Лекция 5 "ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН"

«Обязательственное право зарубежных стран»

 

1. Понятие обязательств и основания их возникновения

Понятие обязательств

   Обязательственное право — наиболее мобильная, под­вижная, «живая» часть гражданского и торгового права. В зарубежном праве к этому институту нет единого подхода и нет понятия «обязательственное право», а есть два самостоятельных института: договорное право (Contract Law) и деликтное право (Law of Torts).

   Законодательство некоторых стран дает общее определе­ние обязательства. Например, (§ 241 ГГУ) «на основании обязательства кредитор вправе требовать от должника совершения определенного действия. Испол­нение может заключаться и в воздержании от действия». Чаще обязательство определяется доктриной и практикой, исходя из совокупности факторов, характе­ризующих данную правовую категорию.

   Одно из научных толкований (К. Ларенц) предполагает, что «обязательственные отношения есть правоотношения, имеющие своим содержанием част­ноправовое обязательство (или несколько подобных обяза­тельств) одного лица перед другим (обычно их обоих друг перед другом)».

   Англо-американское договорное право является важной частью обязательственного права. По англо-американскому праву всякая юридическая сделка (кроме завещания), направленная на возникновение, изменение или прекращение обязательств, признается до­говором.

   Заимствованные США и другими странами принципы английского договорного права почти целиком созданы ан­глийскими судами, и законодательство до недавнего време­ни играло незначительную роль в его развитии. В большей своей части эти принципы сложились за последние 200 лет, ибо договорное право порождено торговлей и разви­валось по мере превращения Англии из страны в основном сельскохозяйственной в страну по преимуществу торговую и промышленную. О сравнительно скромной роли дого­ворного права в прошлом свидетельствуют «Комментарии к праву Англии» Блэкстона, изданные впервые в 1756 г., где 380 страниц посвящены праву недвижимой собственности и лишь 28 страниц — договору.

   Несмотря на указанные исторические различия обя­зательственного права стран континентальной Европы и общего права, определения обязательств, даваемые англо­американскими авторами, порой существенно не различаются. Обязательство связывает по меньшей мере две стороны — сторону, от которой исходит заявление, и сторону, принимающую заявление. Эти сторо­ны называются соответственно "должник" и "кредитор"».

   Основаниями возникновения обязательств служат: дого­вор, квазидоговор, причинение вреда или другое противо­правное действие, т.е. деликт и квазиделикт. Квазидоговор и квазиделикт предусматриваются в законодательстве не всех стран. В некоторых же странах им посвящено доволь­но большое число норм. Например, согласно ст. 1371 ФГК «как бы договорами являются совершаемые исключитель­но по собственному побуждению действия человека, из ко­торых вытекает какое-либо обязательство перед третьим лицом и иногда взаимное обязательство сторон». Это, в частности, может быть добровольное ведение чужих дел без поручения: «вне зависимости от того, знает ли собственник о ведении дел или не знает, тот, кто ведет дела, заключает молчаливое обязательство продолжать ведение дела, кото­рое он начал, и довести его вплоть до времени, когда соб­ственник будет в состоянии сам заботиться о своих делах» (ст. 1372). В свою очередь «хозяин, дело которого велось хо­рошо, должен выполнить обязательства, которые ведущий дело заключил от его имени, дать последнему возмещение за все личные обязательства, которые тот принял на себя, и оплатить ему все сделанные им полезные и необходимые расходы» (ст. 1376).

   Правонарушениям (деликтам) и как бы правонару­шениям (квазиделиктам) как основаниям возникновения обязательств посвящены ст. 1382—1386 ФГК. По общему правилу, «какое то ни было действие человека, которое при­чиняет другому ущерб, обязывает того, по вине кого ущерб произошел, к возмещению ущерба». По япон­скому гражданскому праву «деликт представляет собой незаконное действие, причиняющее вред другому лицу, на основании чего возникает обязанность причинившего вред возместить его». К квазиделиктам относятся действия, причиняющие вред, но не охватыва­емые понятием деликтов.

