заключения генерального соглашения является установление общих принципов регулирования социально-трудовых отношений на федеральном уровне. Региональное соглашение устанавливает общие принципы регулирования социально-трудовых отношений на уровне субъекта Российской Федерации.

   В зависимости от количества участников соглашения могут быть двусторонними и трехсторонними, многосторонними.

   По сфере регулирования отношений и уровню их заключения различают соглашения: федеральные, отраслевые, региональные и территориальные.

   Соглашения, заключаемые в различных сферах могут быть: генеральные (федеральный уровень), региональные (субъектов Федерации), тарифные межотраслевые и отраслевые, территориальные.

   Каждый вид соглашений предполагает конкретный круг участников и определенный вид отношений в сфере труда, т.е. конкретную сферу регулирования.

   Соглашения федерального уровня устанавливают общие принципы регулирования социально-трудовых отношений на всей территории России. Они могут заключаться на два-три года.

   Соглашения регионального уровня устанавливают общие начала регулирования социально-трудовых отношений, нормы оплаты труда и другие условия в пределах субъекта Федерации.

   Отраслевые тарифные соглашения заключаются отраслевыми советом профсоюза и объединениями работодателей по направлениям социально-экономического развития отрасли, социальным гарантиям, условиям и оплате труда в конкретной отрасли, поэтому распространяется только на конкретную  отрасль.

   Территориальное соглашение представляет собой специальный акт, устанавливающий условия решения определенных социально-трудовых вопросов, связанных с территориальными особенностями (Крайний Север, Чернобыльская зона и т.п.). Подобные соглашения отражают и углубляют дифференциацию трудового права.

   Иные соглашения – соглашения, которые могут заключаться сторонами на любом уровне социального партнерства по отдельным направлениям регулирования социально-трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

 

3. Содержание и механизм социального партнерства

   Выявление двух противоположных точек зрения относитель­но существа социального партнерства (социальное партнерство как антипод классовой борьбе и социальное партнерство как способ согласования противоположных интересов наемных ра­бочих и работодателей) является очень важным, так как разно­му пониманию сущности социального партнерства соответствуют и разные представления относительно его содержания и механизма.

   Согласование интересов наемных работников и работодате­лей в сфере социально-трудовых отношений осуществляется путем переговоров и завершается заключением коллективных договоров и соглашений. Коллективно-договорное регулирование социально-трудовых отношений является неотъемлемой харак­теристикой системы социального партнерства независимо от понимания его существа. Однако различные представления о сущности социального партнерства находят свое проявление в содержании коллективных договоров.

  Любой коллективный договор в конечном счете фиксирует до­говоренность сторон по следующим вопросам:

  — размер заработной платы и других денежных выплат;

  — механизм регулирования заработной платы исходя из рос­та цен (индексация заработной платы и доходов);

  — система денежных компенсаций за работу в ночное время или праздничные дни;

  — занятость и переквалификация;

  — продолжительность рабочего дня и рабочей недели;

  — длительность оплачиваемого отпуска;

  — условия труда и охрана труда;

  — основные обязанности сторон (администрации и работ­ников);

— контроль за выполнением коллективного договора.

   При заключении коллективных договоров упор делается не на различие интересов наемных рабочих и работодателей, а на их совпадение. Работников пытаются убедить в том, что они представляют собой единое целое с работодателями и у них один общий интерес — сохранение и развитие предприятия, на котором они трудятся. Поэтому, по возможности, в процессе переговоров они должны выработать общую систему ценнос­тей, основанных на согласии, уважении и взаимных уступках. На тех предприятиях, где реализуется такая идеология социаль­ного партнерства, интересы наемных работников могут пред­ставлять не только профсоюзы, но и любые другие выборные органы, вплоть до «рабочих директоров», как это имеет место в Германии.

   Как правило, в таких случаях роль государства в системе со­циального партнерства ограничивается лишь созданием необ­ходимой правовой основы регулирования социально-трудовых отношений, созданием общей системы регламентации трудо­вых отношений. При этом государство не только устанавливает «правила игры», но и выступает гарантом свободы действий сторон, соблюдения ими взятых на себя обязательств, разраба­тывает процедуры ведения переговоров и определяет юридиче­ский статус соглашений.

