ГЛАВНАЯ » УЧЁБА и ОБРАЗОВАНИЕ » УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ » ГЕОПОЛИТИКА » ЛЕКЦИИ - ГЕОПОЛИТИКА » Лекция 32: "ГЕОПОЛИТИКА И СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ"

Лекция 32: "ГЕОПОЛИТИКА И СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ"

«Геополитика и страны Латинской Америки»

 

1. Геополитический статус и факторы позиционирования

История и ресурсная экономика

   Латинская Америка (исп. America Latina) общее название стран, расположенных в южной части Северной Америки, к югу от реки Рио-Браво-дель-Норте, включая Центральную и Южную Америку, с  населением более 500 млн чел.

   Большинство латиноамериканских стран — бывшие колонии Испании. По Тордесильясскому договору 1494 г. к Португалии отошла только северо-восточная оконечность Южной Америки, а к Испании — все остальные земли. Хотя в дальней­шем Бразилия переступила этот рубеж, продвинув свои границы далеко на запад от первых португальских поселений, она осталась единственным государством в Южной Америке, в котором основ­ной язык — португальский. Образовавшаяся на стыке владений Испании и Португалии не занятая никем территория между боло­тами дельты реки Ориноко и устьем Амазонки привлекла внима­ние других европейских держав, вступивших на путь колониаль­ных захватов. Позднее этими землями завладели Великобритания, Нидерланды и Франция.

   В первой четверти XIX в. Симон Боливар (1783—1830), возглавил национально-освободительное движение в испанских колониях. В 1822 г. про­возглашена независимость республики Великая Колумбия и Венесуэлы и провинции Кито (современный Эквадор).

   Несмотря на призыв к единству, колонии Испании, получив не­зависимость, распались на несколько суверенных государств и не смогли в полной мере воспользоваться плодами завоеванной свободы. Избавившись от колониального гнета, латиноамериканские страны  попали в новую — на этот раз экономическую — зависимость от более развитых государств Европы и США.

   Европейские геополитики склонны признавать со­циокультурную специфику Латинской Америки и ее отличие от За­пада. Американские авторы видят в Латинской Америке продолжение западной цивилизации: они рассматривают латино­американскую цивилизацию как субцивилизацию внутри западного мира, ее отдельный вариант, близко связанный с Западом.

   Геополитический статус стран континента определяется их спо­собностью играть самостоятельную роль в мировой политике и ока­зывать влияние на принятие решений по глобальным проблемам. Политический вес государств Латинской Америки зависит от ком­плекса внутренних (цивилизационных, экономических, социаль­ных, культурных) и внешних факторов, которые определяют их по­ложение в геополитическом пространстве.

   Геополитический статус стран Латинской Америки определяет ресурсная экономика как результат их колони­ального прошлого и отсталости. До сих пор в мировой экономике за латиноамериканскими государствами закреплена роль экспорте­ров минерального сырья и продуктов сельского хозяйства. Каждая страна специализируется на экспорте одного-двух видов сырья и продуктов, от которых напрямую зависит ее благосостояние. Эква­дор экспортирует нефть и бананы, Боливия — олово и природный газ, Колумбия поставляет в другие страны кофе и нефть, Перу — руды цветных металлов, Венесуэла — нефть, Чили — медь и фрукты, Аргентина — мясо, шерсть и пшеницу, Бразилия — железную руду, кофе, какао и сою.

   Получив независимость, страны Южной Аме­рики стали активно искать ресурсы, с которыми они могли бы вый­ти на мировые рынки. Природные богатства часто скрывались в недрах пограничных районов, что спровоцировало череду военных конфликтов до настоящего времени.

   В Тихоокеанской войне 1879—1884 гг. Чили сражалась против Перу и Боливии за обладание пустыней Атакама. Эта война, подогреваемая ин­тересом Европы и США к месторождениям селитры и меди, закончи­лась победой Чили, Боливия же лишилась выхода к океану. Чуть раньше (в 1864—1870 гг.) Тройственный союз, образованный Бра­зилией, Аргентиной и Уругваем, вел войну с Парагваем, который в ре­зультате лишился половины своей территории и потерял значительную часть населения, проживающего на ней. Правда, в 30-х годах XX в. этой маленькой стране удалось, создав не без помощи русских офице­ров-белоэмигрантов мощную армию, отвоевать у Боливии область Ча-ко-Бореаль. Предполагалось, что там есть нефть, но ее так и не нашли; впоследствии ее крупные месторождения были обнаружены в предгорьях Анд на территории Боливии всего в 150 км от парагвайской границы. В 1902—1903 гг. Боливия воевала (правда, безуспешно) с Бразилией за право владения богатой каучуконосами юго-западной Амазонией. В 1932—1934 гг. неподалеку разразился конфликт между Колумбией и Перу за право выхода к Амазонке.