   В некоторых странах при отсутствии такой категории, как квазиделикт, предусматривается в качестве основания возникновения обязательств неосновательное обогаще­ние (ГГУ).

   В некоторых странах основания возникновения обяза­тельств иногда именуются «источниками», к которым от­носят закон, договоры и квазидоговоры, а также незакон­ные действия — виновные или небрежные (ст. 1089 ГКИ).

   Субъектами обязательства являются физические и юридические лица, а также структурные подразде­ления последних, не пользующиеся правами юридических лиц. Частному праву известна категория множественности лиц в обязательствах — на стороне кредитора или должни­ка либо того и другого одновременно.

   Наиболее часто применяемыми в практике основаниями перемены лиц в обязательстве служат уступка требования (цессия) и перевод долга. В первом случае кредитор (це­дент) передает третьему лицу (цессионарию) свои права требования к должнику. Согласия должника на это не тре­буется. Специальной формой передачи всех прав и гарантий кредитора третьему лицу является суброгация. Страховая компания, выплатив полное страховое возмещение, стано­вится кредитором по отношению к должнику (т.е. причинителю вреда). В отличие от цессии (суброгации) перевод долга осуществляется только с согласия кредитора.

Классификация обязательств 

   Краткий анализ оснований возник­новения и субъектов обязательств позволяет классифици­ровать их как договорные и внедоговорные. По экономическому содержанию особую группу составляют денежные обязательства, прежде всего заемные.

   К числу специфических видов относятся, в частности, так называемые «обязательства совести» (к примеру, обя­зательства, основанные на правилах игры или пари, а также некоторые натуральные обязательства, скажем, обязатель­ство родителей дать приданое детям).

   Множественность лиц на стороне должника или креди­тора порождает деление обязательств на долевые и соли­дарные, а также категорию регрессных обязательств: один из солидарных должников, полностью исполнивший обяза­тельство, получает право регресса к остальным должникам.

   Из всех видов обязательств практический интерес представляет денежное обязательство, по которо­му должник передает кредитору денежные знаки в определенной или определимой сумме. Будучи специфическим объектом гражданских и торговых правоотношений, деньги позволяют осуществлять товарообмен в широких масшта­бах. Наряду с денежными обязательствами в «чистом виде» (заемными) существуют много­численные денежные обязательства как «платежная часть» других обязательств (купли-продажи, перевозки, подряда и т.п.) или универсальная форма исполнения последних при невозможности их исполнения в натуре. В эпоху про­мышленного капитализма и вплоть до начала XX в. любое обязательство достаточно свободно трансформировалось в денежное. Не случайно право и судебная практика Англии и США не признают невозможности исполнения обяза­тельств, ссылаясь на то, что любое обязательство может быть превращено в денежное, а деньги всегда уплачиваются должником.

   Однако в современных условиях процессы инфляции, неустойчивость валют, колебания их курсов (девальвации и ревальвации), валютные кризисы делают денежную ком­пенсацию не всегда приемлемой для кредитора. Последний заинтересован в том, чтобы отрицательные валютные из­менения не отражались негативно на его имущественной сфере. Поэтому, например, в денежных обязательствах в иностранной валюте стали различать и применять валюту долга и валюту платежа. Валюта долга — это денежная еди­ница, в которой исчисляется сумма денежного обязатель­ства. Валюта платежа — валюта, в которой обязательство должно быть исполнено.

   Стремясь обезопасить себя от валютных неурядиц, дело­вые люди стали прибегать к различным формам «золотых оговорок». В частности, сумму денежного обязательства устанавливали путем указания на соответствующее число золотых монет определенного стандарта, веса и пробы, в ко­торых должен быть произведен платеж. В настоящее время эта форма «золотой оговорки» не применяется, поскольку в обращении нет золотых монет. Другой формой «золотой оговорки» было указание на то, что должник обязан упла­тить кредитору в данной валюте эквивалент определенного числа золотых монет.

