Лекция 27 "ГЕОСТРАТЕГИЯ КИТАЯ И ЯПОНИИ"

«Геостратегия Китая и Японии»

 

1. Геостратегическая политика Китая

История российско-китайских отношений

   История первых отношений между народами России и Китая (согласно летописям) начинается с XIII в., а межгосударственных — с первой половины XVII в. Русское правительство пыталось установить с Пекином тесные дипломатические отношения. Русские служилые и промышленные люди в XVII в. основали многочисленные поселения по течению среднего Амура. К югу от Амура за Хинганским хребтом находились вотчинные владения маньчжурских императоров.

   Для решения этих и других отношений между Россией и Китаем царское правительство в начале 1686 г. отправило на Амур посольство, наделенное широкими полномочиями — “великое и полномочное посольство” — во главе с Ф.А. Головиным. 12 августа 1689 г. близ Нерчинска переговоры закончились подписанием первого русско-китайского договора. Это был первый случай, когда Китай вступал в официальные равноправные переговоры с европейской державой.

   За 170 лет после подписания Нерчинского договора русские замлепроходцы освоили северный берег Амура, побережье Охотского моря и Татарского пролива. На этих землях были возведены военные городки и укрепления.

   По Айгунскому договору, подписанному 16 мая 1858 г., левый берег Амура от впадения в него реки Аргуни до устья признавался собственностью России, а Уссурийский край от впадения реки Уссури в Амур до моря оставался в общем владении “впредь до определения границ между двумя государствами”. По сути договор 1858 г. возвращал России территорию, отданную Китаю по Нерчинскому договору.

   В 1858 г. был подписан Тяньцзиньский, в 1860 г. — дополнительный Пекинский договоры, которые подтвердили Айгунский договор.

Внутренние факторы

   Специфические условия развития Китая можно свести к нескольким группам факторов:

  • самая важная из них — ограниченность природных ресурсов, огромный людской потенциал и низкая стоимость рабочей силы;

  • фактор, до сих пор не оцениваемый в России, — планомерное государственное регулирование инвестиций и развития экономической сферы жизни общества;

  • планирование (в первую очередь) освоения высоких технологий, динамично растущего экспортного потенциала;

  • самый крупный в Евразии рынок;

  • ускоренное наращивание военной мощи;

  • все большее негативное воздействие на глобальную экологическую обстановку и т.д.

   Решение проблемы безработицы пекинские власти видят в определенной степени в рамках создания “Большого Китая”, по сути экономической, геополитической интеграции, создания на базе стран, входящих в Азиатско-Тихоокеанский регион. Условия жизни и деятельности населения КНР заставляют Пекин закрывать глаза на политические и идеологические противоречия, существующие в конце XX в между Китаем и Тайванем, Китаем и Гонконгом (после присоединения к КНР в 1997 г. — Сянганом) и другими странами АТР.

   Пекин, решая свои проблемы, получает сырье, энергоносители, руду, пиломатериалы в Австралии и России, США, Канаде и в странах АТР.

   Важные для Китая проблемы — ресурсные. Особенно это касается ресурсов сельхозугодий, пахотных земель, пресной воды для выращивания зерновых, пресной воды для обеспечения нужд промышленности и населения городов: более половины городов КНР ощущают нехватку пресной воды. Еще хуже обстоят дела с пахотными землями. Дефицит земельных угодий ограничивает рост занятости в деревне.

   Сложное социальное состояние общества в вопросах демографии порождает настроения эмиграции в Китае: официальной и нелегальной. Всего же китайцы с помощью официальных и неофициальных каналов “осваивают” 72 страны мира. На территории РФ, особенно на Дальнем Востоке и в Забайкалье, нелегально проживает около 2 млн. китайцев. Идет тихая, ползучая китаизация приграничных земель России. Демографическая нагрузка на китайские части российско-китайских речных бассейнов превышает российскую в 17 раз. Немалая часть китайцев (по российским стандартам) вовлечена в различные формы проникновения на юг Дальнего Востока, Забайкалья, Сибири, а также на территории Казахстана и Киргизии, куда также активно проникают китайские казахи и киргизы. Не сняли китайцы и своих претензий в отношении Горно-Бадахшанской области в Таджикистане.