   В 1941 г. Эквадор потерял значительную часть амазонской территории в ходе войны с Перу. Граница между этими двумя странами так и оста­лась не установленной.

   Развитие промышленности в Южной Америке также было связа­но в основном с добычей полезных ископаемых: сюда переносились из развитых стран экологически грязные и трудоемкие производства по переработке минерального сырья. Так появились крупные меде­плавильные заводы в Чили, фабрики по обогащению оловянной руды, производству концентрата и выплавке олова в Боливии, неф­теперерабатывающие заводы в Венесуэле.

   Относительно разностороннюю промышленность удалось постро­ить только двум южноамериканским странам — Бразилии и Аргенти­не, в которых развита автомобильная и даже авиационная промыш­ленность, есть собственные атомные электростанции, производятся компьютеры и военная техника. Но в этих странах, как и повсюду в Латинской Америке, передовые отрасли экономики сочетаются с от­сталым сельским хозяйством. Немногочисленным помещикам при­надлежат гигантские поместья — латифундии, а большинство сельских жителей страдают от нехватки земель. В огромных перенаселенных городах, куда в поисках работы устремляется все больше разорив­шихся крестьян, роскошные банки и отели соседствуют с ужасны­ми трущобами.

   Зависимое положение стран континента в системе мирового хозяйства и огромные внешние долги заставля­ет их быть всегда в орбите более сильных и могущественных стран. Если XIX в. в истории Латинской Америки современные исследо­ватели называют «европейским веком», имея в виду значительное влияние в этот период Испании, Франции, Германии и Великобритании, то XX в. стал эпохой американской экспансии в Латинской Америке. Вторая мировая война свела контакты между Европой и Латинской Америкой к минимуму и, как следствие, привела к утрате европейцами прежних позиций в регионе.

   По этой причине ключевые экономические решения в странах Ла­тинской Америки принимаются с помощью со­ветников из университетов и частных научно-исследовательских институтов по согласованию с экспертами МВФ, Всемирного бан­ка, Федерального казначейства США и ТНК. Ни политические партии, ни законодательные органы не оказывают заметного влия­ния на проведение политики.

Социальные конфликты, военные перевороты хунты

   Латинская Америка представляет модель «расколотого общества», которое яв­ляется следствием социально-экономического неравенства. Такое общество постоян­но сотрясают острые социальные конфликты. Во многих странах есть районы, охваченные партизанской войной. В условиях, когда исполнительная и законодательная власти не могли выбраться из тупика, президенты часто использовали чрезвычайные полномочия. Не случайно Латинскую Америку «прославили» многочисленные диктатуры, уничтожившие тысячи людей. В том числе такие одиоз­ные, как хунта во главе с Аугусто Пиночетом, правившая Чили с 1973 по 1989 гг., и 35-летнее (1954—1989) правление в Парагвае Альфредо Стреснера.

   Традиционно значительную роль в политической жизни Латин­ской Америки играют армия и военные. Легитимно избранные пре­зиденты обладают слабым контролем над военными и полицией. В Аргентине, Бразилии, Чили, Уругвае, Парагвае периодически про­исходили военные перевороты, в 1960—1970-х гг. там были сме­щены законно избранные гражданские правительства и достаточно долго существовали военные диктатуры. Военные сложили власть: в Аргентине в 1983 г., в Бразилии и Уругвае в 1985 г., в Чили — только в 1990 г. Добровольно отказавшись от власти, военные со­хранили за собой должности в кабинетах министров, на государст­венной службе, продолжая контролировать внутреннюю и внеш­нюю политику.

Социокультурный фактор геополитики

   Специфика латиноамериканской цивилизации определяется тем, что она представляет собой сплав культур и смешение рас, в основном соединение испанской и порту­гальской культур с обрядами доколумбовой эпохи. Латиноамериканская культура отличается от западной доминированием коллективистских ценностей, ярко выраженной клановой структурой общества и авторитарно-патриар­хальными отношениями между людьми. Религиозная (католическая) однородность региона в конце XX в. была дополнена распро­странением протестантизма, что связано с деятельностью западных миссионеров.

