ГЛАВНАЯ » УЧЁБА и ОБРАЗОВАНИЕ » УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ » ГЕОПОЛИТИКА » ЛЕКЦИИ - ГЕОПОЛИТИКА » Лекция 29: "ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИИ И МУСУЛЬМАНСКИХ ГОСУДАРСТВ"

Лекция 29: "ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИИ И МУСУЛЬМАНСКИХ ГОСУДАРСТВ"

«Геополитическое взаимодействие России и мусульманских государств»

 

1. Россия и Иран: новая реальность

   Иран постепенно укрепляет свои геополитические позиции на Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии, в России и начинает налаживать контакты с Западом. Американцы реально мыслят и понимают, что в XXI в. Иран может стать лидером в Северо-Западной Азии, включающей Ближний и Средний Восток, Афганистан и Пакистан, Центральную Азию. Другие политики видят Иран как новый полюс силы, раскинувшейся от бывшей Советской Центральной Азии (Таджикистан, Узбекистан) и Северного Афганистана.

   К концу XX в. международная ситуация сложилась таким образом, что все главные геополитические фигуры на Ближнем и Среднем Востоке — Иран, Пакистан, Афганистан, Ирак, Израиль и Турция — находятся на перепутье: ни мира, ни войны. Под воздействием различных сил и факторов отношения Ирана с Турцией и США к концу XX в. улучшились, а с Израилем и Ираком - ухудшились, Турция и Израиль отдалились от России, а Ирак и Иран — сблизились.

   Иран объективно притягивает интересы России и США. Но у России в этой сложной игре есть свои явные преимущества: она не строит свою политику исходя из идеологических соображений, не ставит ее в зависимость от тонкостей внутриполитической борьбы в Тегеране.

   Укреплять геополитическую дружбу с персами нам надо в силу объективных причин. Благодаря умелому применению идей Мэхена, Спайкмена и др. — “стратегии анаконды” (все душащей огромной змеи) — США отсекли от Хартленда прилегающие к нему моря и береговые территории “внутреннего полумесяца”. Американцы свели к минимуму выходы России к Черному и Балтийскому морям, далеко отбросили от Индийского океана, загнали в глубь континента (потеряны Центральная Азия и Закавказье).

   Иран и Китай, как и Россия, объективно заинтересованы в ограничении влияния атлантизма в государствах Центральной Азии: кладовой природных ресурсов и рынке сбыта. Иран для России — это еще выход к теплым морям через “проливы — государства”. Занимая стратегическое положение по отношении к Пакистану — важному звену в “кольце Анаконды” и к прибираемому Пакистаном к рукам Афганистану, Тегеран сможет помочь России прорвать удушающие объятья западной “змеи”. Иран может противодействовать тем странам на Ближнем Востоке, которые находятся под контролем НАТО: Саудовской Аравии (источник ваххабизма), Турции (пантюркизм), Израилю (постоянная агрессия). Подключение тюркоязычных народов на территории бывшего СССР к геополитическим усилиям Турции привело бы их к использованию в качестве “санитарного кордона” против Ирана и России.

   Другой объективный фактор, сближающий интересы наших двух государств — Иран — одна из самых полиэтнических стран мира и этническая напряженность не обошла его стороной. На северных рубежах (а у РФ — на южных) два конфликтных очага: афгано-таджикский и кавказский.

   В геополитическом плане в развитии этих конфликтов, протекающих в “дуге нестабильности”, охватывающей регионы Северной Африки и Северо-Западной Азии, заинтересованы прежде всего США и Европа. Они постоянно поддерживают очаги напряженности, войны между арабами и израильтянами, армянами и азербайджанцами, грузинами и осетинами, курдами и турками, конфликты в Таджикистане, Афганистане, Кашмире, Югославии, на Северном Кавказе (в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии) и т.д.