   Китай — социалистическая страна с плановой экономикой. Тем не менее, иностранных инвесторов это не смущает. Политическая и экономическая системы КНР стабильны и приток иностранных капиталов с каждым годом растет. Главными прямыми инвесторами в экономику Китая выступают Тайвань, Сянган, Аомэнь и Сингапур, т. е. страны, где больше всего проживает китайцев. Бурно растет китайский экспорт в ЕС, США, Африку, Латинскую Америку: примерно на 25—30% ежегодно.

   Япония стремится сдержать наращивание китайского технико-технологического и экспортного потенциала, не пуская соседа на традиционные рынки сбыта своей продукции. Поэтому хотя КНР и Япония заинтересованы в развитии двусторонних экономических и торговых связей, но в то же время выступают как конкуренты на рынках стран АТР, АСЕАН, США, Африки, Европы и т.д.

   Для отношений КНР со странами АСЕАН и “четырьмя малыми драконами” характерны процессы конкуренции, притяжения и отталкивания. Страны АСЕАН опасаются военной угрозы со стороны Китая. По оценкам западных специалистов, на Тайване разработана долгосрочная программа, предусматривающая превращение его в азиатско-тихоокеанский региональный экономический центр, способный занять центральное место в АТР и даже в мире.

   В Китае тоже имеется аналогичный план — “план Пудун”. Он предполагает формирование в районе Шанхая гигантского (с охватом в 100 млн. человек) международного промышленного, финансового, торгового, транспортного и культурного центра, способного занять лидирующую роль в АТР. В XXI в. вероятнее всего произойдет объединение двух Китаев в один и тогда он превратится в самую мощную финансово-экономическую империю.

Место в геополитике

   Возвышение Китая до статуса мировой державы наиболее отчетливо наблюдалось в последнее десятилетие XX в. Выход страны на первые роли в мировой геополитике изменил всю геометрию международных отношений. Усиление Китая не затронуло ни одну страну мира в большей степени, чем Россию. Поднебесная, или “Срединное царство”, превратилась в важнейший фактор, способный повлиять на геополитическое положение России в мире и на ситуацию внутри РФ.

   На протяжении столетий геополитика Китая носила двойственный характер. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, “Срединное царство” принадлежало к Rimland, береговой зоне Тихого океана, а с другой — Китай никогда не был таласоократическим государством, так как всегда ориентировался на континентальные архетипы. Само историческое название Китая — “Срединная империя” — говорит о его теллурократических устремлениях.

   С начала XIX в. вплоть до 3 октября 1949 г. (победа коммунистов над Гоминданом) геополитика Китая была в своей основе атлантистская. Китай выступал в качестве евразийской береговой базы Запада. С 1949 г. Китай шел в русле просоветской, по сути евразийской политики. Затем КНР исповедовала идеологию “автаркии” — опоры на собственные силы. В середине 70-х годов после смерти Мао Цзедуна КНР вновь стала входить в русло атлантистской геополитики.

   Долгие столетия Поднебесная была объектом экспансии и геополитических игр: от завоевания монголами до японской экспансии в 30-х — 40-х годах нашего века. Китай “спал”. В свое время Наполеон Бонапарт сказал: “Там лежит гигант. Пусть спит. Когда он проснется, он сотрясет мир”. Подобную мысль высказал в конце XIX в. бывший госсекретарь США Д. Хэй:

   Мир на земле опирается на Китай Кто понимает Китай с точки зрения социальной, политической, экономической, религиозной, тот держит ключ к мировой политике на последующие пять столетий.

   Китай уже вошел в круг держав, определяющих основополагающие векторы развития геополитических полей и сил.

