Лекция 15 "МИРОВЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ"

«Мировые геополитические циклы»

 

1. Модели цикличности геополити­ческого развития

Теория геополитических циклов

   После открытия российским экономистом Н. Д. Кондратье­вым долгосрочных циклов развития мирового хозяйства многие ис­следователи принялись по аналогии разрабатывать тему циклов ми­рового политического развития.

   В последние десятилетия научное сообщество занималось созданием циклической парадигмы развития при­роды и общества. Известнейший исследователь цивилизаций анг­личанин А. Тойнби выделял в своей «А Stady of History» 115—120-летний цикл «великих войн», разделяя его на: 1 — прелюдию войны; 2 — саму великую войну; 3 — передыш­ку после нее; 4 — ее эпилог; 5 — всеобщий мир. Этот цикл охватывает жизнь четырех поколений людей, что, по мне­нию ряда исследователей войн, является достаточным сроком, чтобы, подзабыв опыт великой войны, люди этот опыт повторили вновь.

   Известнейший в данной области научных разработок Дж. Голдстайн выделял 40—50-летние циклы «больших войн» с XVII в. по первую полови­ну XX в. В отличие от А. Тойнби он разбивает XVII—XX вв. на «эры» от завершения одной «великой войны» до конца следующей, объе­диняя их в одном восходящем движении (это означает, что от од­ного поколения к последующим передаются страдания предыду­щей «великой войны»).

   Известный современный геоисторик и социолог И. Валлерстайн определяет три цикла гегемонии, для каждого из которых обяза­тельно прохождение через три фазы: мировая война, гегемония од­ной из великих держав и упадок. Первый — нидерландский — цикл гегемонии продолжался  с 1618 по 1672 г.; второй — британский — с 1792 по 1896 г.; третий — американ­ский — начался с 1914 г.

   Большую известность получила книга аме­риканского историка П. Кеннеди «Подъем и упадок великих дер­жав», в которой анализировались причины подъемов и упадков ведущих государств мира. Интересна идея Кеннеди о причине упадка как «об имперском перенапряжении» великих держав, которые сталкиваются с недостаточностью разного вида стратегических ресурсов, необходимых для поддержания своего глобального пре­восходства.

   Многие исследователи этой проблемы пытались установить, имеется ли зависимость между мирохозяйственными и геополитическими процессами развития. Очевидно, эта зависи­мость имеет коррелятивный характер: на определенных истори­ческих отрезках неравновесное состояние можно объяснить то пе­ревесом влияния мирохозяйственных, то всемирно-политических факторов.

   Российский исследователь В. Л. Цымбурский считает, что до XIX в. главенствующие европейские государства не были хозяй­ственным авангардом, а утверждали свои преимущественные по­зиции в мире военным путем. Эволюция этих государств, по Цым-бурскому, в основном была подчинена сверхдлинным военным циклам.

   «Склеивание этих ролей (военных и хозяйственных.) намечается с тех пор, как достижение Англией высшего мирохо­зяйственного положения совмещается с ее интеграцией в сверх­длинные военные циклы».

   Многие исследователи склоняются к тому, что геополитическая система мира развивается циклически, постоянно видоизменяясь, переходя от одного к другому «мировому порядку», в котором коренным образом меняется баланс сил между великими державами, возника­ют новые зоны конфликтов, меняется институциональная структура глобальной системы, которая включает систему межгосударственных договоров, коалиций, ключевых инсти­тутов, поддерживающих мировой порядок (например, Лига Наций, ООН).

Длинные циклы развития мировой геополитики Дж. Модельского и В. Томпсона

   Амери­канские политологи Дж. Модельски и В. Томпсон в своих работах утверждают, что глобальные экономические про­цессы по времени сопряжены с длинными мировыми политичес­кими циклами, называемыми «циклами лидерства». Смена этих циклов периодически изменяет структуру мирового политическо­го устройства, способствуя выдвижению новых великих держав и географических зон их влияния.

