Лекция 3 "ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН"

 «Вещное право и право частной собственности зарубежных стран»

 

1. Вещное право как институт зарубежного гражданского права

Общая характеристика вещных прав зарубежных стран

   Чтобы лучше понять признаки и содержание права частной соб­ственности в современном западном обществе, необходимо затронуть другие основные виды вещных прав. В раз­ных странах их названия и конкретный перечень не всегда совпадают. Они часто охватываются общим понятием «права на чужие вещи». Например, второй раз­дел ЯГК (ст. 175—398) упоминает такие вещные права, как право владения, суперфиций, эмфитевзис, сервитут, право удержания, право преимущества, заклад и ипотеку. Иные акты предусматривают также узуфрукт, право на разработ­ку недр, право аренды при разработке недр, право на веде­ние рыбного промысла и др. В США, наряду с владением, применяется институт зависимого держания, когда правом собственности на движимое имущество обладает одно лицо, «передавшее вещь другому».

   Из существовавших еще в древне­римском обществе вещных прав, в современных развитых стра­нах наибольшее применение получили узуфрукт и сервитуты. Сфера применения сервитутов в современных странах значительно уже, чем в Древнем Риме. Однако, установленные почти на каждом шагу в городах многих стран таблички с надписями: частная земля, частный участок, частный переулок — в ФРГ и даже частная улица — в ФРГ, в Испании показывают, что сервитуты применяются широко.

   Узуфрукт, гласит ст. 578 ФГК, есть пользование вещами, собственность на которые принадле­жит другому лицу, так же, как ими пользуется сам собственник, но с обязанностью сохранять существо вещи. Узуф­рукт устанавливается (виды) законом или волею человека (ст. 579 ФГК), т.е. по договору либо завещанию. Законодательство подробно регламентирует содержание, объекты, срок дей­ствия и порядок прекращения узуфрукта (ст. 580—582, 595, 599 ФГК и др.). Исходя из этого (как критерия для классификации) можно говорить и о других видах узуфрукта.

   Сервитут есть обремене­ние, наложенное на имение в целях его использования име­нием, принадлежащим другому собственнику, и для выгод этого имения (ст. 637 ФГК). В качестве «имений» обычно выступают земельные участки или строения. Сервитуты возникают (виды) не только по закону, договору или завещанию, но и по давности. Сервитуты могут устанавливаться в пользу собственника соседнего земельного участка и в публич­ных интересах (Швейцарии и ФРГ — в интересах конкретного лица).

   В зарубежном праве имение, на которое налагается обременение, называется «служащим имением», а имение, для нужд которого устанавливается сервитут, — «господствующим имением».

   В гражданско-правовых отношениях могут сложиться ситуации, когда требование абсолютного права собственности на имущество, при­мыкающее к имуществу другого лица, способно лишь по­мешать нормальному использованию этого права каждым из собственников (например, строительство дома точно по границам земельного участка). Такой подход сделал бы невозможной совместную жизнь в обществе. Поэтому сервитут есть форма ограничения права собственности на недвижимое имуще­ство, выражается в праве прохо­да, проезда или прогона скота через соседний земельный участок, пользования соседним водоемом или пастбищем. Часто источником сервитутов является естественное расположение участков (в ст. 639 ФГК). В Японии сервитутные отношения по­лучил название «права соседства».

   «Право соседства» проявляется в различных формах, в частности в форме коллективного домовладения (в многоквар­тирных жилых домах), где наряду с собственностью отдель­ных лиц существует часть совместной собственности. Другой формой является право захода на соседний участок, например при ремонте ограды, проходящей по границам участка (ст. 209 ЯГК).

   В порядке исключения законом некоторых стран (ЯГК) допускается также сооружение искусственного стока воды, проходящего через соседний участок, если иные способы отвода воды отсут­ствуют, регламентируется порядок сооружения межевых знаков и оград, отношения, связанные со строительством зданий на соседних участках и с обрезкой ветвей и корней деревьев, выходящих за пределы участка.