   Многие эксперты подчеркивают, что к концу XX в снизилась роль Китая в качестве своеобразного балансира между двумя военно-политическими блоками, которую играла КНР в 60-80-х годах. Один из блоков был разрушен, а другой стал решающей геополитической силой. В противовес ему набирает мощь новая геополитическая сила в Азиатско-Тихоокенаском регионе во главе с Китаем, обладающим огромными людскими и экономическими ресурсами, а также технологическим и третьим в мире по мощи военно-стратегическим ядерным потенциалом.

   Для Поднебесной нужны новые территории. А они есть только на Севере и Дальнем Востоке. Следовательно, дружба с СССР, а сейчас с Россией обеспечивает свободу геополитических действий Китая в Монголии, Забайкалье, в Казахстане и на Дальнем Востоке. Отсюда можно сделать вполне обоснованный вывод, что КНР опасен для России:

  во-первых, как геополитическая база атлантизма;

  во-вторых, как “глобальный человечник” — огромный инкубатор по производству людских ресурсов, страна самой высокой в мире демографической плотности.

   Еще в начале 60-х годов, когда обострились советско-китайские отношения, бывший Председатель ЦК КПК Мао Цзедун заявил, что четыре тысячи лет тому назад, когда в Китае уже была письменность, варвары, населяющие территорию нынешней России, еще ходили в звериных шкурах. В этом заявлении, как в зеркале, отражается великоханский шовинизм китайцев, обусловленный замкнутой расово-культурной спецификой. Это высокомерие китайцы демонстрируют везде, во всех уголках земного шара, где бы они ни поселились. И те страшные погромы китайских кварталов, что произошли весной 1998 г. в Индонезии, — месть не только за нещадную эксплуатацию индонезийцев со стороны хуацяо (этнических китайцев), но и за их снобистское поведение.

   Эти и другие факты позволяют с определенной долей осторожности сделать вывод, что Китай является потенциальным геополитическим противником России на Юге и Дальнем Востоке.

 

2. Япония на геополитическом пространстве АТР

Японская экономическая политика

   Развитие капиталистических отношении в Японии связано с эпохой Мэйдзи исин (обновление Мейдзи). Буржуазное правительство императора Муцухито (1867 г.) встало на путь буржуазных социально-экономических преобразований, стало искать новые источники сырья (Япония бедна полезными ископаемыми, энергоресурсами и т.д.) и рынки сбыта. Потомки самураев обратили свой взор на территории ближайших соседей: Корею и Китай. Ползучую колонизацию Китая уже вели Англия и США. Япония тоже включилась в дележ колониального пирога. Активность Японии в Корее и Китае беспокоила европейские державы (прежде всего Англию) и Россию. Англичане стали разрабатывать свои планы “освоения” Ляодунского полуострова и захвата Порт-Артура. 17 декабря 1897 г. туда пришли два английских крейсера. Увидев андреевские флаги крейсера “Дмитрий Донской” и канонерских лодок “Сивуч” и “Гремящий”, англичане поняли, что опоздали и важные в геостратегическом плане (отношении) бухты были при формально нейтральном поведении китайской стороны заняты русскими.

   Японскую экономическую систему ряд специалистов называет “некапиталистической рыночной экономикой Японии”. Пользуясь большой финансовой помощью США (применительно к Японии был разработан своеобразный план Маршалла), Страна восходящего солнца после Второй мировой войны добилась самых высоких в мире темпов развития промышленности и сельского хозяйства, прироста товаров и услуг.

   Японская система управления становится все более популярной на Западе. Один из важнейших принципов этой системы — все члены фирмы связаны узами взаимных обязательств в своего рода “семью”. Быть членом “семьи” — значит руководствоваться принципом, согласно которому “семья” предполагает взаимную ответственность всех за благополучие каждого. Эта ответственность распространяется не только на рабочего, но и на менеджера, который, как “старший брат”, должен заботиться о своих подчиненных.

   Значительное влияние оказывает Япония на динамично развивающийся Азиатско-Тихоокеанский регион. Экономический рост здесь до конца XX в. был самый высокий среди всех регионов мира.