   Анализ данных с начала первой промышленной революции до оконча­ния «Великой депрессии» XX в. о динамике доли ведущих стран в промышленном производстве мира свидетельствует о неравномерно­сти развития, подъемах и спадах великих держав, о цикличности «географического отбора» тех или иных держав на роль хозяйствен­ных лидеров в мире.

Доля ряда стран в мировом промышленном производстве (%)

Государства

 

Годы

 

1750

1800

1830

1860

1880

1890

1900

1913

Европа в целом

23,2

28,1

34,2

53,2

61,3

 

 

 

Велико­британия

1,9

4,3

9,5

19,9

22,9

21,5

18,5

13,6

Германия

Франция

2,9

4,0

3,5

4,2

3,5 5,2

4,9

7,9

8,5

7,8

10,1

7,3

13,2 6,8

14,8 6,1

Россия

Австро-Венгрия

5,0

2,9

5,6

3,2

5,6

3,2

7,0

4,2

7,6

4,4

7,9

4,5

8,8

4,7

8,3

4,7

Италия

США

Китай

Индия

2,4

0,1 32,8 24,5

2,5

0,8 33,3 19,7

2,3

2,4 29,8 17,6

2,5

7,2 19,7 8,6

2,5 14,7 12,5 2,8

2,5

17,0

2,5 23,6

2,4 32,0

Япония

3,8

3,5

2,8

2,6

2,4

 

 

 

Источник: Kennedy P.M. The Rise and Fall of the great Powers. Economic Changes and military Conflicts from 1500 to 2000. London, 1988. P. 149, 200-201.

Доля великих держав в мировом промышленном производстве

в начале и конце «Великой депрессии» (%)

 

Государства

Годы

1920

1929

1932

1937

1938

США

45,0

43,3

31,8

35,1

28,7

СССР

3,0

5,0

11,5

14,1

17,6

Германия

4,4

11,1

10,6

11,4

13,2

Великобритания

8,0

9,4

10,9

9,4

9,2

Франция

5,2

6,6

6,9

4,5

4,5

Япония

2,0

2,5

3,5

3,5

3,8

Источник: Kennedy P.M. The Rise and Fall of the great Powers. Economic Changes and military Conflicts from 1500 to 2000. London, 1988. P. 330.

   Длинные мировые политические циклы определяются как последовательность подъема и упадка великих держав. Подъем вели­кой державы назван Модельским и Томпсоном этапом обучения, а упадок — этапом лидерства. Каждый из двух этапов авторы под­разделяют на четыре фазы.

   Первый этап (обучение) включает в себя:

  • Определение основных мировых проблем, требующих реше­ния.

  • Создание коалиций союзников.

  • Принятие решений на мировом уровне.

  • Проведение их в жизнь.

   Второй этап (упадок) состоит из следующих фаз:

  • Мировая война.

  • Поражение великой державы.

  • Утрата мировой легитимности.

  • Распад.

   Согласно этой теории, в основе глобального ли­дерства лежат такие факторы, как мобильные военные силы, передовая экономика, открытое общество, реагирование на мировые проблемы при помощи нововведений. Под нововведениями понимаются новые продукты и методы производства, открытие новых рынков и источников сырья, создание пионерных форм организации бизнеса. При этом авторы, ссылаются на видного австрийского эконо­миста XX в. Й. Шумпетера.

   Модельски и Томпсон отмечают, что длинные циклы можно представить как процесс обучения, фазы которого последовательно оптимизируют использование каждого из указан­ных факторов, хотя все они действуют одновременно. В фазовой цепи «принятие решений на макроуровне — мировая война» упор следует делать на развитие мобильных воен­ных сил. В фазовой цепи «проведение решений в жизнь—положе­ние великой державы» главное — передовая экономика и ее место в международном разделении труда. «Определению основных про­блеем — утрате лигитимности» соответствуют наращивание иннова­ционного потенциала и гибкость в подходе к новым проблемам. Фаза «создание коалиций союзников—распад» требует ресурсов открытого общества.