   В большинстве стран система социального партнерства реа­лизуется посредством заключения не только коллективных до­говоров на предприятиях, но и соглашений на уровне общества в целом или отдельных регионов (вертикальная система дого­воров и соглашений). Такие соглашения заключаются между организациями, представляющими интересы наемных работ­ников, объединениями работодателей и государством. На уров­не общества предметом переговоров становятся основные на­правления социально-экономической политики, включая раз­работку показателей и индикаторов социального благополучия нации, системы социальных гарантий для всех слоев населе­ния, а также мер по защите интересов субъектов трудовых отно­шений.

 

4. Формирование системы социального партнерства в России

   В России о социальном партнерстве заговорили с конца 1991 г., когда относительно медленное реформирование эконо­мики в рамках прежнего типа политической власти (1985—1991 гг.) сменилось интенсивными «шоковыми» преоб­разованиями.

   В советский период очень активно использовалась почти вся атрибутика социального партнерства - заключение коллектив­ных договоров и соглашений, участие трудящихся в управлении производством, консультации и переговоры по социальным во­просам. Были даже планы социального развития на предприя­тиях. Однако эти процессы никто не называл социальным парт­нерством. Основу советского общества, согласно официальной идеологии, составляло моральное, социально-политическое и экономическое единство всех членов общества. И якобы поэто­му не могло существовать противоположных по своему содер­жанию интересов и не было необходимости в таком механизме согласования интересов, как социальное партнерство.

   В процессе реформирования российской экономики отно­шение к социальному партнерству изменилось. Идеология со­циального партнерства стала активно пропагандироваться го­сударством. Считалось, что современное рыночное хозяйство не может возникнуть и тем более развиваться без отлаженной системы социального партнерства. Более того, социальному партнерству отводилась роль буфера, смягчающего переход к капитализму. Социальное партнерство должно было обеспе­чить (гарантировать) гражданский мир в условиях жестких ре­форм. Поэтому неслучайно реформирование российской эко­номики сопровождалось интенсивной работой по подготовке правовых актов, которые создали бы возможность формирова­ния системы социального партнерства.

   15 ноября 1991 г. Президентом России был подписан Указ №'212 «О социальном партнерстве и разрешении трудо­вых споров (конфликтов)». 24 января 1992 г. вышел Указ Пре­зидента № 45 «О создании Российской трехсторонней комис­сии по урегулированию социально-трудовых отношений». На базе этого указа и соответствующего постановления Прави­тельства от 20 февраля 1992 г. № 103 в 1992 г. была образована Российская трехсторонняя комиссия по урегулированию со­циально-трудовых отношений, куда вошли представители пра­вительства, профсоюзов и предпринимателей. Начиная с 1992 г. в практику регулирования социально-трудовых отно­шений вошло заключение на трехсторонней основе генераль­ного соглашения.

   Принятые позднее законы Российской Федерации «О кол­лективных договорах и соглашениях» (11 марта 1992 г.) и допол­нения к нему (20 октября 1995 г.); «О порядке разрешения кол­лективных трудовых споров» (20 октября 1995 г.); «О професси­ональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (8 дека­бря 1995 г.), а также постановление Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1996 г. № 468 «О службе по урегулиро­ванию коллективных споров» восполнили существующие про­белы в правовой базе социального партнерства.

   В 1995-1999 гг. законы о социальном партнерстве были при­няты сначала в Свердловской, Вологодской, Омской, Мурман­ской областях, Ставропольском, Алтайском краях, в Москве, Республике Мордовии и других субъектах РФ.

   В соответствии с Законом «О коллективных договорах и со­глашениях» в России уже реализуется так называемая верти­кальная система социального партнерства, охватывающая все уровни общества и предполагающая возможность заключения генерального, регионального, отраслевого (межотраслевого), профессионального и территориального соглашений, а также коллективных договоров.