   Большинство населения материка составляют метисы, в кото­рых слилась европейская и индейская кровь, и мулаты — потомки европейцев и африканцев. Сохранилось и довольно много предста­вителей коренных народов, чьи предки населяли Латинскую Аме­рику еще до ее завоевания испанцами и португальцами.

   Латиноамериканские страны сильно различаются по этническому составу населения.

   В андийских странах преобладают индейцы и метисы. Самая «индей­ская» из этих стран — Боливия, где народы кечуа и аймара составляют большинство населения. В соседних Перу и Эквадоре примерно каж­дый второй житель — кечуа и очень много метисов. Метисы составляют большинство населения и в равнинном Парагвае, где почти все говорят не только на испанском, но и на индейском языке гуарани. В Бразилии и странах Карибского бассейна — Венесуэле и Колумбии, куда для ра­боты на плантациях тысячами завозили африканских невольников, много людей с черным цветом кожи. Почти каждый четвертый житель Бразилии — мулат, а в ее северовосточном районе — «колыбели» план­тационного хозяйства, мулаты и негры составляют 3/4 жителей. Но есть страны, где они встречаются очень редко, например Перу: здесь рабов-негров совсем не использовали на сельскохозяйственных работах. В странах поздней колонизации, массовое заселение которых началось во второй половине XIX столетия, — Аргентине и Уругвае — преобладают потомки европейских иммигрантов; индейцы, метисы и мулаты состав­ляют в них менее 10% населения. В отличие от андийских стран, в коло­низации которых участвовали в основном выходцы из Испании, состав переселенцев из Европы был здесь более пестрым: приезжало много итальянцев, немцев, славян, в том числе и эмигрантов из России. Они предпочитали селиться вместе, образуя замкнутые национальные колонии.

   Процессы демократизации политической жизни на рубеже XX—XXI вв. в странах Латинской Америки имеют поверхностный характер. Несмотря на расширение гражданских свобод, социаль­ный плюрализм, конкурентные выборы, участие масс в политике, в этих странах в политической жизни продолжают доминировать клики (военные, финансовые, клановые). Политические системы институционально не структурированы. Политические партии не являются механизмом выражения воли общества, а их лидеры редко получали власть, достаточную для противостояния активному вмешательству военных в осуществлении политики. Деятельность профсоюзов и прочих массовых организаций либо игнорировалась, либо подавлялась.

 

2. Геополитическая стратегия стран Латинской Америки

Геополитическая ситуация в странах региона

   Глобальная экономическая интеграция изменила структуру власти в мире: еще более очевидным стало преимущество главных действую­щих сил и отставание периферии. Новый мировой порядок, сфор­мировавшийся в эпоху глобализации, выявил беспомощность раз­вивающихся стран в противостоянии с экономическими гигантами. Латиноамериканские страны столкнулись с новым набором угроз и вызовов.

   Первой из них стала проблема геоэкономической нестабильности латиноамериканского региона. Она стала результатом использова­ния под патронажем США неолиберальной экономической модели странами Латинской Америки при их интеграции в мирохозяйственные связи.

   Политика монитаризма усиливала социальную неста­бильность и привела к волне кризисов в регионе. Как следствие, в начале XXI в. возвышение стран Юго-Восточной Азии проходило на фоне острых финансово-экономических и социальных кризисов в Латинской Америке. Основная причина падения темпов роста латиноамериканских стран, по мнению американского социолога И. Валлерстайна, состояла в монетаристском курсе либерализации экономики по рекомендации МВФ. Напротив, страны Юго-Восточной Азии пошли по пути протекционизма и защиты нацио­нальной экономики.

   Неэффектив­ность монетаристской модели ощутили страны-лидеры: Бразилия, Аргентина, Мексика.

   Либеральные реформы конца 80-х в Мексике привели к социально-эконо­мическому кризису. Вслед за мексиканским кризисом последовали бразильский и аргентинский. Особенно сложная ситуация сложилась в Аргентине, также продолжающей путь либеральных реформ по рецептам МВФ.

   Еще одна важнейшая проблема латиноамериканских стран — резкая поляризация в обществе между стремительно богатеющей элитой и растущей нищетой большинства населения, что служит причиной перманентной социальной нестабильности в странах Латинской Аме­рики. Рост безработицы и падение уровня жизни порождают ситуа­цию гражданской войны.