 

2. Взаимосвязь геополитических и экономических циклов

 Циклы Кондратьева и длинные циклы мировой политики

   Авторы этой проблемы считают, что циклы Кондратьева и длинные циклы мировой политики имеют много общего. Сис­тема циклов Кондратьева описывает в первую очередь экономическую и техноло­гическую стороны развития, хотя автор ее, а затем и последователи учитывают политическую, социальную, культурную и военную сто­роны динамики мирового развития. Циклы Кондратьева отражают преимущественно подъем и упадок ведущих отраслей экономики мира. При этом цикличность затрагивает не только хозяйство высокоразвитых стран, входящих в «центр» мировой системы, но и хозяйство многих дру­гих государств, не входящих в это мировое ядро, но связанных с ним через международное разделение труда. Продолжительность одного цикла Кондратьева составляет около 40—60 лет.

Примерная датировка циклов мировой конъюнктуры Кондратьева

Порядковый номер циклов

Повышательная фаза

Понижательная фаза

I

с конца 1780-х годов до периода 1810-1817 гг.

с периода 1810-1817 гг. до периода 1844-1855 гг.

II

с периода 1844-1851 гг. до периода 1870—1875 гг.

с периода 1870-1875 гг. до периода 1890-1896 гг.

III

с периода 1891 — 1896 гг. до периода 1914—1921 гг.

с периода 1914-1921 гг. до середины 1940-х годов

IV

с середины 1940-х годов до конца 1960-х годов

с конца 1960-х годов до середины 1980-х годов

   Модельски и Томпсон считают, что между циклами Кондрать­ева и выделенными ими длинными циклами мировой политики должна существовать глубокая внутренняя связь.

   Во-первых, циклы Кондратьева — это результат инновационной деятельности в ми­ровом хозяйстве и циклы мировой политики сопровождаются так­же инновацией — созданием такой политической структуры, ко­торая представляет собой крупное институциональное нововведе­ние.

   Во-вторых, поскольку в большинстве стран мира правитель­ства поглощают значительную часть национального продукта (в среднем до одной трети), а во время войны — и половину, то благодаря этому экономика и политика тесно взаимосвязаны. От­сутствие координации между ними ведет к неизбежному наруше­нию нормального функционирования государства.

   Авторы приводят в пользу своей теории следующие аргументы: новые отрасли хозяйства обеспечивают финансирование глобаль­ных политических операций. Последние создают условия безопас­ности, при которых возможно процветание пропульсивных отрас­лей — мировых лидеров. Растущие экономические потребности способствуют формированию новых мировых рынков.

   Исследователи длинных циклов мировой политики считают, что продолжительность одного длинного цикла мировой политики составляет около 100 лет. Продолжительность же кондратьевского мирохозяйственного цикла составляет в сред­нем 50 лет. С учетом этих данных получается, что каждый длинный цикл мировой политики скоординирован с двумя по­следовательно проходящими циклами Кондратьева.

   Геополитический процесс разворачивается следующим образом. В течение первого (по очереди) цикла Кондратьева происходят такие фазы цикла Модельского—Томпсо­на (этап подъема): «определение основных мировых проблем» и «создание коалиции союзников». На втором по очереди цикле происходят фазы «принятия решений на макро­уровне» и «проведение решений в жизнь».

   Мировые войны, по мнению Модельского и Томпсона, «игра­ют определяющую роль с точки зрения взаимодействия циклов Кондратьева и длинных циклов мирового развития, национальная же принадлежность отраслей-лидеров является не исторической случайностью, а результатом указанного взаимодействия».

   Это означает, что государства, играющие роль мирового лидера, служат главными и первоначальными источниками волн Кондратье­ва, т.е. мировое политическое лидерство тесно связано с лидерством экономическим. Мировые державы на этапе подъема длинного по­литического цикла являются источником большинства всесторон­него характера нововведений.

   Модельски и Томпсон признают большое влияние Испанской империи, но считают, что она действовала в отличие от Португа­лии на окраинах тогдашней мировой системы. Известно, что Португалия нашла путь в Индию через южную оконечность Африки. Эта империя стала полноправным хозяином на путях из Европы в Индию. Молуккские острова — основной источник пряностей — становятся ядром португальских колони­альных владений.