   Одним из прав по использованию земли, принадлежащей другому лицу являются вещные права хозяйственного использования чужих земельных участков: эмфитевзис (т.е. ведение на чужой земле сельского хозяйства), суперфиции, право застройки и горная соб­ственность.

   Основная цель суперфиций - в охране обладания лесонасаждениями и строениями.

   Право застройки озна­чает основанную на законе возможность возведения или эксплуатации здания на чужом земельном участке или под ним (§ 1012—1017 ГГУ).

   Горная собственность это право лица вести добычу полезных ископаемых по договору концессии с другим лицом.

   Широко применяется такое вещ­ное право, как залог. Залоговое право — это право креди­тора на удовлетворение своего требования из стоимости заложенного имущества. Залогодержатель (кредитор по праву залога) обладает преимуществом перед другими кредиторами (по обязательствам). В Японии залог именуется закладом и представляет собой одно из прав вещного обеспече­ния, при котором кредитор в целях обеспечения обязатель­ства принимает определенную вещь от должника или тре­тьего лица и удерживает ее до исполнения обязательства, косвенно принуждая должника к исполне­нию обязательства, а в случае неисполнения обязательства приобретает право преимущественного удовлетворения обязательства из удерживаемой вещи. С помощью инсти­тута залога кредитно-финансовые учреждения (как кредиторы фирм и компаний, коммерсантов, фермеров, покупателей потребительских товаров) пере­кладывают имущественные риски, связанные с кризисами, банкротствами и безработицей.

   Существует залог (заклад) движимого имущества (в том числе товарораспоряди-тельных документов и различных видов ценных бумаг — векселей, облигаций, акций) и не­движимости (ипотека). В отличие от заклада (залога), при котором залогодатель не может пользоваться и извлекать выгоду из заложенной вещи, при ипотеке вещь остается у залогодателя, который может ее использовать и получать выгоду.

   Ипотека — это вещное обеспечение обязательств без реальной передачи вещи (ЯГК). По праву США собственник имущества (залогода­тель) вправе продать его без согласия ипотечного кредитора, однако такая продажа не влияет ни на вещное право залогодержателя на имущество, ни на его требование к должнику об уплате долга. В случае неуплаты должником долга в установленный срок кредитор вправе лишить долж­ника права выкупа заложенного имущества и продать его.

   Если после лишения права выкупа сумма, вырученная от продажи имущества, окажется недостаточной для покрытия расходов, процентов и капитальной суммы долга, то за­логодержатель имеет право добиться вынесения судебного решения о взыскании недостающей суммы с первоначаль­ного должника, установившего ипотеку.

   В отдельных странах законодательством предусматри­ваются некоторые другие виды вещных прав:

 = «право проживания» в чужом доме (не может быть ни уступлено, ни сдано внаем), которое устанавливается и прекращается «таким же образом, как узуфрукт» (ФГК);

  = «вещные повинности», т.е. осуществляемые в пользу собственника денежные либо на­туральные выдачи от другого земельного участка (ГГУ).

   Наряду с широким применением института доверительной собствен­ности в Англии, США и других странах общего права в системе вещных прав выделяется проприетартная (от лат. proprietas — собственность) концепция прав на нематери­альные результаты интеллектуального труда, в частности на изобретения, в отношении которых в странах континен­тальной Европы обычно применяется институт исключи­тельных прав.

   Доверительная собственность, именуемая по-английски «траст» (доверие), является одним из самых своеобразных институтов английского гражданского права и права США, развившихся в системе «права справедливости».

   Первый траст возник в США в 1882 году, изобретателем был юрисконсульт. Клан Рокфеллеров, который владел многими предприятиями, предложил акционерам 40 предприятий передать свои акции доверительному собственнику, в лице которого выступала корпорация, а именно 9 человек клана Рокфеллеров. Все эти акционеры получили сертификаты, в которых было указано, что они являются учредителями этих предприятий. Получив в управление большое количество акций, доверительный собственник сменил руководство и синхронизировал работу всех предприятий. И в один прекрасный день 95% нефтеперерабатывающих предприятий в Англии были сосредоточены в руках одного человека (произошла монополизация).

