ГЛАВНАЯ » УЧЁБА и ОБРАЗОВАНИЕ » УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ » ГЕОПОЛИТИКА » ЛЕКЦИИ - ГЕОПОЛИТИКА » Лекция 22 "ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ ЕВРОПЫ И РОССИИ"

Лекция 22 "ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ ЕВРОПЫ И РОССИИ"

«Геополитические интересы Европы и России»

 

1. ЕС и Россия в новой геополитической ситуации

Европейская тройка: утопия или реальность

   Мощная в экономическом отношении Германия является в военном и политическом аспектах третьеразрядным государством. Хорошо понимая это, немцы постоянно ищут политическую и военную поддержку. Военную поддержку они видят в союзе с Францией, которая ведет достаточно независимую военную политику. Франция имеет свое ракетно-ядерное оружие, стратегические баллистические ракеты, стратегическая авиация, космические системы, подводные атомные ракетоносцы, авианосные и крейсерские силы флота. Объединение вооруженных сил обеих стран дает хорошо сбалансированную систему; эти силы способны вести самостоятельные военные действия. Германия не имеет такой армии, как Франция, не потому, что не может, а потому что ей запрещено это делать по Потсдамскому соглашению. Во Франции все еще сильны опасения по усилению военной мощи восточного соседа. Отсюда и ее параллельная ориентация на США.

   Фактически франко-германские силы по обобщенным показателям значительно уступают американо-английской военной группировке и реально они могут вести боевые действия лишь в Западном Средиземноморье и в южной части Великобритании. Территория США почти недостижима для основной массы стратегических средств Франции. Удар ракетно-ядерных французских сил по Великобритании не заботит американцев — это проблемы англичан.

   Поэтому сопоставимый военный стратегический континент, соизмеримый с американским, Франция и ФРГ могут найти только в России.

   В этих условиях, считает министр обороны Франции Ален Ришар, как русские, так и французы должны задуматься о своей военной политике и военной доктрине. По его мнению, наши страны хотели бы иметь новые отношения в области политики, обороны и безопасности. Усилилось сотрудничество между вооруженными силами двух стран. В этой области основная задача отведена совместным оперативным тренировочным действиям и обучению с помощью стажировок офицеров. Налажено технологическое и промышленное сотрудничество на новейших научных и технических разработках, прежде всего в области космоса и аэронавтики. Однако как Германия, так и Франция упорно отстаивают идею продвижения НАТО, уверяя, что совместный постоянный Совет Россия — НАТО “составляет основу сотрудничества между НАТО и Россией”.

   В конце марта 1998 г. в подмосковной резиденции “Бор” состоялась встреча президентов России и Франции, канцлера Германии, на которой обсуждался вопрос о создании “большой европейской тройки”. Большинство западных политологов рассматривают эту встречу как своеобразный отвлекающий и пропагандистский маневр по отношению к США. Заявления Б. Ельцина о том, что будто встреча “тройки” была призвана продемонстрировать ее отдаленность от США, стремление проводить независимую от Вашингтона политику — это попытка выдать желаемое за действительное.

   Париж и Бонн никогда не пойдут на то, чтобы в угоду Москве дистанцироваться от Вашингтона: слишком разные “весовые категории” у США и России.

Проблемы сотрудничества ЕС с Россией

   Во внешнеполитическом курсе современной России европейское направление занимает важное место. Однако, оценивая результаты диалога России и ЕС первых лет XXI в., экс-премьер-министр Швеции К. Бильдт справедливо отме­чал, что, несмотря на взаимный интерес ко многим региональным и глобальным проблемам, «приходится признать, что до сих пор этот диалог был удивительно бесплодным».

   Парадокс состоит в том, что двусторонние контакты Москвы с отдельными европейскими столицами (особенно с Берлином и Па­рижем) неизменно оказываются более действенными, чем с ЕС, где слишком много разногласий и мало единства.

   Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС было подпи­сано на греческом острове Корфу в 1994 г., и спустя пять лет — в 1999 г. — оно было подкреплено такими документами, как «Совме­стная стратегия ЕС по отношению к России» и «Стратегия развития отношений РФ с ЕС на среднесрочную перспективу (2000—2010 го­ды)». Причем, эти два документы декларируют разные цели.

   В евро­пейской стратегии приоритетными считаются задачи:

 = построения в России стабильной открытой и плюралистической демократии, основанной на принципах правового государства и опирающейся на процветающую рыночную экономику;

 = вовлечение России в общеевропейское экономическое простран­ство, включая подготовку к вступлению в ВТО;

 = защита окружающей среды и борьба с организованной преступ­ностью.

   Российская стратегия ставит более прагматичные задачи:

  создание надежной системы коллективной безопасности, повышение формата и результативности политического диалога,

  акцент на развитии торгов­ли и инвестиций, инфраструктуры и правовой базы сотрудничества.