   С конца XV в. Португалия проникает и в Америку. Испания же, пона­чалу разочарованная открытиями Колумба, начинает осваивать новые обширные земли в Америке. Португалия выбирает путь «великой держа­вы» - не освоения территорий, а путь обладания как можно большим мировым пространством и использует для этой цели метод овладения опорными пунктами, важными в торговом и стратегическом отношени­ях, в мировом пространстве в целом. Наибольшего могущества Португа­лия достигла во второй половине XVI в.

Основные характеристики длинных циклов миро­вой политики

Столетние

циклы

(№, век)

Мировые державы-гегемоны (другие великие державы)

«Великие (мировые) войны»

Договора, признающие законность мировой державы

Основные институты Мирового Господства

Поворотный момент к спаду

1/XVI в.

Португалия (Испания, Англия, Франция)

Итальянские войны Священной Римской империи (1494-1517 гг.; 1559 г.)

Тордесильясский договор 1494 г. и Сарагосский договор 1529 г.

Точечная глобальная

сеть баз (военных

опорных пунктов,

факторий, контор,

отделений)

Испанская аннексия Португалии с 1581 до 1640 г.

2/XVII в.

Нидерланды (Англия, Франция, Испания)

Голландские и испанские войны (1579-1609 гг.)

Перемирие с Испанией (1609 г.)

Глобальная сеть военных и торговых баз

Английская революция (1642-1660 гг.)

3/XVIII в.

Британия

(Нидерланды,

Франция, Испания,

Россия)

Французс­кие войны Людовика XIV (1688— 1713 гг.)

Утрехтский мир как исход войны между Францией и Британией за испанское наследство (1713 г.)

Морское превосходст­во (коман­дование)

Независи­мость США (1783 г.)

4/XIX в.

Британия (Россия,

Франция, Нидерланды,

Испания)

Французс­кие войны Наполеона (1792-1815 гг.)

Парижский и Венский конгрессы (1814, 1815 гг.)

Эра свобод­ной торгов­ли

Империа­лизм как окончание передела мира между метрополия­ми

5/ХХ в.

США

(Великобри­тания, Франция, Россия, Германия, Япония)

Две миро­вые войны (с 1914 и с 1939 г.)

Версальский (1919 г.), Потсдамс­кий (1945 г.) договоры

ООН

Вьетнамская война

Циклы гегемонии П. Тейлора

   Соглашаясь с наличием цикличности в геополитическом мировом процессе, британский географ П.Тейлор считает, что мировая ге­гемония какой-либо страны — это очень редкий феномен. По Тейлору, она случалась только три раза:

  • Гегемония Нидерландов в середине XVII в.

  • Британская гегемония в середине XIX в. (через 200 лет после нидерландской гегемонии).

  • Гегемония США в середине XX в. (через 100 лет после бри­танской гегемонии).

   Геополитические гегемонии заключаются в прак­тически абсолютном доминировании одного из государств в меж­дународной системе отношений в трех сферах жизни: экономичес­кой, политической и идеологической.

   Гегемонии твердо основываются на достижении великой державой экономического превосходства, что включает три стадии.

   Первая: государство-гегемон добивается преимущества в эф­фективности производства над своими соперниками. Как прави­ло, это происходит за счет создания новых монопольных про­дуктов посредством нововведений, а также за счет расширения спроса.

   Вторая стадия позволяет торговым представителям страны-ге­гемона создавать торговые преимущества в мире.

   Третья: банкиры этого государства имеют возможность доби­ваться финансового доминирования в мировой экономике.

   Когда производственная, торговая и финансовая деятель­ность одного государства более эффективны, чем у всех его соперников, тогда государство становится мировым гегемо­ном.

   Такие государства, по Тейлору, имеют возможности домини­ровать в межгосударственной системе без угрозы превращения их в империи, путем создания баланса сил таким образом, что пре­дотвращается создание враждебной коалиции, которая могла бы угрожать геополитическому лидерству государства-гегемона. Государство-гегемон распространяет либеральные идеи, ко­торые широко воспринимаются во всей мировой системе. Следо­вательно, государства-лидеры — это значительно больше, чем мировые политические лидеры.