   Выход из этой ситуации многие латиноамериканцы видят в ми­грации в США и Канаду, которая принимает угрожающие масшта­бы. Число нелегальных мигрантов, проникающих через мексикан­скую границу в США, оценивается в 1—1,5 млн. ежегодно.

Стратегия взаимодействия и региональная интеграция

   Геополитическая стратегия стран Латинской Америки ориентиро­вана на решение двух задач:

  1) осознание необходимости объеди­нения латиноамериканских государств для проведения общей эко­номической политики и отстаивания общих позиций на мировой арене;

  2) создание противовеса давлению США в регионе путем выстраивания новых экономических и политических отношений с Европейским Союзом и Россией. Решение этих двух задач взаимо­связано и зависит от отношений с США.

   Несмотря на изменение форм и методов геополитического контро­ля, стратегия США в отношении стран Латинской Америки в по­следние годы осталась прежней — стремление к гегемонии на кон­тиненте. Если в первой половине XX в. преобладало откровенное политическое давление и даже военные интервенции США в регионе (в Мексику, на Гаити, в Доминиканскую республику), то сегодня преобладает более мягкое геоэкономическое давление под демокра­тическими лозунгами гуманитарной помощи и развития партнер­ских отношений. США стали уделять внимание формированию конструктивных отношений с Латинской Америкой в экономиче­ской и политической сферах. Стремления американцев направлены на то, чтобы латиноамериканские политические и экономические структуры приобретали все большее сходство с Западом и были полностью подконтрольны. Этому призваны служить региональные интеграционные образования, через которые США осуществляют влияние и контроль.

   Важным инструмен­том контроля США является ОАГ, созданная на 9-й Межамерикан­ской конференции в Боготе в 1948 г. ОАГ объединяет все 35 госу­дарств Западного полушария плюс США и Канаду (1994 г.). В 1962 г. под нажимом США от участия в работе органов ОАГ было отстра­нено нынешнее правительство Кубы.

   Для повышения эффективности деятельности и содействию ОАГ в социально-эко­номической сфере в 1996 г. создан Меж­американский совет по комплексному развитию (СИДИ). Важное направление деятельности ОАГ — укрепление демократии и обеспече­ние прав человека и проблемы континентальной безопасности. США стремятся сформировать под своим руководством новую модель военно-политического сотруд­ничества стран континента. Набирает силу процесс переосмысле­ния концепции континентальной безопасности, ее переориентации с задач защиты от внешней угрозы на противодействие новым вы­зовам — проблемы борьбы с наркобизнесом, терроризмом, незаконным оборотом оружия, коррупцией, по предупреждению и ликвидации последствий стихийных бедствий и другими.

   Прием латиноамериканских стран в НАФТА (Североамерикан­ская ассоциация свободной торговли) во многом направлен на то, чтобы создать противовес расширению «внутренних» латиноамери­канских торгово-экономических союзов, имеющих антиамерикан­скую направленность.

   В 1990 г. была создана Группа Рио, объе­динившая 14 наиболее влиятельных государств региона — Брази­лию, Аргентину, Мексику, Венесуэлу, Колумбию, Коста-Рику, Чили, Уругвай, Парагвай и др. Группа Рио выступает с резким осуждением политики США, направленной на торгово-экономическую блокаду Кубы, Такая откровенно антиамериканская позиция этой организации свидетельствует о растущем стремлении латиноамериканских госу­дарств самостоятельности.

   В 1991 г. был создан Южноамериканский общий рынок (МЕРКО-СУР), в который вошли Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Чили. Основная его цель — способствовать более тесной экономи­ческой интеграции южноамериканских государств, отчасти — в от­вет на подписание НАФТА (США, Канада, Мексика)

Латинская Америка без опеки США

   Исторически по мере укрепления экономической, военной, финансовой мощи и политического веса США Латинская Америка постепенно втягивалась в геополитическое поле северного соседа. И сейчас практически Соединенные Штаты занимают в абсолютном большинстве стран этого континента гегемонистское положение. “Прибирать к рукам” латиноамериканцев США начали еще в первой четверти XIX в.