   Отдельно оговариваются интересы России при расширении ЕС, во­просы трансграничного сотрудничества.

   Соглашение о партнерстве и сотрудничестве и дру­гие официальные документы показали, что российско-европейское сближение опирается на завышенные ожидания, имевшие место с обеих сторон, которые затем сменились очевидным разочарованием.

   Позитивные результаты российско-европейского сближения наи­более очевидны в экономической сфере, где в последние годы упро­чились многосторонние экономические связи.

   Для России Евросоюз — один из наиболее значимых экономи­ческих партнеров: 52% прямых инвестиций в Россию идут именно из ЕС (из США — 14%), почти 50% российской внешней торговли приходится на ЕС (на США — 8%, на Японию — 3%).

   С 2000 г. Германия достаточно тесно связана с россий­ским энергетическим сектором и немецкий капитал участвует сего­дня в «Газпроме». По запасам природного газа Россия занимает первое место в мире, и европейские эксперты подчеркивают, что доля природного газа в энергобалансе Европы будет постепенно увеличиваться, и уже сейчас ЕС получает из России примерно по­ловину всего импортируемого газа.

   Разногласия между Россией и ЕС касаются внутренних цен на энергоносители. В Европе не скрывают своей обеспокоенности в связи с формировани­ем односторонней энергетической зависимости от России и стремят­ся к диверсификации источников и путей транзита энергоресурсов.

   Очевидно, что «сближение» российского и европейского зако­нодательства не может идти только в направлении приведения рос­сийских правовых норм в соответствие со стандартами ЕС. Необхо­димо совместное обсуждение конкретных противоречивых аспектов европейского законодательства, которое должно сопровождаться изменением некоторых норм и введением новых правил, которые касаются конкретных сфер совместного сотрудничества.

   Многие российские эксперты с тревогой пишут о том, что соз­дание с ЕС Общего европейского экономического пространства потребует от России в первую очередь признать реальной перспек­тиву утраты части своего суверенитета, что связано с необходимо­стью принять массив европейского законодательства, в разработке которого Россия не принимает участия. Именно поэтому Россия должна вырабатывать собственную модель взаимоотношений с ЕС, которая достаточно полно защитила бы ее национальные интересы и суверенитет. Представляется особенно важным предложение неко­торых российских экономических экспертов договориться о периоде «негативной интеграции», когда обе стороны обязуются признавать законы партнера. Можно также заранее оговорить, что на отдельные сферы общность экономического пространства распространяться не будет. Такие прецеденты в мировой практике есть: Швейцария до­билась автономии ее банковского сектора и транспорта, Норвегия — рыболовства и сельского хозяйства. Для России особенно важно за­щитить свои естественные монополии и рыболовство, ведь речь идет об экономической безопасности нашей страны.

   Значительные возможности расширения сотрудничества между России и ЕС заложены в сфере науки, технологии, безопасности и культуры.

   С расширением ЕС особенно выигрышной моделью развития отношений для России и стран Центрально-Восточной Европы явля­ется региональное сотрудничество. Когда страна вступает в Евросоюз, больше всего теряют центральные органы власти государства — парламенты и правительства. Именно регион становится промежуточной зоной, сопричастной как внутреннему, так и внешне­му пространству. В Европе критерий регионализации уже оформился в виде «южного измерения» и «северного измерения». Российские ана­литики обращают внимание на то, что было бы естественно также рассматривать государства района Балтийского моря как составляю­щие единого региона.

   Большой потенциал несет в себе участие России в «северном измерении» ЕС и в диалоге со странами Балтии, где приоритетны­ми являются проблемы охраны окружающей среды, информацион­ные технологии, ядерная безопасность, энергетика, развитие ин­фраструктуры.

   Несмотря на реальные проблемы и противоре­чия, стратегическое партнерство России и ЕС имеет интересные и весьма многомерные перспективы развития в сфере экономики, политики, безопасности, экологии и культуры, а также в области регионального сотрудничества. Общее стремление к экономической и политической стабильности в европейском пространстве должно сделать российско-европейский диалог более действенным и кон­структивным.

 

2. Двухсторонние геополитические интересы в Европе

Германия и Россия

   После распада СССР Германия и Россия пытаются найти свое оптимальное место в Европе и Евразии. Во многом обе страны схожи. Геополитически Германия находится в центре европейского континента, как Россия в центре Евразии. С западной стороны их окружают сравнительно небольшие государства, а с восточной — мощные континентальные страны. Рельеф местности — равнина с небольшими возвышенностями, реки текут в основном меридианально, в северном направлении, северные границы проходят по морям, побережье низинное с немногочисленными крупными портами. Это подобие определяет сходство или даже тождество процессов в различных сферах общественной жизни, происходящих в Германии и России.

