Тема № 2 - «Становление социального менеджмента»

1. Причины необходимости социализации менеджмента

   Время, в которое мы живем, — это время динамичных перемен. Все процессы развиваются быстро и очень противоречиво. Подобную ситуацию американцы называют словом «вызов», который таит в себе как определенные возможности, так и угрозы.

   Среди особенно тревожных тенденций признаны основными:

   а) происходящие планетарные изменения в природной среде (быс­трое сокращение биологического разнообразия, нарастание «парникового эффекта» и грядущее за ним изменение климата, истощение озонового слоя, сокращение площади лесов и дегра­дация почв, нарастающее загрязнение почв, воды и атмосферы токсичными отходами человеческой деятельности);

   б) резко растущая социальная дифференциация как между различ­ными странами, так и внутри отдельных стран, что в сочетании с борьбой за ресурсы приводит к текущим локальным конфлик­там и несет в себе высокую угрозу глобального потрясения;

   в) быстрый рост численности населения Земли при сокращении ре­сурсных возможностей планеты;

  г) расточительный режим расходования невозобновимых природ­ных ресурсов, неучет интересов будущих поколений людей в деятельности современников.

   Поэтому нарастает осознание того, что в центре всех этих угроз ле­жит угроза разрушения человека, его связей с обществом, оскудение его духовности и культуры.

   Главными причинами разбалансированности социального пространства, являются:

  1) неразвитость экономических структур, окружающих человека;

  2) нарушение социальных приоритетов;

  3) несовершенство политической организации общества - государства, неспособного обеспечить демократические методы ре­шения общественных проблем;

  4) несовершенство управленческой культуры субъектов деятельности, их боязнь и отстранение общества от процесса управления.

   Про­изошли качественные преобразования в головах миллионов управ­ляющих (менеджеров), которые в массе своей становятся профессио­налами и способны оказывать эффективное влияние на темпы соци­ально-экономического развития территорий. Увеличивается число собственников-совладельцев финансовых институтов и коммерче­ских образований. Каждый муниципальный менеджер, нанятый по контракту и несущий ответственность за управленческую деятель­ность по результатам работы, становится как бы малым предпринима­телем в сфере управления. Так формируется предпринимательская культура нового типа — менеджеральная.

   В ней особое значе­ние приобретает рациональное начало, знания, научное проектирова­ние и программирование, математическое и социальное моделирова­ние. Эти методы научного управления направляются на более полное использование социальных ресурсов, ресурсов «человеческого фак­тора».

   Процесс этот происходит в массовом масштабе, который в корне меняет всю систему управления на месте и делает ее целесообразной: население — акционеры — совет — менеджмент. Население опреде­ляет цели развития местного сообщества, администраторы и менедже­ры, соблюдая принципы корпоратизма и менеджмента, обеспечивают подотчетность менеджеров и администрации органам представитель­ной власти на местах. Это выступает не только как важнейший прин­цип организации социального управления, но и как механизм форми­рования современной управленческой культуры, предприниматель­ской в том числе.

   Органы управления, в том числе и государство, вырабатывают меры социаль­ной защиты населения, которые позволяют еще в большей мере соци­ально ограничивать рынок.

   Предъявляются новые требования к развитию главного субъекта управления — государству, которое вынуждено делегировать многие функции хозяйственного регулирования своим гражданам, террито­риям, союзам и ассоциациям, малым и средним предприятиям. Это, в свою очередь, укрепляет материально-финансовую и правовую базу органов местного самоуправления, которые все более активно влияют на правильное использование ресурсов территорий (социальных, ду­ховно-культурных, управленческих и т.п.), а не только природных.

   Главной причиной, сдерживающей развитие социального про­гресса, порождающей социальные дисбалансы, является неразвитость системы социального управления, неэффективность социального ме­неджмента, недостатки его теории и практики.

   Одним из глобальных противоречий современного мира является резкое отставание темпов социального прогресса от научно-техничес­кого. Достижения в области науки и техники создают благоприятные возможности для строительства сбалансированного социального про­странства, обустроенного социального дома. Современные техниче­ские средства, методы генной инженерии, достижения медицины спо­собны избавить человечество от болезней, накормить голодных, удов­летворить творчески одаренных.

   Если субъекты социального управления — все живущие на Земле народы, их соци­альные, политические и экономические институты — не будут опере­жать темпы роста технического и биологического прогресса, адекват­но реагировать на открывающиеся возможности, приспосабливать со­циальное развитие к меняющимся внешним условиям природной и технической среды, то весьма вероятна гибель человечества в ближай­шем обозримом будущем.