   Вслед за подъемом и становлением гегемонного государства следует его постепенное падение. Либерализм государства-гегемо­на позволяет соперникам копировать технические достижения и стремиться превзойти эффективность его производства. Вскоре лидерство государства-гегемона над его соперниками уменьшает­ся сначала в производстве, а затем последовательно в торговле и финансах. Таким образом, по Тейлору, истинная гегемония основы­вается не на завоеваниях колониальных пространств, а на мировой монополии в производстве, торговле и финансовой сфере.

 

3. Динамика геополитических циклов

Динамика в смене мировых порядков

   Подъем и падение государства-гегемона определяет продолжительность «гегемонистского цикла». Американский исследователь мировых систем И. Валлерстайн в середине 1980-х годов экспериментально увязал такие циклы с кондратьевскими циклами мировой экономики. Гегемонистские циклы включают длительный контроль за капиталовложениями на мировом рынке, который во многом поддерживает существование вла­сти гегемона. Эти капиталовложения создают миро-системную (в данном случае гегемонную) инфраструктуру. Широкая система транспортных, других коммуникационных и финансовых сетей является необходимым требованием гегемонии. Существует также необходимость в разветвленной сети дипломатических представи­тельств и военных баз по всему миру.

   В другой работе П. Тейлор ввел понятие геопо­литической динамики в смене мировых порядков. Он выделил два ми­ровых порядка, каждый из которых дробится на последовательные фазы:

  • мировой порядок борьбы за британское наследство с 1907 по 1945 г.;

  • мировой порядок «холодной войны» с 1947 по 1989 г.

   После очередного переходного периода происходит формиро­вание нового мирового порядка.

   Сходный подход к смене циклов гегемонии проявляют в своих исследованиях Дж.Агнью и С.Кобридж. Эти авторы считают определяющим фак­тором в международных отношениях — экономический. Авторы ввели понятие о геополитической экономике, в которой определяю­щую роль играют современные тенденции глобализации, усиле­ния взаимозависимости в мире. Авторы выделяют три геополити­ческих порядка:

  • британский (1815—1875 гг.);

  • порядок межимперского соперничества (1875—1945 гг.);

  • мировой порядок «холодной войны» (1945-1990 гг.).

Сдвоенная модель Кондратьева—Валлерстайна

   Данная модель представляет собой попытку связать взлет и падение геополитических гегемоний с основными процессами, происходящими в недрах мировой экономики и отражающимися в циклах Кондратьева. Модель показывает, что по­литические механизмы являются неотъемлемой частью изменения всеобщей структуры мирового хозяйства, которая осуществляется в по­вышательных и понижательных фазах указанных циклов.

   Оказалось, что политические процессы не являются ни неза­висимыми процессами, ни простым отражением экономических потребностей. Основной вывод состоит в том, что не существует жестко детерминированных связей между экономикой и политикой. Если бы все жестко определялось друг другом, то не было бы не­обходимости в таком институте, как государство. Государство, а также другие хозяйственные и общественные институты коррек­тируют рынок в пользу определенных частных групп.

   Никогда не существовало чистой мировой экономики, даже в те периоды, когда доминировали принципы свобод­ной торговли. Способность организовать мировой рынок за­висит от силы тех государств, которые поддерживают прави­ла этого рынка, а также, разумеется, от их материальных ресурсов.

   Сильные в этих отношениях государства, как правило, способ­ствуют развитию «свободного рынка», в то время как менее силь­ные могут благосклонно относиться к определенной корректиров­ке рынка, отгораживая себя в определенные моменты с помощью протекционизма.

   Поскольку в мире запасы материальных ресурсов по сравне­нию с потребностями в них ограничены, то всегда существует на­пряженность из-за недостаточности всеобщих мировых ресурсов, доступных для перераспределения через государственные органы. Для полупериферийных и периферийных государств невозможно одновременно стать в равное положение с Центром.