   Объединенная Германия не вписывается в тесные рамки, отведенные ей США, ее экономическая мощь раздвигает эти рамки. На ФРГ к концу XX в. приходится около 13% мирового экспорта (Японию — 11%, США — 10%), баланс текущих платежей на рубеже веков дает ФРГ ежегодное активное сальдо в отличие от Великобритании и США. Такая Германия невыгодна для двух последних государств. Новая Европа, находящаяся в тени, отбрасываемой объединенной Германией, не устраивает и ориентированные на США малые государства: Данию, Норвегию, Португалию.

   Перераспределение геополитических сил, капиталов по сути только началось. Наблюдается движение германского капитала на Восток: в Россию, Австрию, Чехию, Венгрию, Украину, Польшу, Прибалтику, Балканы и т. п. Только одна Россия должна Германии более $60 млрд. Поэтому можно утверждать, что никто и ничто не сможет остановить процесс формирования среднеевропейского экономического пространства (Mitteleuropa) под немецким контролем. Все это заставляет американцев постоянно нагнетать обстановку в центре Европы, подогревать разногласия Германии с другими европейскими странами.

   Американцы уже не видят себя победителем в Центральной Европе, поэтому прилагают все силы на блокирование ФРГ с востока и юго-востока. В качестве такого санитарного кордона вокруг Германии, по мысли лидеров США, должны выступать Польша, где очень сильны антинемецкие настроения, Россия, Турция, Израиль, Египет, а также нынешняя Сербия, где велика национальная “аллергия” на немецкое присутствие.

   Германия сможет успешно решить геополитические и внешнеэкономические проблемы только в случае, если справится с внутренними экономическими и политическими задачами. Среди которых: проблема восточных земель, где простаивает большая часть промышленных предприятий, безработица в отдельных секторах экономики составляет до 50% населения, сложная демографическая обстановка в стране.

   Важной проблемой для Германии является сырьевая зависимость. Почти 85% нефти Германия вынуждена импортировать. Импорт газа в три раза превышает его добычу в стране.

   Справиться с сырьевой проблемой Германии может помочь только Россия.

   Начиная с XVII в. Германия во многом решала свои геостратегические проблемы с помощью России. Петр I помог Австрии в ее борьбе с турками, а Германии — с беспределом шведов на немецкой земле. Все войны конца XVIII в. велись Россией в Евросоюзе с Германией и Австрией. Единственным исключением была Семилетняя война (1756—1763 гг.), когда русские войска взяли Кенигсберг и стояли у стен Берлина. Только неожиданная смерть Елизаветы Петровны спасла Фридриха Великого от позора безоговорочной капитуляции. Тесные связи между Россией и Германией, а также Пруссией были и в начале XIX в. Карл Клаузевиц (известный военный теоретик) в чине полковника русской армии участвовал в Отечественной войне 1812 г. Духовные контакты с Россией поддерживали немецкие мыслители Франц Баядер, Ф.В. Шеллинг, Рихард Вагнер, Фридрих Ницше, писатели Рильке, Гессе. Они работали над синтезом русской и немецкой (арийских) культур.

   Объединение Германии при Бисмарке проходило при прочной военно-политической поддержке России. Канцлер О. Бисмарк говорил: “На востоке врага нет”. В 1904 — 1905 гг. Германия поддержала Россию, когда та вела войну с Японией и помогающими ей США, Англией и Францией.

   Франция вела активную работу по развалу русско-германского союза. В 1906 г. Ротшильд главным условием займа России поставил разрыв Бьеркского русско-германского соглашения. Таким образом, XX в. начался с обострения отношений между Россией и Германией, которое привело к двум кровопролитнейшим войнам и огромным геополитическим потрясениям. Обе мировые войны начались именно в те моменты, когда Германия и Россия значительно опережали англосаксонцев и французов в своем развитии.

   Любая война Запада против России без участия Германии невозможна. Но каждая война между нашими срединными государствами приносила огромнейшие потери обеим странам. Поэтому значительно выгоднее для них союз континентальных государств против атлантистов. Осуществить это не сложно из-за итогов двух мировых войн, но возможно. Современный кризис российской государственности и общества во многом — результат гибели лучшего генофонда страны. Немецкий этнос тоже находится в фазе надлома. Для восстановления генофонда двух стран потребуются сотни лет. Главное условие этого восстановления — отказ от войн.

   Для Германии этот путь гораздо труднее, чем для России. В Германии нередко звучат идеи, что русский народ — не что иное, как предназначенный для него исторический “навоз”. Завышенность самооценок пока не покидает немецкое самосознание. Например, высказывают мысль, что они могут бороться со всем миром и победить, что в интеллектуальном плане они превосходят другие народы. Эти идеи были не чужды и крупным немецким философам, геополитикам — Гегелю, Марксу, Энгельсу. А на уровне обыденного сознания, в быту они и сейчас часто звучат.