   Сегодня главным условием выживания мира является ускорение темпов социального прогресса, повышение его социальной зрелости, включение коллективного разума, инновационных ресурсов в регули­рование социального пространства, в том числе и средствами социаль­ного менеджмента.

   Основными субъектами управления в современном мире пока яв­ляются политические институты, государственная власть, отдель­ные политические лидеры, от их социальной культуры и политическо­го поведения во многом зависит судьба цивилизации, направления со­циального прогресса.

   Цивилизация дос­тигла сегодня такого уровня зрелости, богатства интеллектуального опыта, инновационных средств саморегулирования, что способна предвидеть грозящие социальные катастрофы, предотвращать взры­вы, смягчать острые конфликты, создавать условия для их своевре­менного разрешения и, следовательно, двигаться по пути социального прогресса.

   Главные причины разбалансированности социального пространства, создающие зону бедствия:

   = неразвитость экономических структур, окружающих человека;

   = нарушение социальных приоритетов, неадекватность средств социальной защиты;

   = характер политической организации общества, политического режима, неспособных обеспечить демократические методы ре­шения общественных проблем;

  = низкий духовный потенциал, недостаточная управленческая культура субъектов деятельности, что выключает коллектив­ный разум, науку из нормального механизма функционирова­ния общества.

   Разбалансированность социального пространства обусловлена двумя фак­торами: во-первых, неготовностью коллективного разума, научного знания обеспечить общество инновационными методами проектиро­вания социального пространства; во-вторых, невостребованностью имеющихся инновационных методов со стороны субъектов управле­ния, государственных структур, осуществляющих внедрение научных разработок в практику социального управления.

   Технологизация социального пространства — главная функция социальной науки, ее основной метод познания и преобразования социальной действительности.

   В основе технологизации социального пространства лежит методология и теория социального управления, механизмы ко­торого отстали от требований жизни.

   В кризисных ситуациях, в период модернизации общества и его переходных состояний неизбежно возрастает роль стратегических по­исковых усилий выхода из кризиса, обеспечения прорыва на главных направлениях. Эту функцию выполняют социальные программы, проекты, способные определить оптимальное соотношение стратеги­ческих и тактических задач, поступательность их достижения.

   Социальный проект представляет собой такую разновидность про­граммы, где отражены актуальные ориентиры, общие зада­чи, уточнены сроки достижения подцелей, скоординированы уси­лия исполнителей на основе глубокого изучения исходного развития объекта и использования социальных нормативов

   В теорию и практику современного социального управления в развитых странах широко проникла марксистская идея — ценности жизни выше целей производства. В американской и японской литературе обсуждается идея управления по результатам и высказывается неудовлетворен­ность американской системой управления по целям (доход, прибыль, капитал).

   В понятие «результат» на Западе все в большей мере включается человеческий фактор, творческие возможности, развитое мышление, развитие организации, самоуправление, укрепление межличностных контактов и, что особенно важно, отрабатывается механизм получе­ния этой социальной части результата. Этот механизм включает не управление людьми, а создание условий для свободного развития ум­ственных и физических сил человека, повышения уровня организации социальной системы, качества жизни, стимулирование труда не декре­тами, инструкциями, а самим трудом, его творческим содержанием, материальными и моральными факторами.

   Внедряемые на Западе системы социального управления, в том числе и по результатам (финский опыт), не только направлены на дос­тижение социального результата, но и управленчески-организацион­но обеспечивают его достижения, имеют технологическую проработ­ку, которая включает и такие факторы, как доверие к работнику, го­товность к сотрудничеству, уважение к творческим способностям человека. Поэтому за социальным диагностированием логически сле­дует необходимость применения социальных технологий, которые обеспечивают практическую реализацию социальных резервов, ос­воение социальных ситуаций путем принятия и осуществления соци­альных решений, их «подтягивания» до уровня решений «техни­ко-технологических».

   В этом состоит суть социального менеджмента, складывается его современная теория и практика.

   Таким образом, речь идет о необходимости более эффективного управления социальными процессами, социальной сферой и социаль­ными ресурсами с помощью современных методов.

 

2. «Революционный» путь развития менеджмента

   Менеджмент про­шел многовековую эволюцию в рамках различных исторических этапов общественного развития.

   Уже в древнейших обществах — Шумере, Египте и Аккаде — на­блюдалась трансформация высшей касты — жрецов — в религиозных функционеров, по сути менеджеров. Это удалось сделать благодаря пе­реформулированию священнослужителями религиозных принципов: если раньше боги требовали человеческих жертв, то позднее, как заяв­ляли жрецы, им стала нужна сугубо символическая жертва: оказыва­лось достаточным, если верующие ограничивались подношением де­нег, скота, ремесленных изделий и т.д.