   В конце 1823 г. президент Соединенных Штатов Дж. Монро обратился к Конгрессу со специальным посланием, которое явилось результатом обобщения и развития теории и практики внешней политики США и получило название доктрины Монро. Эта доктрина была разработана на заседаниях американского правительства в связи со слухами об угрозе интервенции со стороны Священного Союза (Россия, Австрия, Пруссия) в Латинскую Америку с целью восстановления былого господства Испании в ее американских колониях. Этот надуманный предлог был использован США для утверждения своей гегемонии в южном полушарии континента.

   В доктрине выдвигался и развивался “принцип, закрепляющий колонизацию”. В этом документе в дипломатически завуалированной форме были заложены интересы плантаторов — рабовладельцев Юга и крупной буржуазии Севера в экспансии, создании благоприятных условий для расширения территории США и выдвижения лозунгов, теоретически оправдывающих “преимущественные права” США на американском континенте. Эти “преимущественные права” северного соседа сводились к простой геополитической идее: рост могущества и благосостояния страны связывался с расширением территории американских штатов.

   “Преимущественные права” США, провозглашенные в доктрине Монро, реализовались в 1924—1926 гг. против Кубы и Пуэрто-Рико, когда силами Колумбии и Мексики американцы подчинили себе кубинцев и пуэрториканцев, а в 40-х годах XIX в. у Мексики в знак “признательности” за ее усилия по закабалению Кубы американцы отторгли Техас, Орегон и Калифорнию.

   О решении осуществлять функции “международной полицейской силы” (сначала применительно к странам Латинской Америки) США объявили еще в 1895 г. (доктрина госсекретаря Р. Олни)

   Спустя более чем 150 лет США, действуя точно так же, сперва организуют “независимое государство” в Латинской Америке, Африке, на Балканах, в Восточной Европе или в другой геополитической точке планеты, а затем вводят туда свои “миротворческие” войска и под видом гуманитарной помощи осуществляют экономическую экспансию.

   Реализуя функцию “международной политической силы”, в начале XX в. США организуют многочисленные интервенции на Кубу, в Мексику, на Гаити, в Доминиканскую республику, Никарагуа, Панаму и другие страны. Начиная с 50-х годов XX в. и до конца второго тысячелетия вмешательство США в жизнь стран континента практически не прекращалось.

   Растущее национально-освободительное движение в Латинской Америке в первую очередь было направлено против бесцеремонного северного соседа и его ставленников (“Самоса — бывший диктатор Никарагуа — сукин сын, но наш сукин сын”, — говорил президент США Ф.Д. Рузвельт).

   Большинство латиноамериканцев резко отрицательно относятся к доктрине Монро. По словам бывшего президента Гондураса П. Бонилья даже упоминание об этой ... доктрине ... считается в странах Латинской Америки оскорблением их достоинства и их суверенитета и в то же время угрозой их независимости.

   Конец XX в., конечно, внес изменения в геополитическую систему силовых полей континента. Возникли и активизируются новые процессы в политике, экономике, которые во многом обусловлены ускорением научно-технического прогресса, формированием транснациональных компаний и другими причинами. Важной особенностью этих перемен является то, что в их орбиту втягиваются все страны мира. И Латинская Америка в полной мере испытывает на себе позитивное, а также и негативное воздействие новой обстановки.

   Перспектива усиления независимости Европы и Азии беспокоила американских политических стратегов со времен Второй мировой войны. Это беспокойство усилило развитие независимости Латинской Америки. В современных условиях, когда США, погрязли в своих ближневосточных авантюрах, американ­ский континент стремится освободиться от опеки США. Региональ­ная интеграция в Латинской Америке является ключевым и все более важным вопросом, что, по мнению Вашингтона, предвещает дерзкий выход всего мира из-под контроля США. Энергоресур­сы повсеместно оста­ются определяющим фактором в международных отношениях, в том числе и во внешней политики США по отношению к Латинской Америке.

   В начале XXI в. в Латинской Америке набирают силу левоцен­тристы, которые приходят там к власти повсеместно — от Венесу­элы до Аргентины. Коренное население становится все активнее и влиятельнее, особенно в Боливии и Эквадоре. В этих странах они хотят либо ввести национальный контроль над добычей нефти и газа, либо, в ряде случаев, вообще прекратить такую добычу.

   Венесуэла, являющаяся ведущим экспортером нефти в Южном полушарии, наладила самые тесные из латиноамериканских стран отношения с Китаем. Она намерена продавать ему все большее ко­личество нефти, что является частью усилий этой страны по сни­жению своей зависимости от открыто враждебного американского правительства. Венесуэла присоединилась к МЕРКОСУР.