   Другой фактор, мешающий установить равноправный союз между Россией и Германией, — слабость России и сопредельных с ФРГ государств. Польша, Украина, Чехия, Словакия, страны Прибалтики, Югославия, Венгрия, Румыния, Болгария и т. д. — огромный регион, где Германия может установить экономический, политический и военный контроль.

   Военная система Германии существует в основном как сила поддержки войск США в Европе. Поэтому большие экономические возможности Германии блокируются слабостью ее военной силы. Понимая это, немцы ищут тесного союза с Францией и довольно активно подыгрывают США в ближневосточной и балканской политике.

   В течение всего XX в. Германия внимательно отслеживает сепаратистские конфликты и почти всегда явно или тайно сыпет соль на этнические раны Франции, Великобритании, Румынии, Словакии, Бельгии, Италии, Греции, Сербии, Черногории, Испании, Польши и, конечно, России.

   Немецкие законы о работе с соотечественниками, являющимися гражданами других стран, — единственные в мировом сообществе. Они определяют национальность исключительно по крови. По этому признаку они относят к немцам и ту большую группу людей, что поселилась на Волге в XVIII в. и совершенно обрусела. ФРГ официально поддерживает подобные группы немцев не только в России, но и на Украине, в Венгрии, Румынии, Польше. Разработана специальная программа по возвращению немцев в Судеты, в Калининградскую область, которую в немецких СМИ все чаще называют Кенигсбергской. Германия способствует переселению немцев в эту область не только из Поволжья, Сибири, но и из Казахстана. Это имеет двойную геополитическую цель. С одной стороны, сокращается удельный вес русских и русскоязычных в Казахстане, а с другой, — переселяя немцев из Казахстана в “Кенигсберг”, ФРГ помогает исламистам в Казахстане усиливать их влияние. Открывая немецкие школы в Калининградской области, Германия преследует дальние геополитические цели.

Россия — Италия

   Отношения между Россией и Италией в конце XX в. характеризуются как дружеские. Между двумя странами нет серьезных политических, экономических и тем более территориальных проблем. В геополитическом плане Италия играет все более активную роль, особенно на Востоке.

   Позиции России и Италии в сфере политической во многом совпадают, а в сфере торгово-экономической, технико-технологической, как показал исторический опыт, наши страны могут дополнять друг друга.

   Решающим моментом в отношениях двух стран является важное в геополитическом плане местоположение Италии как центра самого крупного и сложного региона — Средиземноморья, Балкан. Это, как считает большинство ученых, родина цивилизации — Древний Египет, Вавилон, Греция, Римская империя, Арабский Халифат. Современная Италия выполняет в этом регионе экономические и политические функции, являясь сильным геополитическим полем. Объективно она заинтересована в том, чтобы Россия нового тысячелетия возобновила постоянные контакты со странами Средиземноморья. Ей надо восстановить дорогу на юг, которая связывала бывший Советский Союз с Балканами и Ближним Востоком. Для Италии это “один из основных экономических путей, который был прерван долгие годы”. Рим объективно заинтересован в том, чтобы Средиземноморье стало центром новой экономической активности и зоной мира.

   Отсюда вытекает необходимость решения двух основополагающих политических, геополитических проблем: достижение прочного мира на Ближнем Востоке и установление конструктивных отношений между христианским и исламским миром. Поэтому Россия призвана стать главным действующим лицом в решении этих вопросов. Таким образом, пути решения многих важнейших геополитических проблем, связывающих Москву и Рим, ведут на Восток, и огромные возможности для двух стран открываются тоже на Востоке.

   Италия выступает за повышение роли России не только в Средиземноморье, но и в Европе, за предоставление ей экономических, таможенных, инвестиционных льгот. В целом поддерживая расширение НАТО на Восток, она призывает к учету интересов России, так как иначе расширение НАТО вызовет напряженность в России.

   Итальянский политик Р. Проди считает, что полная интеграция России в Европейские структуры — более важный фактор, чем простой договор об обороне. Когда вы связали страны сначала таможенной, затем одинаковой платежной политикой, когда появились общие институты, возникают связи значительно более крепкие, чем военный альянс.

  Из сказанного следует, что в геополитическом, экономическом, культурном и другом планах Италия представляет для России в долгосрочной перспективе потенциального союзника в Европе, заинтересованного в создании многополюсного мира, где бы каждый зависел от каждого и тем поддерживался геополитический расклад сил.