Сдвоенная модель Кондратьева—Валлерстайна 

Динамическая модель гегемонии и соперничества

(анализ британского и американского столетий)

Стадии гегемонии

Великобритания

США

Восходящая гегемония

Первый цикл Кондратьева

Фаза А

Третий цикл Кондратьева

Фаза А

Соперничество с Францией (наполеоновские войны). Производственная эффектив­ность: промышленная рево­люция

Соперничество с Германией. Производственная эффектив­ность: фордизм, массовое производство техники; «Прекрасная эпоха»

Победа гегемонии

Первый цикл Кондратьева

Фаза В

Третий цикл Кондратьева

Фаза В

Торговая победа в Латинской Америке и контроль над Индией; мастерская мира; «Тяжелые времена»

Коммерческая победа в окончательном крушении британской системы свобод­ной торговли; военное поражение Германии; «Вели­кая депрессия»

Гегемонная зрелость

Второй цикл Кондратьева

Фаза А

Четвертый цикл Кондратьева

Фаза А

Эра свободной торговли; Лондон становится центром мирового хзяйства; «Виктори­анское процветание»

Бреттон-Вудская либеральная экономическая система, основанная на долларе; Нью-Йорк — новый мировой финансовый центр; «Золотой век роста» (прежде всего для США)

Падение гегемонии

Второй цикл Кондратьева

Фаза В

Четвертый цикл Кондратьева

Фаза В

Классическая стадия импери­ализма; европейские государ­ства и США противоборству­ют Великобритании. Новая промышленная революция, протекающая за пределами Великобритании; «Великая депрессия»

Возврат к элементам протек­ционизма в противостоянии японскому и европейскому соперничеству

 

   Из таблицы следует, что в по­вышательной (первой по хронологии) фазе А обнаруживается гео­политическое противоборство, когда основные великие державы соревнуются за право наследования лидерства. Ретроспективный анализ показывает, что новые технологические достижения кон­центрируются в одной из стран, поэтому повышение эффектив­ности производства предоставляет этой стране долгосрочное эко­номическое преимущество.

   Фаза А совпадает со стадией «восходящей гегемонии». В фазе В происходит общий спад в мировой экономике. Он оставляет меньше возможностей для экспансии (стадия выражается словами «всем плохо»). Однако восходящая держава в это время располагает тор­говым преимуществом и способна защитить свои интересы. В этой фазе (В) ясно, какое государство должно достичь гегемонной зре­лости.

   К этому времени финансовый центр мировой экономики пе­ремещается в государство-гегемон, которое занимает лидирующие позиции в производстве, торговле и финансах (наступает «истин­ная гегемония»). Поскольку гегемонная держава может успешно конкурировать со своими соперниками, она выступает за открытость мировой экономики. Это период свободной торговли. И на­конец, стадия «падения гегемонии» относится к фазе В, когда сни­зившаяся эффективность производства больше не позволяет до­минировать над соперником. Это выливается в острое соперниче­ство, при котором новые государства стремятся получить большую долю мирового рынка. Наступает политика официального импе­риализма, когда каждый соперник пытается сохранить собствен­ную часть «периферии».

   Обобщая основные идеи геополитиков о цикличности разви­тия международных конфликтов, мировых порядков, борьбы за гегемонию, можно сделать следующие выводы.

  1. Существуют определенные пространственно-вре­менные матрицы проявления замкнутых циклов развития от вос­хождения к упадку главных мировых государств, одно из которых выполняет функцию «мирового полицейского», с чем связаны его преимущества в перераспределении в свою пользу мировых ресур­сов, с огромным бременем ответственности перед поддержа­нием мирового порядка, что ведет к огромному расходу указанных выше ресурсов.

  2. Геополитические процессы нахо­дятся в неразрывной связи с мирохозяйственными процессами.

  3. Циклическое развитие глобальной геополитической системы в настоящее время может претерпеть радикальные изменения в связи с процессами глобализации, когда мировыми акторами все в большей степени выступают транснациональные корпорации, как вирусы в клетке проникающие через национальные границы и определяющие новые, так называемые геоэкономические страте­гии развития мирового хозяйства как целостно развивающейся системы.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!