   В 1890 году в США был принят закон Шермана, направленный против подобной концентрации капитала, не запретил создание трестов, но он запретил монополизацию.

   Доверительная собственность используется и в других конструкциях: холдинги, в лице этих предприятий выступают, как правило, банки; трасты для голосования, такие трасты создаются, как правило, банками, которые предлагают своим вкладчикам передать им в управление не акции, а право голоса на основании доверенности.

   Доверительная собственность существует в разных формах, она может быть прямо выраженной или подразумеваемой.

   Институт доверительной собственности подразумевает передачу имущества другому лицу на длительный или короткий срок во владение или в управление (институт доверительной собственности в англо-американской системе помогает урегулировать те отношения, которые не были урегулированы сторонами).

   Некоторые цели использования института доверительной собственности:

  » управление имуществом несовершеннолетних при отсутствии опекунов, попечителей. Public trusty занимается управлением имуществом несовершеннолетних, недееспособных и т.д.;

  » создание благотворительных фондов;

  » создание объединения предприятий - трестов.

   Довери­тельная собственность представляет собой доверительное (фидуциарное) отношение, в силу которого одно лицо — доверительный собственник — осуществляет управление имуществом, переданным ему другим лицом — учредителем траста, выступая в отношениях с третьими лицами в каче­стве собственника этого имущества и неся в то же время ответственность перед лицом, являющимся бенефициарием траста (т.е. лицом, в интересах которого траст учрежден).

   В классической структуре доверительной собственности участвуют:

  ♦ учредитель;

  ♦ доверительный собственник;

  ♦ бенефициант.

   Учредителем траста может быть собственник имущества, который вправе себя же назначить и бенефициарием, т.е. «учредить траст в своих интересах». В таких сделках соб­ственник не несет никаких забот об объекте своего права, он не отвечает по судебным требованиям, которые могут быть предъявлены по поводу этого объекта, не несет ответствен­ности за уплату налогов, связанных с данным имуществом. В режиме доверительной собственности функционируют многочисленные благотворительные фонды, учреждаемые финансовыми магнатами (Рокфеллером, Дюпоном, Мелоном и др.).

   Основаниями прекращение доверительной собственности могут быть:

  достижение цели;

  истечение срока, на который она была учреждена;

  по наступлению определенных обстоятельств ее прекращающих (по наступлению совершеннолетия);

  смерть бенефицианта.

   Смерть доверительного собственника не прекращает управление доверительной собственностью, поскольку право на доверительную собственность переходят наследникам и они вправе решить её дальнейшую судьбу. Если таковых нет или они не могут владеть имуществом, то бенефициант подает в суд для назначения доверительного собственника.

   Немалой спецификой обладает в странах общего права и институт обеспечительных вещных прав, включающих различные виды залога, в том числе ипотеку. Следует во­обще сказать, что формула «способы обеспечения испол­нения обязательств», применяемая в западноевропейских континентальных странах, уже формулы «обеспечительные интересы», используемой в странах общего права.

   В странах общего права право собственности трактуется как система вещноправовых интересов. Одним из таких интересов служит обеспечительный интерес. Это создает определенное равенство лица, обладающего вещью, и лица, обладающего обеспечительным правом. В странах общего права «обеспечительные интересы ставят кредитора в юридически более предпочтительное положе­ние по отношению к собственнику, чем способы обеспече­ния исполнения обязательств в странах континентального права».