   Укрепляются и отношения между Венесуэлой и Кубой, причем каждая из стран вносит в них свой вклад. Венесуэла поставляет де­шевую нефть, а Куба взамен организует программы в области обра­зования и здравоохранения, направляя в эту страну тысячи высоко­квалифицированных профессионалов, учителей и врачей, которые работают в самых бедных и заброшенных районах. Куба делает это повсюду в странах третьего мира. Кубинскую медицинскую помощь приветствуют везде.

   Одной из самых ужасных трагедий за последние годы стало землетрясе­ние в Пакистане (2006 г.). Куба за собственный счет направила в Пакистан самый большой контингент врачей и среднего медперсонала.

ЕС и Латинская Америка

   Страны континента, несмотря на противодействие США, в силу объективных причин ищут пути интеграции в мировую экономику.

   Внутренними причинами интегрирования явились: застой в экономике стран Латинской Америки (он характерен для большинства государств континента), неконкурентоспособность продукции на мировом рынке, неустойчивое хозяйственное развитие, рост безработицы, инфляции, социальной напряженности и др.

   Важнейшей внешней причиной является глобализация мировой экономики, которая выступает одной из движущих сил научно-технического прогресса, обновления производства и ускорения темпов роста производительных сил, усиления взаимодействия всех форм международного экономического обмена (мировой торговли, вывоза капитала, научно-технического сотрудничества и т.д.). Но глобализация несет резкое обострение конкуренции во всех субрегионах континента, усиление экономической неустойчивости: учащение колебаний хозяйственной конъюнктуры, увеличение безработицы, рост банкротств, снижение оплаты труда рабочих и служащих.

   Европейские эксперты отмечают повышение ин­тереса латиноамериканских стран к сотрудничеству с ЕС, поскольку Латинская Америка не хочет усиления односторонней зависимости от США.  В качестве приоритетов сотрудничества рассматривались про­граммы региональной интеграции, экономических реформ, содей­ствия развитию экспортных возможностей, социального развития, смягчения проблемы бедности, модернизации государственного аппарата и зашиты окружающей среды. На реализацию этих про­грамм Аргентине, Бразилии, Парагваю, Уругваю выделялись миллионы евро.

   Кроме развития экономического сотрудничества, между ЕС и Латинской Америкой установлены прямые связи на уровне глав и правительств и принято соглашение о стратегическом партнерстве.

   Однако внутри латиноамериканского сообщества отношения с ЕС достаточно часто вызывают волну критики. Это касается затягивания переговоров по снижению барьеров на пути ла­тиноамериканского экспорта сельскохозяйственных товаров на рынки ЕС. Упорное нежелание ЕС идти на уступки в этих вопросах вполне объяснимо, поскольку в ряде стран ЕС аграрный сектор играет значительную роль. Вместе с тем, ЕС постепенно превращается в крупнейшего инвестора в регионе, в противовес США.

 

3. Стратегия России в Латинской Америкой

   К концу XX в. Россия усилила внимание к Латинской Америке. Но смотреть на этот континент приходится не как на единый центр силы, а так же, как и в Африке, как на конгломерат разнородных стран, но с учетом их стремления к интеграции и сложившихся многосторонних организаций. Многосторонние формы взаимодействия должны подкрепляться двусторонними связями. Отношения между Россией и конкретными странами обладают своей спецификой. В основе всех связей, безусловно, должны лежать совпадающие геополитические, геостратегические интересы, включающие в себя всю гамму их составляющих. Определяющим в их отношениях является тот факт, что Россия и большинство стран Латинской Америки находятся в сходной фазе развития и решают похожие задачи - общественной модернизации, перекройки мирохозяйственных связей. По своему экономическому весу РФ и такие региональные державы, как Бразилия, Аргентина, Мексика, оказались почти в равном положении — к их голосам страны “семерки” прислушиваются, но в расчет почти не принимают. Поэтому государства континента стоят перед опасностью маргинализации в формирующемся мире мегаблоков. Россия и юг американского континента в геостратегическом плане оказываются вне трех полюсов экономического, политического и т.п. развития: североамериканского, западноевропейского и тихоокеанского (наиболее динамичного полюса).