Геополитика Балкан и российские интересы

   Балканы остаются одним из важных геополитических стратегических приоритетов России.  Они занимают ключевое положение в российской политике с XIX в. Ведущий сотрудник международного отдела “Рэнд корпорейшн” Стивен Ларраби в книге “Россия и Европа. Новая повестка дня по проблемам безопасности” пишет: После Крымской войны Россия стремилась к усилению влияния на Балканах в пику Австрии и в меньшей степени — Германии. Сильным стимулом здесь было распространение панславянских настроений в России и на Балканах.

  В отношении Балкан в центре внимания России есть несколько важных в геополитическом плане целей:

  не допустить дипломатической изоляции России в этом регионе;

  сдерживать вмешательство  Запада во внутреннюю политику славянских народов (особенно Германии);

  помешать атлантистам “навязать” сербам, болгарам решение, которое бы исключало присутствие России;

  в международном плане добиться того, чтобы судьбы славянских народов определял Совет Безопасности ООН, а не США, Германия или Англия.

   Глобальная цель всех этих шагов — предотвращение боевых действий на Балканах. В геостратегическом плане Москва всегда стремилась к предотвращению попыток Запада сделать НАТО, а не ООН стержнем системы европейской безопасности.

   Однако в силу ряда причин геополитической инициативой на Балканах в конце XX в. владеют США и Германия. Россия вынуждена ограничиться незначительной ролью в международных силах под командованием НАТО.

   Улучшению политических отношений России с Болгарией и Сербией мешает исторический спор между этими двумя странами по поводу Македонии. А поспешное признание Москвой Македонии в 1992 г. осложнило отношения с Грецией.

   Сложные отношения у России сохраняются с Албанией. Она не поддерживает Тирану в вопросе о Косово, не может оказать Албании какой-либо экономической помощи.

   С геополитической точки зрения наибольший смысл имеет поддержка Сербии, так как это дает возможность России присутствовать на Балканах и играть там решающую роль. А сильная Сербия служит важным противовесом нарастающему влиянию Турции в Черном море, в Болгарии и на Балканах. Однако очевидная просербская ориентация может подтолкнуть Болгарию к Турции. Отношения между этими странами в 90-х годах значительно улучшились.

   Баланс сил на Черном море претерпевает существенные изменения, в то время как российский флот становится тенью советского, турецкие ВМС выдвигаются на доминирующие позиции  — пишет по этому поводу Эрик Гроув в журнале “Jane's Navy International”.

   Дестабилизация положения на Балканах явилась одной из причин обострения геополитического соперничества между Россией и Турцией. Как известно, это противостояние имеет глубокие исторические корни. А в 90-х годах Турция начала проводить более активную политику на Балканах: укрепила связи с Болгарией, Албанией, вместе с другими исламскими государствами поддержала Боснию и Герцеговину.

   Развал СССР дал возможности для усиления влияния Турции на Кавказе и в Средней Азии, где у России свои интересы. Обостряющееся геостратегическое противостояние России и Турции может быть перенесено на Балканы, так как этому способствует и усиление трений вокруг Босфора и Дарданелл. Все это вместе взятое, а также другие причины являются для России серьезным фактором, чтобы не уходить с Балкан, укреплять отношения не только с Болгарией, Сербией, но и с Грецией, активно противостоящей Турции.

   Политика России по отношению к Молдове, которая в прошлом принадлежала Румынии, в геополитическом, геостратегическом плане, — камень преткновения. Поэтому Молдавия будет в обозримом будущем сильной помехой соглашению с Румынией.

   Наибольшие геополитические выходы Москва получит, укрепляя всесторонние контакты с Болгарией, Сербией и Грецией.

Восточная Европа в новых геополитических условиях

   На протяжении столетий Восточная Европа чаще всего была объектом, а не субъектом глобальной мировой политики. Нередко она являлась источником конфликтов между великими державами. Обе мировые войны начались в этом регионе, так как в нем сошлись главные геополитические противоречия между самыми могущественными странами мира.

   Восточная и Западная Европа могут рассматриваться как потенциальное геополитическое кризисное ядро, способное взорвать общестратегическую обстановку. Исчезновение Варшавского блока сняло вопрос системного противостояния, изменило расстановку геополитических сил, ее структуру, внесло много новых элементов. К концу XX в. по сути Россия осталась одна против системы стран Восточной и Западной Европы.

   Страны Восточной и Западной Европы разделяют экономические, культурно-исторические факторы: разные социально-политические идеалы, конфессии, груз исторической враждебности, этническая пестрота и т. п.

   Торгово-экономические, экспортно-сырьевые и другие факторы предопределяют тяготение большей части Восточной Европы к России, а не к Западным странам. На основе этого можно утверждать, что Запад вряд ли в исторической перспективе получит выигрыш, привлекая к себе страны этого региона, добиваясь ослабления России.