   Большую роль в этом развитии сыграла Япония с ее опорой на научно-технический прогресс, на разработки новых моделей промышленного производства, новых форм организации труда и менеджмента. Быстрый экономический рост Японии обеспечили многие факторы: ориентация на достижения человеческой мысли в сфере новой техники, технологии, организации производства и менеджмента, исключительное трудолюбие народа, борьба за высочайшее качество производимой продукции, жесткая экономия. Эти и другие факторы обусловили “японское экономическое чудо” и позволили островному государству к концу 80-х годов XX в. занять второе место в мире (после США) по производству ВВП.

   Однако в середине 90-х годов, вслед за многими странами Запада и Юго-Восточной Азии Япония стала вползать в полосу депрессии. Началось медленное и болезненное снижение производства товаров и услуг. К середине 90-х годов Японию настигает могучий сосед — Китай.

   С большой долей вероятности можно предположить, что в XXI в. динамизм экономики АТР перейдет в сопредельные с этим регионом страны: Индию, Пакистан, республики Средней Азии.

   Одной из главных причин по которой Япония как наш юго-восточный сосед упорно добивается “возврата северных территорий” является дефицитное сырье (минеральное и биологическое — морское). По данным геологов, только на Итурупе разведаны залежи высококачественных железных, титано-ванадиевых руд, золота, серебра. На этом и других островах, прежде всего на Кунашире, есть запасы полудрагоценных камней, цинковой и свинцовой руд, стекольного сырья. Найдены уникальные редкоземельные полиметаллы — лимонитовые руды самого высокого качества, содержащие титан, фосфор, висмут. Кроме того, на Кунашире имеются золотые и серебряные месторождения, запасы самородной серы. Электроэнергетический потенциал Южных Курил оценивается в несколько тысяч киловатт. На их шельфе есть и “черное золото”.

   Потеря Россией Южных Курил нанесет ущерб не только экономике нашей страны, но и геополитическому присутствию в этом стратегически важном районе. Передача островов, политых кровью русских моряков, означала бы создание прецедента для других нарушений Ялтинских соглашений, для пересмотра границ в Азии и Европе, в результате чего ухудшалось бы геополитическое положение России.

«Зоны опасности» и интересы Японии в регионе

   Политика Японии, начиная с эпохи Мэйдзи, но особенно в 30-е годы XX в., отражала и сейчас отражает особенности ее географического и политического положения. Островное расположение, перенаселенность, недостаток природных ресурсов, с одной стороны, а с другой — мощная, динамично развивающаяся промышленность, острая потребность в сырье и рынках сбыта предопределили стремление Японии занять достойное своему потенциалу место под солнцем. Сделать это было непросто. Но надо отдать должное прозорливости политиков Страны восходящего солнца. Они реализовали — и настойчиво делают это сейчас — Паназиатскую доктрину, провозглашенную еще в 1934 г. В ней, в частности, говорилось:

   Япония считает себя непосредственно ответственной за мир и порядок на Дальнем Востоке, никакая другая держава не имеет права осуществлять эксплуататорскую политику на Дальнем Востоке; Япония будет противостоять любым иностранным действиям в Китае, которые она сочтет враждебными ее собственным интересам.

   Сейчас Япония стремится к этим же целям, используя экономические средства, но делает это более эффективно, чем в 30—40-е годы, когда была применена военная сила.

   Современное положение Японии, ее политическая роль в мире совершенно не соответствуют достигнутой экономической мощи Страны восходящего солнца. В конце XX в. политические условия, навязанные Японии США после поражения в войне 1941—1945 гг., значительно ограничивают ее свободу в выработке собственной внутренней и внешней политики, в выборе геополитического пути. Это касается и геостратегических отношений Страны восходящего солнца с ее ближайшими соседями, включая и Россию.

   Один из основателей геополитики Карл Хаусхофер относил Японию к “островным странам с континентальным типом мышления”. Немецкий ученый полагал, что Япония представляет собой полную противоположность другого островного государства — Англии. Оснований для такого противопоставления было немало. Англия всегда отгораживалась от Европы, противопоставляла себя ей. Япония, напротив, поддерживала тесные связи с Азией, в большей степени с азиатским Китаем, с Кореей и обязана континенту практически всем — от письменности до орудий труда и производства. В духовной жизни эту связь проследить тоже нетрудно: древние сакральные тексты “Кодзики” (записан в 712 г.) и “Нихон сёки” — средоточие японской традиции — во многом заимствованы из китайского, корейского, а также индийского и малазийского духовного богатства.