   Генеральное соглашение устанавливает общие принципы ре­гулирования социально-трудовых отношений на федеральном уровне. Оно заключается между Общероссийским объединени­ем профсоюзов, Общероссийским объединением работодате­лей и Правительством России. Генеральное соглашение вклю­чает общие направления социально-экономической политики в области занятости, оплаты труда, доходов, уровня жизни на­селения, социальной защиты, социального обеспечения, а так­же социального страхования.

   В отличие от генерального соглашения, региональные согла­шения устанавливают общие принципы регулирования соци­ально-трудовых отношений на уровне отдельных субъектов РФ. Они определяют условия труда, гарантии и льготы, связан­ные с территориальными особенностями города, района, дру­гого административно-территориального образования, и за­ключаются между представительными органами работников, объединениями работодателей и соответствующими органами местного самоуправления.

   Отраслевые (межотраслевые) тарифные соглашения уста­навливают нормы оплаты труда и другие условия труда, а так­же социальные гарантии и льготы для работников определен­ной отрасли (отраслей). Они заключаются между представи­тельными органами работников, работодателей, Министерст­вом труда и социального развития, если речь идет о федераль­ном уровне. На уровне субъектов Российской Федерации ин­тересы государства представляют соответствующие органы по труду субъекта РФ.

   Профессиональные тарифные соглашения определяют нор­мы оплаты труда, социальные гарантии и льготы для работни­ков определенной профессии. Они заключаются между соот­ветствующими профсоюзами, объединениями работодателей и органами по труду.

   Коллективный договор — это правовой акт, кото­рый регулирует отношения между работниками и работодате­лями на предприятиях, в организациях и представительствах. Сторонами коллективного договора являются работники орга­низации в лице их представителей и работодатель, олицетворя­емый руководителем организации или другим уполномочен­ным, в соответствии с уставом организации, лицом. Коллек­тивные договоры дополняют и развивают нормы, принятые в отраслевом, территориальном и генеральном соглашениях, но данные нормы не могут быть ниже тех, которые предусмотрены другими соглашениями.

   Все перечисленное позволяет говорить о том, что социальное партнерство в России вроде бы существует. На первый взгляд, здесь имеются все необходимые условия.

   1.  В России осуществляется переход к рыночным отношениям.

  2. Существует минимально необходимая правовая основа для развития социального партнерства.

  3.  Есть профсоюзы — как организации, представляющие и защищающие интересы трудящихся.

  4.  Выделился класс предпринимателей.

  5.  Государство заявило о своей готовности выступить в каче­стве посредника в отношениях между наемными работниками и работодателями.

   Но это лишь видимая (внешняя) сторона социального парт­нерства. По существу, процессы, которые развиваются сегодня в России под флагом социального партнерства, в значительной степени отличаются от тех, которые декларируются и пропа­гандируются.

   В России достаточно отчетливо прослеживается формирова­ние модели социального партнерства, основу которой состав­ляет идеология классового мира и совпадения интересов наем­ных работников и работодателей. Этому в немалой степени способствуют следующие обстоятельства.

   Прежде всего, в течение длительного времени в СССР трудя­щимся внушалась мысль о том, что именно они являются ис­тинными хозяевами тех предприятий, на которых трудятся. Интересы директората, администрации, трудовых коллективов не противопоставлялись. Сложившаяся система хозяйствова­ния ставила администрацию в такое положение, когда она была вынуждена постоянно доказывать свою заботу о трудящихся. За счет средств предприятий строились жилые дома, детские сады, санатории и больницы. Сами работники не противопос­тавляли себя администрации. Если они и говорили о директоре как о «хозяине», то в особом смысле. В их понимании хозяин — это человек, который заботится о своих подчиненных. Ему все­гда можно пожаловаться и он обязательно должен помочь.

   Когда начался процесс акционирования предприятий и у большинства из них появились реальные собственники, пси­хология рабочих и их отношение к директорату и администра­ции почти не изменилось. До сих пор большинство рабочих считают,. что директор и администрация должны заботиться о том, чтобы интересы рабочих не ущемлялись. И если не вы­плачивается заработная плата, сокращаются рабочие места, то они считают, что в этом скорее виновата не администрация, а правительство, которое осуществляет неправильную бюджет­но-налоговую и финансовую политику.