Общая характеристика объектов вещных прав

   Основу имущественных и личных неимущественных от­ношений, в которые вступают граждане, юридические лица, а в определенных случаях и само государство, составляет право частной собственности, в первую очередь собственности на средства производства, а также многочисленные другие вещ­ные права. Во многих западных странах вещное право вы­деляется в самостоятельные разделы гражданских кодексов. Например, третья книга ГГУ так и называется «Вещное право». В странах, где гражданское право не кодифицировано (в Англии и в боль­шинстве штатов США), вещные права выделяются в качестве самостоятельного вида гражданских прав.

   В отличие от вещного права, опосредствующего статику имущественных отношений, многочисленные сделки, в ко­торые вступают субъекты гражданского и торгового права, регулируются обязательственным правом, опосредствую­щим динамику данных отношений. Можно назвать три основных отличия вещных прав от обязательствен­ных.

   Во-первых, все виды вещных прав должны быть пред­усмотрены законом. Стороны не могут по своему усмотре­нию создавать новые вещные права.

   Во-вторых, объектами вещных прав служат только индивидуально определенные вещи.

   В-третьих, вещные права являют­ся абсолютными - управомоченным лицам противостоит неопределенный круг обязанных лиц. Абсолютный характер вещных прав проявляется, в частности, в так называемом праве следования (droit de suite) и праве преимущества (droit de preference).

   В силу права следования вещное право «следует за ве­щью». С правом следования непосредственно связан институт виндикации. Вследствие того же права, скажем, земельный участок в руках одного собственника остает­ся обремененным сервитутом или правом залога, которые установил другой собственник (его предшественник). Со­гласно праву преимущества носитель вещного права осу­ществляет свое право на чужую вещь, отстраняя носителей обязательственных прав. Так, требование кредитора по за­логу удовлетворяется из стоимости заложенной вещи раньше требований незалоговых кредиторов.

   Объектами вещных прав служат вещи - пред­меты живой и неживой природы. Они традиционно делятся на движимые и недвижимые («недвижимость»), делимые и неделимые, главные вещи и принадлежности. Например, в силу ст. 516 ФГК «все имущества являются движимыми и недвижимыми».

   Деление объектов вещных прав, их классификация по раз­личным критериям имеют важное практическое значение. Например, в США, по общему правилу, телесное имущество облагается налогом тем штатом, в котором оно находится, в то время как бестелесное имущество может облагаться на­логом по месту постоянного жительства (домицилия) соб­ственника.

   Движимым имущество признается в силу своей природы либо указания закона (ст. 527 ФГК). Так, в силу их природы являются движимым имуществом («движи­мостью») предметы, которые могут изменять место своего нахождения либо сами (скажем, животные), либо под воз­действием посторонней силы, — все неодушевленные пред­меты (ст. 528 ФГК).

   Имущество является недвижимым по сво­ей природе (земельные участки, строения, уро­жай на корню и плоды, не снятые с деревьев) или в силу своего назначения (земледельческие орудия и животные, служащие для обработки земли и помещенные собственником на его участке для обслуживания и эксплу­атации последнего), или в силу принадлеж­ности предмету (узуфрукт на недвижимые вещи), - ст. 517, 518, 520, 524, 525, 526 ФГК.

   Деление вещей на движимые и не­движимые в развитых западных странах влияет на  изменение юридических форм частного присвоения. В США, Англии и других странах «общего права» для защиты интересов крупных фирм приспосабливается средневековый институт доверительной собственности (trust). В сферу частной собственности активнее вовлекаются акции, облигации, паи, чеки, векселя и другие ценные бумаги, содержащие различные права требования. Поэтому (со ст. 529 ФГК) движимостью в силу по закону являются права на акции или доли в финансовых, торговых либо промышленных компаниях.

  «Имущество, не имеющее материаль­ного существования, такое как право на патент, право поль­зования чужой землей (земельные сервитуты), долговые обязательства (облигации) и т.д., является бестелесным» (Г. Ласка).