   В настоящее время положение о «золотой оговорке» утрачивает свое значение, так как ни одна валюта сейчас не основывается на курсе золота. Поэтому в деловой практи­ке создаются новые формы гарантийных оговорок. В част­ности, широко применяются условия, связывающие сумму обязательства с покупательной способностью валюты путем определения ее на основе предусмотренного в обяза­тельстве индекса цен (общетоварный индекс, индекс цен промышленных товаров, товаров определенного набора). Вводятся также оговорки, устанавливающие право креди­тора отказаться от договора в случае превышения обуслов­ленного предела изменений соотношения золота и валюты, указанного в договоре.

 

2. Договорная форма обязательства

Виды договоров

   Наиболее распространенным основанием возникно­вения, изменения и прекращения обязательств является договор или контракт. «Договор есть соглашение, посред­ством которого одно или несколько лиц обязываются пе­ред другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо» (ст. 1101 ФГК). Согласно ЕТК США «дого­вор — это правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон».

По своему правовому характеру договор представляет собой сделку, закрепляющую совпадение волеизъявлений двух и более контрагентов. Особенностью договора являет­ся то, что его целью не всегда служит возникновение, изменение либо прекращение обязательств имущественно­го или неимущественного характера. Возможны договоры о заключении брака или усыновлении. В форму договора облекаются и трудовые отношения. Первоначально они ре­гламентировались договором личного найма, по которому одна из сторон (работник) обязывается выполнить опреде­ленную работу, а другая (работодатель) — предоставить вознаграждение за это (ст. 623 ЯГК). В дальнейшем сфор­мировалось понятие трудового договора, по которому рабо­чий фактически продает свою рабочую силу как товар.

   Вслед­ствие этого договор о выполнении работы приобрел качество зависимых трудовых отношений. Поэтому во всех развитых странах трудовой договор признан особым видом договора и стал объектом специального законодательства.

   Существуют многообразные классификации договоров:

  по предмету - купли-продажи, найма, перевозки, страхования и т.п.;

  по моменту совершения - консенсуальные и реальные,

 ♦  по соотношению прав и обязанностей сторон -одно-, двух- и многосторонние,

 по экономическому содержанию - возмездные и безвозмездные.

   Многие договоры имеют общие условия. Рассматривая общие положения договоров, порядок их заключения, исполнения, расторжения и признания недей­ствительными, западные авторы упоминают принцип «сво­боды договора», т.е. свободного заключения и определения содержания договора по усмотрению его сторон. Однако в литературе все чаще делаются оговорки насчет заметных ограничений данной «свободы». Эти ограничения касаются как самого заключения договора (обязанность акцепта или оферты), так и его со­держания. К этим ограничениям относят акты по контролю за ценами на некоторые товары, за земельной рентой, квартир­ной платой и величиной ссудного процента.

   В западных странах иногда устанавливаются ограничения цен, напри­мер на природный газ, потребляемый населением. Хотя в периоды острых энергетических кризисов государство само же и отменяет эти ограничения, благодаря чему поставщи­ки, взвинтив цены, компенсируют свои временные потери. Государственное регулирование нередко прямо направлено на защиту интересов «своих» монополий (например, при введении импортных либо экспортных ограничений на от­дельные товары). Данные протекционистские меры часто выливаются в подлинные «торговые войны» («тресковые», «фруктовые», «винные» и т.п.) в рамках «треугольника» США—Западная Европа—Япония, а также тормозят рост торговли с другими странами.

   В развитых западных странах широкое распространение получили «договоры стандартного характера», где одной стороной выступает предприятие, а контрагентом — масса граждан, т.е. где одна сторона принимает решение, а другая вынуждена соглашаться с данным решением. Подобные до­говоры показывают отход от провозглашен­ного в эпоху промышленного капитализма принципа «сво­боды договора», в соответствии с которым (ст. 1134 ФГК) «соглашения, законно заключенные», стано­вятся «законом для тех, кто их заключил»1.

1 От «договоров стандартного характера» следует отличать разрабаты­ваемые специалистами примерные формы различных договоров.

   Развитие монополий создало ряд новых договорных форм, в которых элемент соглашения, выражения «воли то­варовладельца» уже не только по существу, но и по форме является чистой фикцией. Сюда относятся так называемые «договоры присоединения», все положения которых выра­ботаны монополиями, а за контрагентом остается только формальное право присоединиться или не присоединиться к данным договорам.