   По существу речь идет о первой управленческой революции в ис­тории человеческого общества, в результате которой на свет появился принципиально новый тип деловых людей — еще не предпринимате­лей, но уже и не религиозных деятелей. Предприимчивые жрецы вско­ре стали богатым и влиятельным классом. При этом деньги для них не служили самоцелью, они являлись побочным результатом религиоз­ной и государственной деятельности, поскольку жрецы, помимо со­блюдения ритуальных процедур, заведовали сбором налогов, управляли государственной казной, регулировали государственный бюджет, ведали имущественными делами. Они прилежно вели деловую документацию, бухгалтерские расчеты, юридические записи, осуществляли снабжение, контрольные, плановые и другие функции, относящиеся к практике управления. Побочный результат управленческой деятельности жрецов — появления письменности, которой затем овладели и другие слои населения.

   Таким образом, в результате первой управленческой революции менеджмент формировался как инструмент коммерческой и религиозной деятельности жрецов, превращаясь со временем в социальный институт и профессиональное занятие.

   Вторая управленческая революция произошла приблизительно через тысячу лет после первой и связана с именем вавилонского правителя Хаммурапи (1792—1750 до н.э.), который издал знаме­нитый свод законов, содержащий 285 законодательных актов уп­равления государством. Свод законов Хаммурапи является ценным памятником древневосточного права и представляет собой очередной этап в развитии социального управления. Уникальное значение этого кодекса, регулировавшего все многообразие общественных отношений между социальными группами населения, состоит в том, что он давал руководство для администраторов всей обширной империи.

   Кроме того, Хаммурапи выработал оригинальный лидерский стиль, постоянно поддерживая свой социальный образ опекуна и защитника подданных. Для традиционного метода руководства, ко­торый характеризовал прошлые династии царей, это было ценным нововведением.

   Суть второй революции в менеджменте заключается в появ­лении чисто светской манеры управления, возникновении первой формальной системы организации и регулирования отношений людей, наконец, зарождении первых ростков лидерского стиля и методов мотивации поведения.

   Через тысячу лет после смерти Хаммурапи Вавилон вновь напоминает о себе как о центре развития практики менеджмента. Царь Навуходоносор II (605—562 до н.э.) явился автором системы производственного контроля за текстильной продукцией и в зернохранилищах, первым применившим цветные лыки, помощью которых определялось качество ткани и зерна, поступивших на склады каждую неделю.

   Достижения Навуходоносора II характеризуют третью управленческую революцию. Если первая была религиозно-ком­мерческой, вторая — светско-административной, третья оказалась производственно-строительной.

   Значительное количество управленческих нововведений можно обнаружить в Древнем Риме, особенно в системе территориального управления Диоклетиана (243—316 н.э.), а также в организации Рим­ской католической церкви в эпоху Средневековья, которую и сейчас считают наиболее совершенной формальной организацией западного мира. Ее вклад высоко оценивается в таких областях менеджмента, как управление персоналом, система власти и авторитета, специализа­ция функций.

   Четвертая управленческая революция практически совпадает с индустриальной революцией XVII—XVIII вв., которая стимулирова­ла развитие европейского капитализма и имела гораздо более сущест­венное влияние на теорию и практику социального управления, чем все предшествовавшие революции в менеджменте.

   По мере того как индустрия перерастала границы фабричной си­стемы (мануфактуры) и созревала современная система акционерного капитала, владельцы капитала все более удалялись от занятия бизне­сом как экономической деятельностью. В результате вместо единст­венного руководителя-собственника появилось несколько наемных менеджеров-несобственников, рекрутировавшихся из всех, а не толь­ко из привилегированных классов. Новая система собственности уско­рила развитие промышленности и привела к отделению управления от производства и капитала, а затем и к превращению администрации и менеджмента в самостоятельную социально-экономическую силу. Администрирование — это формулирование общих целей и поли­тики компании, а. менеджмент — организация и контроль за их реали­зацией. Таков первоначальный и узкоспециализированный смысл ме­неджмента. Затем менеджмент распался на множество функций — планирование, делопроизводство, снабжение, сбыт, организация, ана­лиз хозяйственной деятельности и др. Таким образом, каждый произ­водственный процесс выделился в самостоятельную функцию и сферу деятельности менеджмента. Но как только число таких функций воз­росло, обострилась проблема их координации и соединения на новой основе. Менеджмент и администрация приобрели специальные инстру­менты координирования деятельности людей, в частности систему при­нятия решений, цели политики компании, философию управления.