 

2. Защита вещных прав

Средства защиты собственности

   Гражданское и торговое право предусматривает различные средства защиты собственности. Одни из них применяются в рамках обязательств: обеспечивая соблюдение различных обязательств, например обязанности арендатора в установ­ленный срок вернуть нанятое имущество, частное право тем самым защищает и право собственности на данное имуще­ство. Однако в дополнение к обязательственно-правовым частное право устанавливает и вещно-правовые меры защи­ты права собственности. В числе таких мер — виндикация, т.е. иск невладеющего собственника к владеющему несоб­ственнику, и негаторный иск, т.е. требование собственника об устранении препятствий в пользовании своей собствен­ностью, хотя бы и не связанных с лишением владения ею.

   Виндикационный иск не во всех зарубежных странах одинаково трактуется и используется для регулирования гражданско-правовых отношений. ГГУ, не употребляя самого термина «виндикационный иск» (actio rei vindicatio), однако, в § 985 и 986 регла­ментирует «требования собственника на выдачу вещи», рав­нозначные традиционной виндикации. По смыслу § 985 ГГУ собственник вправе требовать от владельца выдачи вещи. Решение вопроса об изъятии вещи зависит от признания владельца добросовестным или недобросовестным. Добро­совестен тот владелец вещи, который не знает и не должен знать, что приобрел ее у лица, не имеющего права на ее от­чуждение. Владелец, который знал или по обстоятельствам дела должен был знать о неправомерности отчуждения вещи, является недобросовестным. По общему правилу, у добро­совестного приобретателя вещь не изымается, а у недобро­совестного изымается. Однако в обоих случаях существуют исключения. Например, если вещь выбыла из обладания собственника или другого титульного владельца (храните­ля, арендатора, комиссионера) помимо его воли (украдена, потеряна), то она изымается даже у добросовестного вла­дельца. Исключение составляют лишь деньги и ценные бу­маги на предъявителя, которые и в этих случаях не подлежат изъятию у добросовестных владельцев в целях обеспечения устойчивости оборота денег и ценных бумаг. Кроме того, за­конодательством Японии, Англии и США не допускается изъятие у добросовестного приобретателя также вещей, ку­пленных на аукционе, в розничном магазине или у любого продавца, открыто торгующего этими вещами.

   Виндикация обычно сопровождается взаимными рас­четами сторон. Недобросовестный владелец возвращает собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из вещи за все время неправомерного владе­ния ею. В случае изъятия вещи у добросовестного приоб­ретателя последний возвращает лишь те плоды и доходы от вещи, которые он получил после того, как узнал или дол­жен был узнать о неправомерности своего владения либо после предъявления к нему виндикационного иска, как это предусматривает, например, § 987 ГГУ.

   С другой стороны, и добросовестный, и недобросовест­ный владелец имеют право на возмещение необходимых расходов, произведенных за время владения вещью. К при­меру, в силу ст. 1381 ФГК «тот, кому вещь возвращена, дол­жен возместить даже недобросовестному владельцу все не­обходимые и полезные расходы, сделанные для сохранения вещи». Напротив, § 989 ГГУ предусматривает возмещение необходимых расходов лишь с того времени, с какого соб­ственник вправе истребовать плоды и доходы, приносимые вещью. Произведенные улучшения, повышающие стои­мость вещи, возмещаются, если это было сделано до того, как владелец узнал о противоправности владения.

   Негаторный иск (actio negatoria) — это требование пре­кращения противоправных действий, препятствующих осу­ществлению правомочий собственника, хотя бы и без утра­ты им владения вещью. Типичным проявлением подобных действий является лишение собственника «света и возду­ха», нормального входа и выхода из своего дома. Собствен­ник вещи, гласит § 1004 ГГУ, права которого нарушены не захватом или неправомерным удержанием владения, может требовать от нарушителя прекращения нарушения своего права. Если есть основания ожидать дальнейших наруше­ний, то собственник может предъявить иск о недопущении их в будущем. Во Франции правила о виндикационном и негаторном исках прямо не установлены гражданским ко­дексом. Они выработаны доктриной и судебной практикой путем толкования и применения норм о добросовестном и недобросовестном владении имуществом, а также об ис­ковой, приобретательной давности и о «как бы договорах» (квази-договорах).