   Иран выступал как посредник в армяно-азербайджанском конфликте и в гражданской войне в Таджикистане. Исламский Азербайджан ближе Тегерану, чем Армения. Иран и Турция “борются” за Баку, заинтересованы в его закреплении в сфере своего влияния. Турция смогла добиться того, что в Азербайджане кириллица была заменена латиницей, а не арабской вязью (шрифтом). Но исторически у Ирана больше оснований для усиления своего влияния в Азербайджане. До присоединения к Российской империи современный Азербайджан находился в составе Персии. И сейчас в Иране проживает более 15 млн. азербайджанцев, а в самом Азербайджане — 6 млн. человек. И там, и там исповедуют ислам шиитского толка. Но Иран не предъявляет каких-либо претензий на территориальную целостность Азербайджана. При присоединении последнего к Персии был бы нарушен сложный демографический и социальный баланс.

   Долгосрочные геополитические интересы Ирана и России во многом совпадают в армянском субрегионе, который мы рассматриваем шире, чем территория нынешней независимой Армении. Для России это традиционный православный союзник, еще в 301 г. н. э. объявивший христианство государственной религией и учредивший первую автокефальную церковь. С Персией армян связывают многие исторические интересы: суть их во многом лежит в долговременном соперничестве Ирана и Турции. Последняя, нанеся огромную рану армянам в 1915 г., когда в считанные дни было вырезано, убито около 1,5 млн. представителей православных, остается для армян самым неприязненным субъектом внешних отношений. И, конечно, взаимная неприязнь к туркам делает Иран и Армению геополитическими союзниками. Вот почему Тегеран активно поддерживает интересы Армении и особый статус Нагорного Карабаха.

   Важно и то, что Армения, находясь в зоне российского влияния, важный рычаг воздействия на внешнюю политику Баку. Москва, безусловно, объективно заинтересована в жесткой увязке карабахского вопроса и нефтяного проекта, поддерживая Армению, которая к концу XX в. еще не признана Анкарой как независимое государство и Турция не имеет с северным соседом дипломатических отношений.

   Турция неоднократно проводила у армянских границ военные учения, призывает ввести войска НАТО на территорию Нагорного Карабаха, Чечни, Дагестана, Ингушетии, а в перспективе всего Северного Кавказа, что неприемлемо для России и стран Центральной Азии. Баку подвергается мощнейшему давлению США, поэтому его решения чаще всего идут во вред собственным геополитическим интересам и склоняются в пользу Турции. Под давлением США Азербайджан и Грузия подписали соглашение в военной сфере между собой и с Турцией.

   Схожи российско-иранские геополитические интересы в Таджикистане, который является единственной республикой Центральной Азии, где говорят на фарси (как и в Иране). В Душанбе действует фонд имама Хомейни, оказывающий значительную гуманитарную помощь Таджикистану. Помогает Таджикистану и Россия.

   Соединяют усилия двух стран-соседей в этой геостратегической точке и экономические интересы. Если сформулировать проблему экономических интересов России и Ирана относительно геополитически важных для обоих государств стран-проливов, то она может прозвучать так России важно не допустить влияния атлантизма на Иран и направить сырьевые потоки из государств Центральной Азии через иранскую территорию.

   Геополитические отношения стран складываются из многих компонентов, среди которых немалую роль играет экономический Иран, наш исторический сосед, — страна с уникальным исламским государственным строем. Иран располагает богатейшими природными ресурсами: одни из крупнейших месторождений в мире нефти и газа, большие залежи металлических руд (железа, меди, цинка, свинца, хромитов, марганца), огромные запасы строительного камня, гидроресурсов.

Политическая и социальная ситуация в стране стабильная и она имеет мощный потенциал, подкрепленный динамичной демографической структурой: половина всех иранцев — моложе 15 лет, и в ближайшие десятилетия население страны будет быстро увеличиваться.

   Из ближайших геополитических соседей только Россия по объективным причинам, прежде всего геостратегические и технологические возможности, способна и заинтересована в оказании помощи Ирану, особенно в освоении месторождения Южный Парс.