Условия договора и дей­ствительность

   Зарубежное законодательство подроб­но регламентирует основания признания договоров недей­ствительными:

  отсутствие законного основания договора;

  совершение договора недееспособным либо юридическим лицом — за пределами своей специальной правоспособно­сти;

  «пороки воли» сторон; несоблюдение установленной законом формы договора и т.п.;

  нарушение норм права, морали и «публичного порядка».

   В настоящее время практически каждый участник до­говорных отношений в гражданском обороте стремится со­ставить договор на основании общих условий заключения сделки, которые распространены в гражданском обороте. Их назначение не только в том, чтобы унифицировать содержание наиболее массовых договоров или закрепить условия таких законодательно не урегули­рованных договоров, как договоры финансовой аренды и факторинга. Главное преимущество общих условий для применившей их стороны в том, что они делают правовую позицию этой стороны более выгодной, нежели предусмо­трено законодательством. Принятый в 1977 г. закон Германии об общих усло­виях заключения сделок имеет целью защитить интерес «слабой» стороны в договоре. Для этого в нем содержатся положения о порядке включения общих условий в содер­жание договора и о недопустимости отдельных условий.

   В ходе реформы обязательственного права в 2002 г. в ГГУ был включен ряд законов, касающихся договорного права, в том числе и закон об общих условиях заключения сделок, правила о которых остались в основном неизменными.

  Общие условия заключе­ния сделки (§ 305 ГГУ) это  заранее сформулированные для неопреде­ленного числа договоров условия, предлагаемые одной сто­роной договора (инициатором) другой при его заключении.

   Инициатива их применения исходит только лишь от одной стороны в договоре, который не обязательно сам составляет конкретные общие условия, он может однократно использовать формуляр третьего лица, созданный для целого ряда договоров. Например, не имеет также зна­чения, от кого исходит оферта. Как правило, при помощи общих условий регулируются такие вопросы, как порядок заключения договора, оферта, способ и место исполнения договора, порядок расчетов по договору, удержание как способ обеспечения исполнения обязательства, обязанности заказчика, прием заказчиком исполнения договора, ответственность сторон, порядок раз­решения споров.

   Условия договора признаются заранее сформулирован­ными (формулярными), если они изложены в письменной форме с целью многократного применения. В судебной практике принято правило, что инициатор должен иметь намерение применить конкретные условия в не менее чем трех договорах, чтобы они считались общими условиями.

   Условия договора не признаются общими условиями, если они были по отдельности согласованы сторонами до­говора. То есть инициатор должен предлагать своему кон­трагенту заключить договор на представленных условиях.

   Для того чтобы стать частью договора, общие условия должны быть включены в него. Правила включения общих условий заключения сделок различны для потребительских договоров и договоров между предпринимателями. Особо строгие требования в предусмотрены для случаев заключе­ния договора, содержащего общие условия с потребителя­ми. В частности, до или при заключении договора инициа­тор обязан в ясно выраженной форме указать контрагенту на включаемые в договор общие условия и предоставить ему возможность ознакомиться с содержанием договора. Потребитель должен выразить согласие на включение в со­держание договора общих условий. Согласие может быть явно выраженным или конклюдентным (например, в виде молчания). Если договор заключается в сети Интернет, то потребителю должна быть предоставлена возможность ознакомиться с содержанием общих условий до заключе­ния договора. Процесс заключения договора должен быть организован таким образом, чтобы потребитель мог совершить акцепт только после ознаком­ления с общими условиями.

   В отношениях между предпринима­телями и между субъектами публичного права применяются менее строгие правила (ГГУ). Предприниматель-инициатор общих условий не обязан указывать другой стороне договора на присутствие в по­следнем общих условий и предоставлять ему возможность ознакомиться с общими условиями. Также не требуется со­гласие контрагента на включение общих условий в договор. В данном случае положения германского права об общих условиях заключения сделок аналогичны правилам российского ГК о договоре присоединения.