   Путь культивирования у населения стран региона неприязни к России — это тупиковый путь и прежде всего для самих государств Восточной Европы.

   В силу обстоятельств к концу XX в. Россия может выходить на страны Восточной Европы только через суверенные государства — Украину и Белоруссию, исключением является анклав Калининградская область, будущность которого тоже вызывает много вопросов. Этот фактор внес фундаментальные изменения в отечественные геополитические возможности.

   Политический климат в регионе неблагоприятен для России. Но он также неблагоприятен и для стран Запада (в Польше, Словакии, например, чрезвычайно сильны антигерманские настроения). Это объясняется во многом тем, что народы Восточной Европы десятилетиями были разменной монетой в руках той или иной державы СССР и Запад. Система государств-сателлитов, или клиентов, была своего рода буфером, “санитарным кордоном” между Востоком и Западом, обеспечивающим относительную безопасность существования двух блоков.

   В объединении Германии уже заложен узел многих европейских противоречий. Даже для мощной экономики ФРГ объединение принесло пока больше минусов, чем плюсов. А присоединение государств Восточной Европы к Западу произошло на правах бедных родственников. Это предопределяет качество всех отношений между странами Европы.

   Развитие Восточной Европы определяют такие факторы, как стремление к суверенности, возрождению и рост национализма. Они носят объективный характер, этот процесс присущ почти всем без исключения странам мира. Набирает силу тенденция возрождения коалиций и союзов между группами государств. В Европе создаются подобные коалиции для решения в короткие сроки экономических, политических, территориальных, экологических и других важных проблем. Часто провозглашаются идеи создания Европейской безопасности в противовес НАТО.

   Региональная геополитика выступает в этих концепциях как звено общей глобальной геополитики. Она должна способствовать реализации геополитических устремлений стран Запада, прежде всего США, Германии, Франции. Фактически транснациональные компании меньше всего берут в расчет такие понятия, как суверенитет восточноевропейских государств, что идет в разрез с основными тенденциями, протекающими в регионе. Германию даже называют господином политико-экономического европейского баланса, а экономическое и дипломатическое влияние чувствуется не только в регионе, но почти во всех уголках Земли.

   Произошедшие территориальные изменения, рост экономической и политической мощи объективно подталкивают Германию на изменение статус-кво, утверждение в роли вершителя судеб Европы, а в перспективе — на роль мирового гегемона. Признаками таких потенциальных притязаний являются действия германского политического руководства по дестабилизации положения и вмешательство в события в этом регионе.

   Многие европейцы (особенно французы и англичане) высказывают опасения, что в центре континента может появиться "Четвертый рейх". Именно этим можно объяснить вновь вспыхнувшую страсть в Германии к публичным обсуждениям концепций отцов — геополитиков, особенно концепции Центральной (Срединной) Европы (“Mitteleuropa”). Автор ее — “отец немецкого либерализма” Ф. Науманн (1860 — 1919). Его работа “Mitteleuropa” во время Первой мировой войны была практически настольной книгой в Германии и Австрии. Отсюда рукой подать до тезиса П. де Лагарде, который в середине XIX в. требовал для Германии доступа к Средиземному морю, в частности, овладения портом Триест, а также устьем Дуная. Эти идеи высказывал в антиславянской статье один из основателей марксизма Ф. Энгельс. В 1849 г. он писал, что ... словенцы и хорваты отрезают Германию и Венгрию от Адриатического моря, а Германия и Венгрия не могут дать отрезать себя от Адриатического моря по “географическим и коммерческим соображениям”, которые... представляют для Германии и Венгрии такой же жизненный вопрос, как, например, для Польши берег Балтийского моря от Данцигадо Риги.

   Нельзя забывать и желание немцев “восстановить историческую справедливость”. Сделать это можно, как они полагают, путем возвращения территории бывшей Восточной Пруссии.

   Скорее всего усилия Германии будут направлены на Восток, как на наиболее слабое звено в окружающих ее странах. И применять она будет не военные, а экономические средства. Инвестиционная экспансия ведется против всех стран, включая, конечно, и Россию. Направление экспансии на Запад исключается по многим причинам. Важнейшие из них — экономическая и политическая стабильность больших стран Западной Европы, а также присутствие войск США.

   Нейтрализация влияния, экспансии Германии может быть осуществлена активной внешней политикой России, развитием более тесного сотрудничества с другими мощными европейскими державами и прежде всего с Францией. Второе средство, играющее вспомогательную роль, — подключение России к западноевропейским структурам. Важно только не сводить это подключение к роли России в качестве сырьевого придатка Европы.

   В рассматриваемом регионе прослеживаются следующие ситуации:

   во-первых, в Европе идет процесс возврата от биполярной военно-политической структуры к динамично развивающейся многополярной системе международных отношений..