   Несмотря на то, что сегодня уже достаточно отчетливо про­являются противоречивость и противоположность интересов наемных работников и работодателей, они довольно часто за­нимают схожие позиции и выступают единым фронтом против правительства. Ссылаясь на бедственное положение трудовых коллективов, работодатели решают вопросы компенсаций, до­полнительного финансирования или установления налоговых льгот. Такая ситуация не способствует осознанию трудящимися своих собственных интересов, она замедляет процесс формиро­вания системы социального партнерства.

   В развитых странах, где основу производства составляет част­ная собственность, коллективный договор является тем доку­ментом, который позволяет работникам добиться весьма суще­ственных улучшений своего социально-экономического поло­жения. Коллективный договор — это документ, фиксирующий результаты договоренности сторон в области заработной платы, условий труда и занятости. И то, что реально удается добиться работникам через коллективный договор, во многом зависит от их силы и умения надавить на работодателя.

   В России коллективные договора чаше всего рассматривают как чисто формальный документ, мало что дающий работни­кам. И даже если работникам удается заключить «хороший», с их точки зрения, коллективный договор, то нет гарантии, что все его пункты будут выполнены. Хотя Законом Российской Федерации «О коллективных договорах и соглашениях» преду­смотрены меры ответственности за невыполнение пунктов коллективного договора, они столь незначительны, что вряд ли могут представлять серьезную угрозу для стороны, не выполня­ющей условия договора.

   Это во многом обусловлено тем, что в современной России окончательно не оформились реальные субъекты, представля­ющие и защищающие интересы наемных работников, с одной стороны, собственников и работодателей — с другой.

   «Старые» профсоюзы (ФНПР) чаще всего занимают откро­венно соглашательские позиции, а их руководство не является сегодня той силой, которая способна объединить все профсо­юзные" организации, входящие в федерацию для действительно мощного давления на правительство и работодателей.

   Несколько иначе обстоит дело в «новых» профсоюзах — Не­зависимом профсоюзе горняков, профсоюзах авиадиспетчеров, машинистов локомотивных бригад и др. Они, как правило, бо­лее боевые, более организованные. Они пытаются последова­тельно представлять и защищать интересы отдельной профес­сиональной группы работников. Но у них еще мало сил и недо­статочно опыта для организации массового сопротивления со­циально-экономической политике властей, а сами акции носят чисто протестный, а не наступательный характер. Кроме того, «новые» профсоюзы не научились в достаточной мере противо­стоять обычной практике капитала и властей — практике под­купа профсоюзных лидеров, «переманивания» их на свою сто­рону высокими должностями и пр.

   Объединения работодателей в России тоже вроде бы сущест­вуют. Например, Российский союз промышленников и пред­принимателей, ассоциации малого бизнеса и др. Но все эти объединения созданы не для переговоров с работниками, а для лоббирования интересов работодателей в органах исполнитель­ной и законодательной власти. Как свидетельствует зарубеж­ный опыт, такая ситуация закономерна. В Европе, например, возникновение объединений предпринимателей, участвующих в переговорах с рабочими, отстало от создания профсоюзов на 10-15 лет. Именно сильные профсоюзы, усиление их давления на работодателей заставили последних объединиться, а не на­оборот. По этой же причине и в России до сих пор нет ответст­венных объединений работодателей. Нет сильных профсою­зов — нет объединений работодателей — нет социального парт­нерства.