Особенности защиты собственности в зарубежном праве

   Особенностью права Англии, США и других стран обще­го права является отсутствие виндикационного и негаторного исков. Право собственности защищается в Англии отдельны­ми видами исков из правонарушений, прежде всего иском из нарушения владения недвижимым имуществом. Имеется в виду и насильственное завладение чужим земельным участ­ком, и просто вход на огороженную территорию, в чужую квартиру или сад. Нарушения владения могут касаться и движимых вещей, в том числе удержания их без намерения обратить в свою собственность. Рассматривая подобные иски, суды или изымают вещи у нарушителей, или запрещают вла­дение ими, или, наконец, налагают на нарушителей штраф.

   Защита владения известна всем развитым странам. В странах общего права она лишь более ярко выражена. По­вышенное внимание частного права к владению и его за­щите обусловливается не в последнюю очередь тем фактом, что владение — это правомочие не только иных титульных владельцев (арендатора, хранителя либо комиссионера), но и самого собственника. Не случайно в ст. 2279 ФГК под­черкивается, что «в отношении движимостей владение равнозначно правооснованию», т.е. праву собственности. В соответствии с § 1006 (1) ГГУ «владелец движимой вещи предполагается ее собственником». Владению как «господ­ству над вещью» посвящен целый первый раздел третьей книги ГГУ, регламентирующий отношения по приобре­тению и прекращению владения, совладению и переходу владения по наследству. Помимо права на самопомощь или самозащиту (§ 859 ГГУ) владелец вправе предъявить иски о возврате самоуправно отобранного владения, об устра­нении помех владению, а также иски из предшествующего владения (§ 854-872 ГГУ).

   В соответствии с субъективной теорией владения (вы­двинутой К.-Ф. Савиньи в начале XIX в. и до сих пор от­ражающейся, скажем, во французском частном праве) владение — это осуществление или возможность немедлен­ного осуществления фактического господства над вещью в зависимости от воли лица. Защита владения прежде всего подчинена облегчению охраны права собственности. Хотя частное право обеспечивает защиту данного права как та­кового специальными исками собственника, возможность использования им также правовых средств защиты факти­ческого обладания вещью с помощью владельческих исков является упрощенным способом достижения той же цели.

   Вещные права и, прежде всего, право частной собствен­ности служат материальной базой власти в обществе. Соб­ственность и власть напрямую связаны, в частности, в акци­онерных обществах, несмотря на происходящее отделение функции управлении частной собственностью от самих соб­ственников. В подтверждение своих тезисов о «социализа­ции»; «демократизации» собственности исследователи при­водят статистику владельцев акций в развитых странах. Если в 1952 г. в США владели акциями 6,5 млн. чел., то в 1959 г. — уже 12,5, в 1965 г. - 20,1 и в 1975 г. - 25,3 млн. чел. По раз­ным источникам к началу 70-х гг. прошлого века в Япо­нии насчитывалось 8—10 млн. акционеров, в ФРГ — 5 млн., а в Англии — свыше 2 млн. В настоящее время эти цифры еще возросли.

   Тем не менее, участие работников, в частности размер участия отдельных работников акционерных компаний, ограничивается в целом небольшой величиной. Так, в США лишь 2,8% рабочих и 0,3% фермеров владеют акциями. В то же время одному лишь семейству Дюпонов принадлежит в десять раз больше акций, чем всем рабочим США. Прослойка сверхбогачей, составляющая всего 0,5% населения США, обладает 49,3% всех акций. Поэтому, думается, по-прежнему весьма спорны теории о «социализации» частной собствен­ности, превращении ее в «юридическую этикетку», затруд­няющую, а не стимулирующую анализ реальной власти на средства производства.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!