   во-вторых, в Европе формируется фрагментарная система национальных государств (страны Прибалтики тяготеют больше к Скандинавии, Польша, Венгрия, Чехия — к Германии и т. д.). Страны Восточной Европы образуют временные коалиции, меняют свои ориентиры, исходя из сиюминутных интересов (чаще всего финансовых, экономических, политических, военных).

Геополитические воззрения стран Прибалтики

   Балтийский регион имеет значение для всех европейских государств. Их связывают с Прибалтикой коммуникации, торгово-экономические отношения, исторические корни. Особенно это касается скандинавских стран (Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия). Геополитические интересы России здесь объективно совпадают с интересами большинства стран Европы. А главное — Россия должна иметь морской путь в европейские страны.

   Россия объективно заинтересована в геополитической стабильности и развитии отношений с Литвой, Латвией и Эстонией, чтобы они не имели оснований для беспокойства по поводу их включения в буферную зону, в “санитарный кордон” между Востоком и Западом.

   Во всех Прибалтийских республиках проводится политика вытеснения русских и русскоязычных из важнейших сфер политической и социальной жизни и просто грубое выселение этнических русских “на их историческую родину”. Политики Литвы, Латвии и Эстонии стремятся в этом регионе к расширению инфраструктуры НАТО, а в перспективе — ввода иностранных войск и размещению ядерного оружия.

   В прибалтийских государствах преобладает мнение, что спокойствие стран Прибалтики может гарантировать только пребывание в НАТО. В обоснование этого выбора обычно приводятся такие аргументы: необходимость оградить свою независимость и суверенитет от потенциальной угрозы с Востока, открыть простор для интеграции стран Прибалтики в западную экономику, цивилизацию, гарантировать их социальное развитие.

   Присоединение прибалтийских стран к НАТО де-факто может привести к усилению конфронтации в Европе. В силу динамических изменений в геополитическом балансе сил Прибалтика может превратиться в передовой военный плацдарм для силового давления на Россию.

   Отрицательное отношение России к расширению НАТО за счет приема в альянс стран Прибалтики, обосновано конкретными причинами:

 » в военном отношении сильно затрагивает оборонные интересы России;

  » усилится углубление раскола в Европе, произойдет наращивание военно-политической мощи за счет стран Прибалтики и Восточной Европы;

 » существенно подрывается значение соглашения Россия — НАТО,

  Россия вынуждена будет предпринять меры по укреплению военной инфраструктуры, обороноспособности.

   В геополитике нет постоянных партнеров, друзей, союзников. Вспомним слова императора Александра III, что у России есть только два союзника — ее армия и флот.

   В отношениях со странами Прибалтики надо помнить что экономические, торговые, транспортные связи приносят немалые доходы балтийским государствам, обеспечивают их прогресс в экономике и которые могут использоваться для вхождения прибалтов в военную структуру НАТО.

   Проблемой прибалтийских государств является внутригосударственный сепаратизм, воинствующий национализм, неконтролируемая миграция, сложные экологические и другие проблемы, которые решать нужно с учетом интересов государств-соседей.

   В Европе есть государства (Швеции, Финляндии, Швейцарии и др.) — не члены НАТО, которые не боятся за свою национальную безопасность. Их нейтралитет предполагает приоритет национальных интересов, а не подчинение сверхдержаве, определяющей геостратегический курс НАТО. Постоянный нейтралитет обеспечил многовековую стабильность Швейцарии и Швеции, гарантировал их от втягивания в различные конфликты вопреки воле народа этих стран. Такой статус позволяет этим государствам заметно влиять на политическое решение многих сложных вопросов.

   Понимая многостороннюю важность нейтралитета, Россия выступает за то, чтобы Прибалтийские страны, весь Балтийский регион был внеблоковым, нейтральным регионом и был превращен в зону устойчивого развития, безопасности и стабильности.

   В военно-политических отношениях можно ввести режим доверия в приграничной полосе, безвизовые поездки жителей, отказ от военной деятельности, налаживание совместного контроля за воздушным пространством всего прибалтийского региона, запрет на проведение военно-морских учений в нежелательных регионах Балтики.

   В экономической сфере в XXI в. можно создать единый топливно-сырьевой и энергетический комплекс, единую информационную структуру: дороги, порты, систему энерго- тепло- и водоснабжения.

   В социальной и гуманитарной сферах — усилить развитие контактов между людьми и организациями; совместные действия, взаимопомощь по обеспечению прав русских, украинцев, белорусов, поляков, других нацменьшинств, на практике испытывающих большие трудности выживания в атмосфере национализма, захватившего бывшие советские прибалтийские республики; сотрудничество в борьбе с распространением наркотиков, отравляющих и радиационных материалов, сотрудничество в борьбе с преступностью и терроризмом и др.