   Стратегическая цель России по отношению к Ирану — сочетание торгового партнерства с инвестиционным. Такое партнерство может быть реализовано в строительстве, разработке технических проектов, в горнодобывающей, легкой, пищевой промышленности, транспорте. От развертывания транспортных магистралей выиграют и Россия и Иран. При этом Иран может служить мостом между Западом и Востоком, Севером и Югом. Существуют даже такие грандиозные проекты, как совместное строительство канала, соединяющего Каспийское море с Персидским заливом.

 

2. Геополитическое соперничество Россия и Турции

   История отношений России и Османской империи — это в большей части история продолжительных войн и перемирий. Отсчет надо вести с того момента, когда погибла Византия, и ее герб был передан Москве во время княжения Ивана III. С тех пор две страны-соседки и стали “злейшими друзьями”. Были походы Петра I, Суворова, Потемкина, осада Севастополя войсками Турции, Англии, Франции. Но наступило время, когда талантливый русский генерал М.Д. Скобелев (1843—1882) довел своих гвардейцев-гренадеров до ворот “Царьграда” — Константинополя, освободил братьев-славян. Поэтому прозападная ориентация Турции вполне понятна, но идеологически она стала оформляться к концу XIX в. в форме пантюркизма — своего рода политический ислам. Его основы были заложены теоретиками турецкого национализма, в первую очередь И. Гаспирали и Ю. Акчурой. Но особенно широкое развитие идеи пантюркизма получили с приходом к власти в 1908 г. младотурок. Первоначально эти взгляды использовались как орудие против колониальных захватчиков — стран Европы — для очищения турецкого языка от арабского и персидского влияния. Но в 20-х годах нашего века Антанта (без России) заставила подписать османского султана Мудросское перемирие, которое разделило Османскую империю между союзниками.

    Нашелся несогласный с этим разделом — Кемаль-паша. В районе Анкары (до 1922 г. Ангора) он объявил о начале борьбы турецких националистов против Антанты и войск султана. От русских было получено огромное количество орудий, ружей и снарядов.

    В Турции в те годы столкнулись геополитические интересы России и США. Американский генерал Харбод, изучавший Турцию, в 1919 г. впервые высказал мысль о подчинении Анкары (тогда еще Ангоры) диктату США. Американцы сразу же “прибрали к рукам” турецкий нефтяной, табачный и автомобильный рынки.

   В январе 1924 г. войска Кемаль-паши вошли в Константинополь и он сразу же порывает с Советской Россией и основным тезисом пантюркизма становится: “Социализм - да, русские - нет!” Американцы к 1924 г. овладели сырьем и рынком сбыта Турции, навязали ей свою политическую линию.

   В 90-х годах XX в. пантюркизм приобрел более радикальный характер, в частности, на свет появился проект создания “государства великого Турана”, включающего в себя население всех тюркоязычных стран. Великий Туран должен объединить балкарцев, карачаевцев, кумыков, ногайцев, чеченцев, ингушей, аварцев, лезгин, т.е. весь Северный Кавказ плюс население государств Центральной Азии (туркмены, узбеки, казахи, киргизы, уйгуры и др.), а также Татарию, Башкирию и Якутию.

   Из-за активного участия в играх атлантистов против Ирана, Ирака и вследствие постоянного вмешательства в дела Азербайджана, Армении, Северного Кавказа у Анкары ухудшились отношения с Россией, особенно когда Турция предложила сценарий создания “санитарного кордона” вокруг России из тюркоязычных народов. Но представители тюркоязычных элит не желают стать марионеткой Туреции. Сама Анкара не располагает достаточно мощными экономическими, финансовыми, техническими и другими рычагами для проникновения на пространства Центральной Азии.

   Этнический сепаратизм государств Средней Азии в реальной жизни не совмещается ни с пантюркизмом, ни в целом с панисламизмом. Как все фундаментальные идеологические системы, они требуют для своего распространения высокого организационного, теоретического уровня, т.е. системы пропаганды и агитации. Идея пантюркизма требует национального и межнационального единства и массовой поддержки. На практике этнический сепаратизм этих регионов и субрегионов ставит серьезные препятствия на пути развития радикального ислама и пантюркизма.