   Безусловно, это заимствование было обогащено и адаптировано к особенностям национального самосознания, переработано им и в результате приобрело самобытную сущность. И японцы не без основании считают свою страну родиной сакрального, “землей духов”, Страной восходящего солнца, “страной духовного изобилия”. Для них Япония — символический онтологический пояс. Философские взгляды японцев характеризуются самоуглубленностью, предельной сосредоточенностью, медиативной направленностью. Такая “философия жизни”, основанная на одном из течений буддизма — “дзен” — сформировала стиль мышления, образец жизни японцев. Предметы быта, обыденные житейские дела (чайная церемония, искусство бонсай — выращивание мини-деревьев — традиция, пришедшая в VI в. из Китая, и др.) стали действенной формой медитации, носят яркий отпечаток сакрального, подчеркивающего мысль о слиянии человека с природой, с духом Земли, с Космосом.

   В официальных речах японцы редко оперируют категориями национальных интересов и безопасности: они предпочитают их заменять привычными для них терминами «мир и стабильность».

   Япония в двух изданиях «Белой книги по обороне» за 1997 г. и 1999 г. в английском варианте рассматривая проблемы безопасности обозначила почти те же самые «зоны опасности» в Восточной Азии, что отмечаются и в американских Стратегиях. Это и проблема безопасности на Корейском полуострове, и возрождение Китая, и территориальные споры, и распространение оружия массового уничтожения, и увеличение оборонных расходов в регионе.

   Среди «зон опасности» не упоминается проблема Тайваня. Эта тема рассматривается в контексте взаимоотношений между США и КНР. Сам же Китай, помимо его потенциального возвышения, волнует Японию и с другой стороны. А именно: «Китай в феврале 1992 г. узаконил Акт о территориальных водах, в котором утверждается, что острова Сэн-каку (китайцы их называют Дяоюйдао.), которые являются территорией Японии, Спратли и Парасельские острова, на суверенитет которых претендуют некоторые страны АСЕАН, являются китайской территорией». Среди территориальных проблем называется и проблема островов Такэсима (Токто по-корейски). Другими словами,

   Проблема территориального размежевания сохраняется как в отношениях с КНР, так и в отношениях с «двумя Кореями», что делает нынешнюю «стабильность» в регионе весьма относительной и хрупкой.

   Непредсказуемость и неопределенность в АТР определяется таким набором факторов: неопределенностью политической и экономической ситуации в России, нерешенностью  проблем  на  Корейском  полуострове,   проблемами  северных территорий, островов Такэсима, Спратли; инцидентом, связанным с запуском несколько лет назад ракеты Северной Кореей.

   Российский фактор для Японии с точки зрения ее безопасности сохраняет «статус опасности» в Восточной Азии. Это связано, по мнению японцев, с такими причинами:

  интенсивные отношения между Россией и Китаем как реакция России на «продвижение НАТО на Восток»;

  развитие «стратегического партнерства» с Китаем и призывы к мультиполярности как попытка формирования системы «противовеса Соединенным Штатам» в регионе;

  «агрессивно осуществляемая продажа оружия в регионе усиливает беспокойство в связи с дестабилизацией региона».

   Термин «Восточная Азия» является синонимом термина «Азиатский Тихий океан» (Asia Pacific).

   Япония, с одной стороны, постоянно проявляет «беспокойство» относительно военно-технического сотрудничества России с Китаем, с другой, исходя из того, что Китай может оказаться «угрозой» и для самой России, прощупывает варианты для взаимодействия с Россией на перспективу в плане противодействия подобной угрозе.

   Анализируя  можно сделать следующие выводы.