   В германском праве действует принцип свободы до­говора, т.е. свободного определения содержания договора по усмотрению его сторон. Вместе с тем, законодательство предусматривает определенные правила, которым долж­но соответствовать содержание договора. Правила ГГУ об общих условиях заключения сделок устанавливают ряд положений, которые ограничивают включения в договор определенных условий. В силу закона подобные условия недействительны и не имеют юридической силы. Недействительны общие условия, являющиеся необычными для данного договора. При отнесении условия к категории необычных применяется субъективный критерий. Необычность усло­вия исключается, если оно было доведено до сведения кон­трагента.

   Условия, по которым особо сторонами договора достиг­нуто соглашение, имеют приоритет перед общими условия­ми, регулирующими аналогичные отношения между ними. Не имеет значения, когда было достигнуто соглашение — до или после применения общих условий.

   Все сомнения, возникаю­щие при толковании общих условий, толкуются в поль­зу контрагента инициатора (§ 305с ГГУ). Поэтому сторона, желающая включить в содержание договора общие условия, должна сформулировать их как можно более ясно, четко, коротко и непротиворечиво.

   Если общее условие не подпадает под перечень недействи­тельных, оно мо­жет быть признано недействительным, исходя из общих пра­вил. Общее условие (ГГУ) признается недействительным, если оно в нарушение прин­ципа честности и доверия, ухудшает положение другой сто­роны в договоре (в том числе, вследствие неясности или непонятности условия). Ухудшение положения контрагента, может выражаться в противоречии общим по­ложениям законодательства или если оно настолько огра­ничивает основополагающие права и обязанности сторон, происходящие из природы договора, что делает невозмож­ным достижение цели договора.

   Среди абсолютно недопустимых общих условий ГГУ выделяет следующие:

  условия, предусматривающие повышение цены това­ра или услуги ранее чем через четыре месяца после заклю­чения договора;

  условия, ограничивающие право контрагента на отказ от принятия исполнения по договору, либо право контраген­та на отказ от выполнения своих обязательств по договору до исполнения его инициатором, либо право удержания;

  условия, освобождающие инициатора от обязанности потребовать исполнения договора контрагентом или предо­ставить ему срок для исполнения его обязанностей по до­говору;

  условие, в соответствии с которым его инициатору предоставляется право на неустойку в случае непринятия или несвоевременного принятия контрагентом исполнения по договору, просрочки оплаты или отказа контрагента от договора;

  условия, ограничивающие или исключающие от­ветственность за вред жизни или здоровью, причиненный вследствие неосторожного неисполнения их инициатором своих обязанностей либо вследствие умышленного или неосторожного нарушения своих обязанностей законным представителем;

  условия, ограничивающие или исключающие ответ­ственность за убытки в особо крупном размере, причинен­ные вследствие грубой неосторожности инициатора либо вследствие умысла или грубой неосторожности законного представителя;

  условия, ограничивающие или исключающие право контрагента отказаться от договора в случае не выражен­ного в недостатках товара или услуги нарушения инициа­тором своих договорных обязательств;

  условия договоров, предусматривающих поставку то­варов или оказание услуг в течение длительного времени, устанавливающие обязательный для контрагента более чем двухлетний срок договора; устанавливающие возможность порождающего соответствующие обязанности для контрагента молчаливого продления договора на срок более одно­го года;

  условие, предусматривающее возможность перехода договорных прав и обязанностей его инициатора к третье­му лицу, за исключением тех случаев, когда в условии обо­значается конкретное третье лицо либо когда контрагенту в такой ситуации предоставляется возможность в односто­роннем порядке расторгнуть договор;

  условие, предусматривающее ответственность лица, заключившего договор от имени контрагента, без объявле­ния этого указанному лицу и др.

 

3. Исполнение обязательств и ответственность за нарушение обя­зательств

Исполнение обязательств

   Важное значение в законода­тельстве, судебной практике и доктрине придается исполне­нию обязательств. В связи с отмечавшимся падением роли денежного возмещения возрастает значение исполнения обязательств в натуре. Одновременно претерпевает измене­ния принцип исполнения обязательств в строгом соответ­ствии с договором: суды нередко осуществляют толкование договора, исходя из «намерений» его сторон, обычаев, тор­говых обыкновений, «доброй совести» и «добрых нравов».