   Политические лидеры прибалтийских стран, безусловно, понимают важность и выгодность добрососедских отношений с Россией. Но они испытывают давление со стороны сильных соседей и в большей степени со стороны мощной геополитической сверхдержавы, стремящейся к монопольному миру.

   После подписания странами Балтии рамочного документа программы НАТО “Партнерство ради мира” активизировалось американо-балтийское сотрудничество и в военной области.

   Большое значение в Прибалтийском регионе в конце XX в. стал играть многосторонний форум — Совет государств Балтийского моря.

   В оценке действий России и стран Прибалтики у их скандинавских покровителей чаще всего проявляются двойные стандарты. Особенно это видно при их оценках гражданских прав русских и русскоязычных в Латвии, Эстонии и Литве, а также неурегулированности территориальных вопросов с Эстонией и Латвией, сложностей транспортировки российских грузов через Литву в Калининградскую область и заявлений балтийских политиков о ее статусе.

   Из “патронирующих” Прибалтику государств наиболее сбалансированную позицию занимает правительство Швеции. Оно неизменно напоминает латышам и эстонцам о положении русских, проживающих в этих странах. В основном же почти все малые страны северной Европы против решений, которые дестабилизировали бы, а тем более взорвали спокойную жизнь населения этого региона, против таких решений, которые втянули бы страны Балтии в геополитические игры великих держав.

Калининград на геополитическом пространстве Европы

   Калининградская область — одна из наиболее неблагоприятных в стране. Это объясняется в основном резкой сменой геополитических сил на Балтике в результате разрушения Советского Союза, непоследовательной и в большей степени ошибочной государственной экономической политикой в отношении области, резким возрастанием иностранного влияния (в частности, германского) в анклаве. Именно анклавным или полуанклавным географическим положением области обусловлена ее государственно-политическая и экономическая слабость. Нынешняя Россия не имеет военно-стратегического преимущества на Балтийском море, потеряла былые основные морские порты, транспортную инфраструктуру на территории Прибалтики, приобрела конфликтно настроенных соседей, стремящихся в НАТО и ЕС.

   В структуре хозяйства преобладают предприятия с материало- и энергоемкими технологиями. В области для них нет соответствующей сырьевой базы, слаба инфраструктура, выпускаемая продукция на прибалтийских и западных рынках неконкурентоспособна. В силу относительно невысокого качества производимой продукции, высоких тарифов, взимаемых сопредельными государствами за транспортировку грузов по их территории, товары, сделанные в области, не пользуются спросом в странах Прибалтики, Польше, Германии, Швеции и т.д.

   Ослабление связей “федеральный центр — регион” в случае с Калининградской областью имеет опасный характер и потенциально может привести к ослаблению России в экономической, политической и правовой сферах.

   В силу различных причин в регионе отмечаются сепаратистские настроения, подогреваемые как западными инвесторами, так и неумелыми российскими политиками, предлагавшими создать в анклаве Балтийскую республику, продать область Германии за долги, организовать совместную военную деятельность в регионе, образовать немецкую автономию в Калининграде или взять области на себя часть функций Центра, в частности, проведение самостоятельной внешней политики, вступление области в ЕС, размещение за плату войск НАТО на территории области в пустующих гарнизонах, оставшихся от Советской Армии. Подобные предложения способствуют “ползучей” экспансии враждебно настроенных по отношению к России иностранных государств (Польши, Литвы, Германии, США).

  Ползучий экспансионизм по отношению к анклаву виден во всех сферах общественной жизни:

  ♦ в экономической - активное создание совместных предприятий, избирательное кредитование и приватизация местных предприятий, система удушения российских конкурентов и т.д.;

  ♦ в политической жизни - в виде влияния (подкуп, шантаж и т.д.) на политиков области, Центра, антироссийских заявлений на государственном уровне, призывов различных организаций соседних государств о пересмотре границ и т.д.

  ♦ в культурно-идеологической сфере — усиление теле- и радиопропаганды, обилие рекламы на немецком языке, обещание райской жизни, если население заявит о соглашении России и Германии в управлении анклавом, все возрастающие “культурные” связи и обмены, поездки туристов и т. д.

   В конце XX в. в области резко усилилась деятельность иностранных разведок, активизировался промышленный шпионаж. Вся эта активность объясняется тем, что Калининград — геополитический форпост России на Западе. Здесь происходит столкновение геополитических сил России и Германии, России и атлантистов.

   Калининград — опорный пункт, который позволяет контролировать Польшу и Прибалтику, Белоруссию и Западную часть России.

   В сложной геополитической игре вокруг Калининградской области виден интерес США и атлантистов, включая различные международные фонды. Их сверхзадача и конечная цель — помешать созданию мощной Европы, объединенной вокруг Германии.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!