  1. В контексте безопасности Японии и США в большей степени озабочены «китайским фактором», потенциально способный превратиться в равный США и Японии актор в регионе — не исключено и на мировой арене.

  2. Для японских стратегов «российский фактор» также остается значимой величиной, поскольку, в отличие от США, они не столь уверены в будущем России, как страны «западного мира».

Российско-японская политика

   Впервые европейцы — португальцы — попали в Японию в 1542 г. Немаловажным моментом из истории России-Японии является то, что в 1633, 1636, 1639 гг. изданы три указа японского правителя о “закрытии страны”. Япония была закрыта для иностранцев, особенно европейцев. Страна была закрыта не только для европейцев, но и для соседей за исключением китайцев. Самим японцам было запрещено строить большие суда и ходить дальше указанной прибрежной зоны. “Открыл” Страну восходящего солнца американский крейсер под командованием капитана М. Перри в 1854 г. Для европейцев были открыты порты Симода и Хакодате.

   Русско-японские отношения имеют более чем трехсотлетнюю историю. Первые сведения о Курильских островах сообщил в 1697 г. русский землепроходец В.В. Атласов. В 1745 г. большая часть Курильских островов была нанесена на “Генеральную карту Российской империи” в Академическом атласе.

   После открытия русскими мореходами Курил и закрепления их за Российской империей (поднятие русского флага, установка православных крестов на всех островах гряды, включая Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, на которые сейчас претендует Япония) эти земли были нанесены на все карты мира как принадлежащие России. (Даже на карте школьного атласа, изданного в Токио в 1954 г. с пометкой “Одобрено Министерством просвещения” граница Японии с СССР проведена так, что Хабомаи — территория Японии, а Кунашир, Итуруп и Шикотан из ее территории исключены).

   В указе Павла I от 8 июля 1779 г. сказано, что острова, “простирающиеся от Камчатки... на юг к Японии”, находятся в “обладании” России. Через несколько месяцев на эти острова высадились небольшие десанты японцев, которые низвергли русские кресты как знаки принадлежности этих островов России.

   По русско-японскому договору 1855 г. все Курильские острова к северу от острова Итуруп объявлялись владениями России. По русско-японскому договору 1875 г. Россия уступила Японии 18 Курильских островов. В  число обмениваемых островов вошла “гряда”, или “группа” островов, в число которых Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи не входили.

   После поражения России в войне 1904—1905 гг. по Портсмутскому мирному договору, навязанному России прежде всего США и Англией, эти четыре острова и половина острова Сахалин отошли к Японии. В 1945 г. после разгрома Квантунской армии в Маньчжурии, японских гарнизонов на Итурупе, Кунашире, Шикотане и Хабомаи они вновь перешли под юрисдикцию России.

   На русско-японские отношения наложили отпечаток военные конфликты между нашими странами. Они, безусловно, не только связаны с геополитическими интересами, но и во многом предопределены ходом внутриэкономического и политического развития государств, их военного соперничества.

   Пользуясь ослаблением России после развала СССР, Япония усилила давление на нее. Помогают ей в решении вопроса “северных территорий” и некоторые страны “большой семерки”. Так, бывший Президент США Дж. Буш периодически “воздействовал” на Б. Ельцина в пользу передачи Японии четырех Курильских островов. Если каким-либо образом эти острова перейдут к Японии, то весь российский Тихоокеанский флот окажется отрезанным от океанов, так как другие проливы для тяжелых надводных и подводных крейсеров непригодны для плавания. Силовое решение проблемы островов даст “плохие всходы” в будущем. Два великих соседних государства по сути будут противостоять друг другу.