   За годы реформ в России так и не возникли реальные соци­альные субъекты, хотя в 1991 г., когда был провозглашен курс на интенсивный переход к рыночной системе отношений, зада­ча создания многосубъектного общества была выделена как приоритетная и основная. Единственным реально действую­щим субъектом по-прежнему остается государство. Еще не сло­жились организации, представляющие и последовательно от­стаивающие интересы отдельных социальных групп. Сами эти группы, в том числе и рабочие, еще не научились четко форму­лировать свои требования. Часто люди просто не знают, каким образом, посредством каких процедур можно отстаивать свои интересы в обществе, т. е. низок уровень гражданского самосо­знания. Большинство по-прежнему надеется на кого-то, а не на самих себя. Гражданского общества в России до сих пор нет. А если нет гражданского общества, то нет и не может быть со­циального партнерства. Опыт развитых стран показывает, что развитие институтов гражданского общества и становление си­стемы регулирования социально-трудовых отношений на осно­ве социального партнерства — это процессы взаимосвязанные и взаимодополняющие.

   Реальная слабость профсоюзного движения в России поро­дила еще одну интересную разновидность социального парт­нерства — «ситуацию особой роли государства в системе соци­ального партнерства». Слабость профсоюзов, отсутствие реаль­ных объединений работодателей, их нежелание садиться за стол переговоров в тех случаях, когда речь идет о разрешении несо­впадающих интересов, принуждает государство в условиях Рос­сии выступать тем звеном, которое заставляет стороны слушать друг друга. В таком случае процесс формирования социального партнерства как бы навязывается сверху. Но одновременно проявляется и другая тенденция.

   Призывая рабочих договариваться с предпринимателями от­носительно уровня заработной платы, величины социальных выплат и т.п., государство пытается тем самым снять с себя ответственность за обеспечение трудящимся достойного уровня жизни. Доказательством тому является, например, новый Тру­довой кодекс, общая концепция которого состоит в том, чтобы сократить до минимума права и гарантии трудящихся в соци­ально-трудовой сфере, обеспеченные обязательствами государ­ства. При этом расширяется перечень тех вопросов, которые трудовые коллективы должны решать через заключение кол­лективных договоров и соглашений.

   На первый взгляд, такое поведение государства вполне зако­номерно, так как именно на предприятии, на конкретном рабо­чем месте трудовому коллективу легче договориться со своим работодателем. Именно здесь наиболее отчетливо видны и те вопросы, которые требуют согласования. Однако опыт других стран показывает, что любая договоренность сторон социально-трудовых отношений может иметь успех только в том случае, ес­ли профсоюз на предприятии силен и администрация считается с его мнением. Если же профсоюз слаб и не может договориться с администрацией, то именно государство, а не предпринима­тель должно выступать гарантом минимально необходимого уровня жизни. С предпринимателем можно договариваться, но только относительно того, что превышает этот минимально не­обходимый уровень, гарантированный государством.

   Социальное партнерство может стать реальностью в том слу­чае, когда экономика на подъеме или хотя бы имеются предпо­сылки для ее роста в ближайшее время. Но в России и этого нет. Падение производства, хотя и замедлилось, но продолжается. Безработица растет, а реальная заработная плата снижается. В этих условиях наемным работникам трудно договариваться с работодателями. Работодателям коллективные договора про­сто не нужны. Работники же из-за боязни потерять работу опа­саются открыто заявлять о своих требованиях. Но даже если они и решатся на такой шаг, то вряд ли дождутся от работодате­лей уступок. При постоянной угрозе массовой безработицы же­лающих работать на любых условиях, лишь бы получать хоть какую-то зарплату, более чем достаточно. Поэтому ни о каком реальном равновесии сил наемных работников и работодателей в современной России говорить не приходится, как не прихо­дится говорить и о социальном партнерстве в том его виде, как оно существует в других странах.

    Для того, чтобы договорная практика регулирования социаль­но-трудовых отношений между наемными работниками и рабо­тодателями действительно получила развитие в России, недоста­точно одного желания профсоюзов, наличия соответствующей правовой базы и некоторой заинтересованности государства. Социальное партнерство как особый механизм регулирования социально-трудовых отношений предполагает наличие равных по силе сторон. Равных не в смысле своего социально-экономи­ческого положения, а равных в смысле возможности противо­стоять другой стороне в случае возникновения конфликта. Со­циальное партнерство невозможно также без отлаженного меха­низма согласования интересов и разрешения конфликтов, неиз­бежно возникающих в процессе такого согласования.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!