   Таким образом, началом четвертой революции в управлении явилась буржу­азная революция, которая символизировала выход на историческую сцену новой фигуры — капиталиста, а по истечении определенного времени — наемного менеджера. Как только появился класс профессиональных менеджеров, отделившийся от класса капиталистов, стало возможным говорить о новом радикальном перевороте в обществе, который нужно считать пятой управлен­ческой революцией.

   Зарождение акционерного капитала, появление огромных корпо­раций, централизация банков и транспортных сетей делали излишней фигуру индивидуального собственника. Его место начинал занимать бюрократ — наемный чиновник. Административные работники фак­тически захватили господствующие высоты в общественной жизни и превратились в самостоятельную социальную страту. «Люди, господ­ствующие в бюро», монополизировали технику управления и каналы коммуникации. Чиновники — это прежде всего те, кто прошел специ­альную подготовку и занимается управлением в качестве профессио­нальной деятельности.

   Таким образом, история мирового менеджмента насчитывает не­сколько управленческих революций, знаменующих собой поворотные моменты в теории и практике управления.

   Первая управленческая революция привела к возникновению вла­сти жрецов и зарождению письменности в результате делового обще­ния и калькуляции.

   Вторая революция в менеджменте, связанная с именем вавилонс­кого царя Хаммурапи, дала образцы сугубо светского аристократичес­кого стиля управления.

   Основным итогом третьей революции в управлении, относимой по времени к царствованию Навуходоносора II, явилось соединение государственных плановых методов регулирования с производствен­ной деятельностью.

   Четвертая революция совпала с зарождением капитализма и на­чалом индустриального прогресса европейской цивилизации. Инду­стриальная революция доказала, что чисто управленческие функции не менее важны, чем финансовые или технические.

   Пятая управленческая революция знаменовала приход новой со­циальной силы — профессиональных менеджеров, класса управляю­щих, который стал господствующим в сфере управления государст­вом, материальным и духовным производством.

   Перечисленные управленческие революции со­ответствуют основным историческим вехам смены культур и соци­альных сословий: власть жрецов постепенно вытесняется господ­ством военной и гражданской аристократии, на смену которой при­шли предприимчивые буржуа, а последних на исторической арене сменили наемные работники, или «пролетарии управления», после чего социально-управленческий цикл начался снова, но на качест­венно ином уровне.

3. Российская социальная доктрина управления

   Доктрина социальная — разновидность глобальной технологии, которая определяет место страны в геополитическом пространстве, — выделяет приоритеты в реализации коренных социальных интересов той или иной нации, содержит механизмы их реализации (экономи­ческие, международные, культурно-духовные, экологические, воен­ные) и является основополагающей для определения стратегических целей социальной политики, определения социальных ориентиров ре­формирования, выработки любого вида политики для выражения ин­тересов граждан. Процесс ее выработки предполагает объективный научный анализ сложившейся социально-экономической ситуации, трезвую оценку прошлого исторического опыта, изучение внешних факторов, ведущих тенденций мирового развития, геополитического пространства.

   На этой основе социальная доктрина: 1) выделяет глав­ные национальные интересы, соответствующие перспективным целям данной страны и всего человечества; 2) среди них определяется ряд интересов, от удовлетворения которых в первую очередь зависит на­циональная безопасность данной страны и возможность существова­ния независимого национального государства; 3) определяет те перво­очередные ресурсы, которые могут быть использованы для достиже­ния стратегических социальных целей, сохранения и развития генофонда нации, увеличения продолжительности жизни людей, сни­жения смертности, повышения рождаемости, словом, для повышения качества жизни своих граждан.

   Социальная доктрина раскрывает наиболее общие представления о социальной сфере, о социальных целях обще­ства и принципиальных механизмах ее реализации.

   Струк­турно социальная доктрина предполагает ряд разделов:

  1) определение границ социальной сферы, которая является объектом управленческого воздействия;

  2) оценка проблемной ситуации в этой области;

  3) выработка алгоритма разработки социальной программы дейст­вий, как долгосрочных, так и среднесрочных;

  4) выявление принципиальных механизмов социального обу­стройства общества, которыми руководствуются при разра­ботке концепции социальной безопасности.