   Заметной тенденцией развития института исполнения обязательств стало усиление его гарантий. Эта тенденция развивается по двум направлениям:

  » возрастает роль вещно-правовых гарантий — гарантированной переда­чи имущества, залога имущества, остановки товара в пути и права удержания вещи;

  » множится число самих видов гарантий. Например, только в разделе 9 ЕТК США предусматривается по меньшей мере десять видов, в том числе ручной залог, цессия, ипотека движимости и довери­тельная собственность на движимое имущество.

Основания прекращения обязательств

   Обязательства обычно пре­кращаются:

  надлежащим исполнением,

  заменой исполне­ния,

  новацией,

  соглашением о прекращении обязательства или

  зачетом взаимных однородных требований.

   В частно­сти, с помощью зачета погашаются взаимные однородные требования (ФГК и ГТУ). Зачет может служить средством прекращения обязательств, предметом которых являются деньги или другие заменимые вещи. На практике зачет используется часто в денежных обязатель­ствах, связанных с банковскими операциями.

Ответственность за нарушение обязательств

   Большое внимание уделяется ответственности за нарушение, т.е. за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязатель­ств. Главными формами ответственности служат неустойка (штраф, пеня) и возмещение убытков (включая как прямые потери, так и упущенную выгоду). В случае нарушения обязательства должник обязан также исполнить обязательство в натуре. Подход к исполнению обязательства в натуре и замене его денежным возмещением неодинаков в странах континентальной Европы и странах англо-американского права. В первых требование об исполнении в натуре явля­ется основным, и должник в принципе может быть всегда присужден к исполнению в натуре (за некоторыми исклю­чениями), когда этого желает кредитор. Напри­мер, в соответствии со ст. 97 Обязательственного кодекса Швейцарии кредитор может требовать возмещения убыт­ков лишь в случае невозможности исполнения обязатель­ства в натуре.

   Англо-американское право исходит из прямо противо­положного принципа: основное, на что может претендовать кредитор в случае нарушения договорного обязательства, — возмещение причиненного ему ущерба путем уплаты де­нежной компенсации. Возможность принудительного исполнения договорного обязательства вообще не была из­вестна судам общего права, и лишь суды права справедли­вости признали правомерность требования об исполнении в натуре в случае, когда денежная компенсация не удовлет­воряет интересы кредитора. Сказанным объясняется широкая трак­товка убытков в англо-американской литературе.

   Обязательным условием ответственности за нарушение обязательств в странах континентальной Европы является вина должника, что прямо закреплено в гражданских кодек­сах. Вина должника презюмируется, поэтому кредитор обя­зан доказать лишь факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Опровержение же презумпции лежит на обязанности должника (ст. 1147 ФГК, § 282 ГГУ).

   В законодательстве не дается определения вины, указыва­ются лишь формы ее проявления: умысел и небрежность. Если должник хочет освободиться от ответственности за нарушение обязательства, он должен доказать, что имели место случай или непреодолимая сила.

   Положения англо-американского права, касающиеся до­говорной ответственности, отличаются от норм континентального права. Основной принцип общего права заключается в том, что договоры должны исполняться при любых условиях и независимо от вины должника. Если лицо приняло на себя обязательство по договору, то оно не может отказаться от исполнения последнего по мотивам невозмож­ности сделать это. Подобная «абсолютная» ответственность логически вытекала из понимания существа и содержания договора в английском праве. Договор рассматривался как обещание, гарантия, которую должник принимает на себя по отношению к кредитору. При этом должник гарантирует не реальное исполнение обязательства, а лишь поступление в имущество кредитора определенной денежной суммы. При таком подходе вопрос о невозможности исполнения вообще не возникает: деньги уплатить всегда возможно. Однако по­сле первой мировой войны английские суды, так же как и суды стран континентальной Европы, постепенно начина­ют освобождать должника от исполнения договорных обя­зательств, причем не только при невозможности, но и при крайней затруднительности исполнения, обосновывая это изменившимися обстоятельствами.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!