   Другой фактор, который объективно сближает интересы РФ и государств Латинской Америки, — незаинтересованность в однополюсном миропорядке, потребность в механизмах сдерживания гегемонистских устремлений в геополитике США. Лидеры стран континента накопили в этом отношении некоторый опыт и все чаще приходят к выводу о необходимости создания общего латиноамериканского фронта борьбы против северного соседа.

   Со странами Латинской Америки Россию сближает и сходная ситуация стран-должников, усиливающаяся конкуренция на рынках товаров и услуг, близость подходов к проблемам международной безопасности, укрепления режима нераспространения ядерного оружия, урегулирования региональных и межгосударственных конфликтов и др.

   Одной из форм диалога России со странами Латинской Америки стали контакты с Организацией американских государств (ОАГ). Эта организация постоянно усиливает свое влияние в процессах политической и экономической интеграции в Западном полушарии. Поэтому статус постоянного наблюдателя в ней, который РФ приобрела в 1992 г., расширяет возможности российского сотрудничества с регионом на многосторонней основе, хотя Вашингтон делает все, чтобы эти возможности ограничить.

   Продуктивным может оказаться сотрудничество России с двумя крупными экономическими объединениями — НАФТА и МЕРКОСУР.

   НАФТА — Североамериканская ассоциация свободной торговли создана в 1992 г. В нее вошли США, Канада и Мексика. Предполагалось, что к 2005 г. в нее войдут все страны континента от Аляски до Огненной Земли, но слишком “разные весовые категории” оказались у стран — участниц проекта, и создание самого большого общего рынка застопорилось. Можно полагать, что влияние НАФТА на расстановку сил в мировой геополитике (прежде всего через экономику) будет возрастать.

   МЕРКОСУР создана в 1991 г. Первоначально в нее вошли Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай. Присоединение к группе в 1996 г. еще одной страны — Чили - значительно изменило ее геополитический облик: она вышла в тихоокеанский регион, возросли ее политические и экономические возможности, потенциал противостояния мегаблокам. В перспективе МЕРКОСУР и “союз четырех” — Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия — могут объединить усилия для совместного противостояния на севере континента и в тихоокеанском бассейне.

   Мексика и Чили как члены Ассоциации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) заняли нейтральную позицию при вступлении России в эту организацию свободной торговли и инвестиций.

   Большая возможность сотрудничества РФ открывается в сфере новых тонких технологий. В Латинской Америке есть немало покупателей российских технологий, особенно из сферы ВПК, в частности, вооружений. Военная техника — одна из немногих на сегодняшний день высоко конкурентноспособных статей российского экспорта. Спрос на нее в регионе, особенно в Бразилии, Перу, Колумбии, очень велик. Армии этих стран активно реформируются, технически переоснащаются. Значит, это - начало цепной реакции, стимул для военных реформ в других странах континента.

   В российско-кубинских отношениях преобладает прагматическое начало, учитываются геополитические интересы России. Несмотря на сильный нажим со стороны США, угрозу применения экономических санкций, Москва сохранила за собой пользование на условиях аренды стратегическим объектом — радиоэлектронной станцией в Лурдесе, т. е. Россия заявила в данном случае о себе как о сильном геополитическом субъекте, а не объекте влияния. Куба может рассматриваться Россией как надежный торговый партнер с большими возможностями и как мост (ворота) на север и юг западного полушария.

   Хорошие перспективы укрепления всесторонних связей имеются у России с Мексикой, особенно в области газовой и горнодобывающей промышленности, энергетики и транспорта, в аэрокосмической сфере.

   Укрепляются связи России с Венесуэлой. Начало им положило письмо Президента Венесуэлы Хосе Тадео Монагаса императору России Александру II 22 марта 1856 г., в котором высказывалось пожелание открыть взаимные торговые и дружественные отношения".

   С 1996 г. отношения России и Венесуэлы поднялись на к новый уровень. Подтверждение этому — возобновление деятельности нефтяного четырехугольника: Россия — Венесуэла — Куба — Европа. Венесуэла поставляет нефть на Кубу, а Россия — в Европу. Координация поставок нефти и газа особенно важна во время падения цен на энергоносители.

   Другим хорошим геополитическим ходом России было провозглашение концепции многополярного мира. На этот призыв сразу же откликнулось руководство Колумбии, которое пригласило РФ вступить в международную группу государств “друзей Колумбии” (в нее уже входят Испания, Венесуэла, Мексика и Коста-Рика).

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!