   Под социальной безопасностью понимается устойчивое функцио­нирование государства, социальных институтов общества, обеспечи­вающих стабильное развитие личности и общества на основе повыше­ния качества жизни своих граждан. Ее внешней характеристикой вы­ступает уровень социальной напряженности. Социальная безопасность проявляется в первую очередь на социально-психологическом уровне и является одним из важных индикаторов социального конфликта. Она отражает степень физиологической, психофизиологической, со­циальной и психологической адаптации разных категорий населения к объективным и субъективным условиям и трудностям.

   Общим направлением в разработке современной социальной доктрины российского общества является корпоративизм.

   Корпоративизм (от лат. corporatio — объединение, сообщество). В литература корпорация преимущественно до сих пор была известна как корпорация экономическая, то есть такой вид взаимодействия людей, который характеризуется акционерными началами, где капитал образу­ется путем продажи акций и облигаций. По мере развития и ут­верждения корпоративной собственности корпорация все больше рассматривается как особый тип организации всей общественной жизни - экономи­ческой, социально-политической, духовной.

   Корпоративизм сегодня понимается как способ организации общественной жизни, при котором местные сообщества, социальные организации, хозяйствен­ные субъекты, люди, проживающие на территориях, включаются в совместную ак­тивную общественную жизнь.

    Какие изменения в культуре менеджмента являются наиболее существенными:

   Во-первых, во второй половине 80-х гг. - главный потенциал развития и прогрессивных измене­ний кроется в человеке, «человеческом факторе», «человеческом ресур­се». Во-вторых,  потенциал развития заключается не только в человеке, но и в его социальных орга­низациях. Появилось понятие «организационная культура» как инструмент управления и часть общей культуры, куль­турных стереотипов поведения человека в обществе и организациях. В практике управления распростра­няются инновационные методы социального проектирования, програм­мирования и социального прогнозирования.

   Корпоративизм как основной метод реализации социальной доктрины стал мировой практикой обществен­ного развития. Именно на его принципах разрабатывались и реализовывались «прорывные» проекты выведения стран из разрухи и кризисов (Германия, Япония, Южная Корея и др.). В настоящее время идеи корпоративизма проникли во все уголки земного шара. Корпоративизм как са­мая динамичная сила в истории цивилизации ныне является междуна­родной системой, определяющей экономическую, социальную, поли­тическую и культурную судьбу большей части человечества. Из великих стран не воспользовалась корпоративным опытом только Рос­сия.

   Рыноч­ный либерализм и весь уклад жизни России (хозяйственный, социаль­ный, духовный) несовместимы. России периодически навязывают то «запад­ные», то «восточные» модели развития. Россия не может принять ни одной из них. Уникальность страны в том, что она не Европа и не Азия. Россия расположена на двух частях света. У России другой путь и политический выбор.

   Главное преимущество корпоративного метода хозяйствова­ния перед капиталистическим и социалистическим состоит в том, что богатство одних не создается за счет других. Суть проблемы не в том, чтобы отнять богатство для бедных, а в том, чтобы всех сделать богатыми, хотя и в разной мере, с учетом способностей каждого. Бед­ные становятся более состоятельными, богатые становятся еще богаче, а относительный разрыв между ними сглаживается или выравнивается. Социальная доктрина в условиях корпоратизма реализуется не только фискальными усилиями государства, не только за счет перераспределения доходов, а прежде всего за счет предоставления каждому члену об­щества реальных возможностей получения лучших условий приложения своих сил. Каждый гражданин становится совладельцем собствен­ности: банка, страховой компании, негосударственного пенсионного фонда — словом, всех материально-финансовых средств, социальных институтов, способных обеспечить современное качество жизни. В этих условиях прекращается неограниченное злоупотребление собст­венностью, имуществом, деньгами, капиталом, которые становятся объектом социального регулирования. Это в свою очередь создает та­кие стимулы для творческого труда каждого, которые способны обеспе­чить высокую производительность труда, отличное качество изготов­ляемой продукции.

    Самоуправление — основа развития муниципальных образований. Население городов и районов выступает собственниками, совладельца­ми финансовых институтов, предприятий, коммерческих и некоммер­ческих организаций. Совершенно очевидно, что для достижения этих целей во всем мире еще очень далеко. В России, например, доходы на­селения крайне низкие (до 80% бюджета семьи составляют затраты на питание), условия жизни не соответствуют современному уровню ци­вилизованного развития, у подрастающего поколения нет благоприят­ной «стартовой площадки» для жизни, собственность большей части населения сведена к наличию приватизированной квартиры. Обобщая сказанное, можно сделать вывод: попытка осуществить реформирова­ние России в интересах общества зашла в тупик. Следовательно, осуще­ствляемая теория и практика социального менеджмента является пока крайне несовершенной.

Яндекс.Метрика

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!