   Чувствуя свою экономическую и финансовую силу (зная и слабость современной России), японцы начали активно внедряться на “северные территории”, идет их ползучая оккупация. С 1992 г. начались взаимные безвизовые поездки жителей Японии, включая бывших жителей островов и постоянно проживающих на островах россиян. С 1998 г. японцы бесплатно обучают жителей Южных Курил японскому языку. На это в госбюджете Страны восходящего солнца только на 1998 г. было выделено более 3,5 млн. долл. В 1998 г. японское правительство приняло очередное решение об увеличении безвизового обмена. Значит, число желающих побывать и поселиться на “спорных” островах все возрастает. Японцы реконструируют старые и строят новые автодороги, порты, линии связи на всех четырех островах. Таковы очевидные последствия идеи, выдвинутой министерством иностранных дел о “совместной экономической деятельности на четырех островах”. Не продумано было очень много вопросов, в частности, остается проблема контроля за выловом морепродуктов, суверенитета островов, хозяйственной деятельности японцев на Южных Курилах.

   Японцы ищут адвокатов, поддерживающих их интересы, не только в США, Англии, но даже в России. Было немало ходатайств за интересы Страны восходящего солнца среди российских политиков, ученых, журналистов. Однако опросы общественного мнения показывают, что большинство населения России не настроено на передачу островов Японии.

   Кроме того, что она лишилась бы четырех незамерзающих проливов, имеющих для РФ большое стратегическое значение, были бы потеряны значительные запасы полезных ископаемых, а также район Южных Курил — один из важнейших рыбохозяйственных районов, где добывается 10% российского общего вылова морепродуктов. В перспективе добыча рыбы и других морепродуктов может быть легко удвоена и доведена до 2 и более млн. т в год. Курилы дают стране 15% лососевых, в этом районе добывается до 7% ценных водорослей. Стоимость годовой продукции, получаемой только рыбной промышленностью на Южных Курилах превышает 1 млрд. долл. США. Это хорошо понимали наши предки. Еще в 1727 г. в докладе Сената Екатерине I говорилось, что Курилы “... к содержанию и владению под российской державой нетрудные”.

   В российско-японских отношениях решаются три ключевые проблемы:

  первая — “северные территории”;

  вторая — экономическая;

  третья — военно-политическая и геополитическая.

   Японское правительство двусторонние политические отношения всегда ставило в зависимость от территориальных претензий к России.

   Ельцин и японский премьер-министр подписали Токийскую декларацию о “законности и справедливости” территориального диспута “по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи”.

   Вывод российских войск с Южных Курил создал брешь в обороне границы, но кроме этого была подорвана и экономика островов, так как армия обслуживала не только военные, но и гражданские авиарейсы, обеспечивала связь островов с материком, строила и ремонтировала дороги и мосты, восстанавливала разрушенные дома.

   Вторая проблема российско-японских отношений состоит в том, что японская сторона стремится укреплять не всякие, а строго определенные экономические отношения: прежде всего об освоении энергетических ресурсов” в Сибири и на Дальнем Востоке. Большой интерес к этой проблеме проявляет не только наш восточный сосед, но и другие страны “семерки”, которые отводят России роль сырьевого придатка — статус колониальной страны. Контроль над энергетическими проектами японцы стремятся оставить в своих руках, а добываемые энергоносители намереваются ориентировать на экспорт. Нашей стране важнее пустить энергоресурсы на развитие Сибири и Дальнего Востока.

   Третья проблема российско-японских отношений тесно связана с расширением НАТО на Восток. Японско-американский альянс в конце XX в. значительно увеличил свою активность на Востоке. Предусматривается американо-японское сотрудничество в деле “урегулирования территориальных споров” в регионе. Если перевести язык дипломатии на разговорный, это означает, что США и Япония совместно готовы взять у обессилевшей России все, что считают нужным, а не только Южные Курилы.

   Новейший прицел Японии — активизация в странах Центральной Азии и Кавказа. В геополитическом плане дело идет к вытеснению России из Дальнего Востока, Средней Азии.

   В своей практической политике Япония активизирует связи со странами Центральной Азии и Закавказья (Азербайджан, Грузия), что самым негативным образом скажется на ее отношениях с Россией.

   Во-первых, включение Японии в игру на новом геостратегическом пространстве объективно ослабляет роль России в совокупной внешней политике стран региона.

   Во-вторых, Япония теряет интерес к развитию энергетических проектов на территории России.

   В-третьих, главным актором во всей «евразийской дипломатии» является динамичный Китай, а не Россия.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!