   Другой фактор, препятствующий широкому распространению пантюркизма и ислама в Средней Азии и на Северном Кавказе, - социально-экономический: здесь самый высокий уровень безработицы, социально-политической напряженности.

   Например, страны Средней Азии (государства Центральной Азии — ГЦА) входят в число 25 “внутриконтинентальных” государств, самых слаборазвитых в мире. Экономика Турции и Ирана не в состоянии вытянуть самые слаборазвитые в мире “внутриконтинентальные” государства Средней Азии из нищеты.

   Турция вынуждена бросать большие силы (военные, финансовые и др.) на решение внутренних проблем, включая гражданскую войну с курдами, и на противодействие исламскому фундаментализму в самой Турции. Курды смогут взорвать Турцию изнутри.

   Есть разные подходы к решению проблемы с курдами:

  1. Поддержка создания независимого курдского государства и оказания в этом такой же помощи, какую оказывает Турция сепаратистским движениям в России, т.е. оружием, военно-технической подготовкой борцов сопротивления, финансовыми средствами. Силовое создание курдского государства, которое присоединится к оси Берлин - Москва - Токио, резко усилит роль России на Среднем Востоке.

  2. Турецко-курдские отношения — внутреннее дело Турции и России нецелесообразно вмешиваться в сложные политико-военные игры. С позиций геополитика, мыслящего материками, — это позиция страуса.

 

3. Геополитика России и Ирака

   Еще одна страна беспокойного региона — Ирак — также имеет любопытную историю: по библейским преданиям в междуречье Тигра и Евфрата был Эдем — рай, где Бог поселил первоначально Адама и Еву.

   Ирак — это родина древних цивилизаций на планете, наследник арабской культуры, Багдад арабского халифата — центр мудрости, медицины, математики. Арабы говорили, что чернила ученого так же драгоценны, как кровь святого. Благодаря арабам человечество может постигать мысли греческих и римских философов.

   В течение длительного периода между Советским Союзом и Ираком существовали самые тесные и дружеские отношения. Эта страна была нашим главным партнером на Ближнем Востоке.

   Экономические связи с этой страной и сейчас имеют большое значение: сотрудничество по добыче нефти и газа, в энергетике, возможность покупать специфическую продукцию сельского хозяйства и т.д.

   Однако после того как СССР в ходе войны 1991 г. “Буря в пустыне” фактически встал на сторону США и их союзников, произошло охлаждение в советско-иракских отношениях.

   Ирак и после этого неоднократно подвергался шантажу со стороны США и Израиля. За годы, прошедшие с введения санкций (с 1992 г.), от голода и нехватки медикаментов в стране умерло более одного миллиона человек. В 1997—1998 гг. ежедневно умирало 475 детей.

   Негативное отношение США к Ираку и Ирану в большей мере объясняется сознанием того, что отпор его глобальному геополитическому диктату пришел не со стороны крупных экономических или ядерных держав, а от относительно небольших стран — стран с многовековой историей. Ирак открыто выступил против бесцеремонного навязывания всему миру, а не только ему, чужих интересов, мировоззрения и образа жизни, вступил в борьбу во имя самобытности и индивидуальности каждого народа.

   Подталкиваемая США Турция регулярно под предлогом борьбы с курдами совершает акты агрессии на Севере Ирака. Активную антииракскую позицию занимает Израиль.

   В конце 90-х годов произошли позитивные изменения в геополитических связях России и Ирака. Стала действовать постоянная Межправительственная комиссия по сотрудничеству с этой арабской страной.

   Географическое положение Ирака позволяет видеть в нем нашего перспективного геостратегического партнера, находящегося в подбрюшье Турции — исторического соперника России, делающего многое, чтобы ослабить позиции нашей страны в геополитическом и геостратегическом раскладе сил.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!