ГЛАВНАЯ » УЧЁБА и ОБРАЗОВАНИЕ » УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ » ГЕОПОЛИТИКА » ЛЕКЦИИ - ГЕОПОЛИТИКА » Лекция 10 "СОВРЕМЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА"

Лекция 10 "СОВРЕМЕННАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА"

«Современная французская геополитика»

 

1. Геополитические концепции школы «Геродот»

 

   На основе журнала «Геродот» возникла новая школа фран­цузской региональной геополитики. Ее идейным руководителем стал известный французский географ Ив Лакост. Он обосновывал не­обходимость разработки методологии, на основе которой география служила бы делу освобождения людей от всякой власти и создания общества «без всякой власти». На идеологию этого направления оказали влияние идеи анархистов Э. Реклю и П. Кропоткина, а не­посредственным поводом для формирования направления журнала стали студенческие волнения в Париже в 1968 г.

   Школа «Геродот» в 70-х годах XX в. стремилась преобразовать географию из «сервильной дисциплины» в объективную науку, отве­чающую на социальные запросы общества, хотя ей не удалось избе­жать идеологической ангажированности. Позже, в 80-е годы «Геро­дот» эволюционировал в сторону более уравновешенной идеологии и стал откликаться на различные глобальные вопросы: экономическое неравенство, расизм, проблемы свободы и безопасности, отношения между Западом и Востоком, раскол между Севером и Югом.

   Лакост пытается определить специфику геополитики как науки, ее предметное поле. Прежде всего, Лакост различает современную американскую и французскую геополитическую науки на основе используемых подходов к анализу геопространства. По его мнению, в американской геополитике преобладает мондиалистский (миро­вой) подход, а во французской — локальный анализ, ориентиро­ванный на исследование регионов. Главный вектор французской геополитики, по его мнению, состоял в анализе региона как базо­вой геополитической единицы. В своей трехтомном труде «Геопо­литика регионов Франции» (1986) Лакост акцентирует внимание на «внутренней геополитике» (la géopolitique), считая, что не государство, а территориальный конфликт составляет главный объект ее анализа.

   Методология Лакоста в анализе политических конфликтов ос­нована на введении в оборот категории «геополитическое представ­ление». Это теоретическая новелла предполагает начинать анализ с обсуждения результатов конфликта, а затем производить детальное изучение его предыстории и истории, выявление причин, включая особенности идеологии политических групп. По мнению Лакоста, в формировании геополитических представлений решающее значение имеют информационные системы. Массовое сознание ориентируется не на рациональный подход к реальности, а на привлекательность «создаваемой картины мира». По этой причине распознание совре­менных геополитических процессов широкие слои населения осуще­ствляют на основе символов, образов и идей, создаваемых средст­вами массовой информации. Мировоззрение населения все больше зависит от эффективности воздействия телекоммуникаций. Лакост придает большое внимание качеству и комплексности информации географических местах, в частности о ключевых («горячих») геопо­литических точках. Тем самым средства массовой информации пре­вращаются в один из самых значительных геополитических факторов.

   В 1994 г. в Париже увидел свет «Геополитический словарь» под редакцией Лакоста, который, по общему мнению, считается самым большим достижением французской геополитики. Он содержит об­ширное введение в геополитику конфликтов. Анализируются пре­имущественно географические объекты, в том числе все государства, части национальных территорий, которые так или иначе связаны с геополитическими конфликтами.

   Среди авторов «Геродота» — директор Европейской гео­политической обсерватории Мишель Фуше. По мнению Фуше, комплексное геополи­тическое исследование пред­полагает конкретный анализ разных переменных в много­образных комбинациях, но значение той или иной пе­ременной не постоянно и зависит от места и времени. Предметом его геополитиче­ского анализа были границы, которые он определил как главный элемент геополитики. Границы существуют не только меж­ду государствами, но и внутри них, пролегая между обществом и властью, различными социальными и культурными группами.

   Прекрасный пример неуниверсальности конфликтологической ветви (а это лишь одна ветвь, хотя и наиболее развитая) геополитики —   единая Европа в рамках Европейского Союза. Фуше называет Евро­пу геополитической лабораторией.

   Это первая и наиболее прогрессивная из многогосударственных систем, основанная на добровольном союзе древних государств-наций, совокупность которых представляет собой нечто большее, чем составляющие ее части. Беглый взгляд на Азию показывает, что в этой части мира, все еще привязанной к силовым играм, прису­щим Европе XIX в., хрупкое равновесие поддерживается лишь бла­годаря присутствию иностранного арбитра, располагающего мощ­ным вооружением, — Соединенных Штатов Америки.

 

2. Теория иконографии геополитического пространства

 

   В центре внимания европейских геополитиков после Второй мировой войны находились новые факторы, изменяющие геополитическое пространство. В первую очередь, сила человеческого духа, внутрен­няя связь между политикой и борьбой интересов и идей. Ибо само пространство представляется как символическая реальность, скла­дывающаяся в процессе взаимодействия людей.

   Основателем иконографического направления в политической географии и геополитике считается французский географ Жан Готтманн (1915—1994), уроженец Харькова. Его заслуга состоит в том, что он ввел в оборот термин «иконография пространства». Бук­вально «iconographies» означает систему символов, используемых в иконописи, где символы передают смысл иконописного образа. По Готтманну, «iconographie régionale» есть выражение представлений о картине окружающего мира сообщества определенного самооргани­зованного пространства, сформировавшееся под воздействием ре­лигиозной, национальной, культурной и социальной истории этого пространства. Иконография пространства (территории) включает произведения искусства, архитектуры, а также все символы-формы общественной жизни и быта.

   В книге «Политика государств и их география» (1952) Готтманн не только подверг критике творческое наследие отцов — основате­лей геополитики — Ратцеля, Хаусхофера, Маккиндера, Спайкмена и других геополитиков, но и осуществил пересмотр отдельных по­ложений классической геополитики. В результате анализа Готтманн пришел к выводу, что классическая геополитика представляла со­бой науку о войне. По его мнению, к такому выводу подводит опыт государственного строительства фашистской Германии, где на практике были применены многие идеи Ф. Ратцеля и его по­следователей. Ж. Готтманн пытался переосмыслить основные по­стулаты геополитики.

   1) Произошла переоценка роли пространства и его свойств. Считая пространство по-прежнему главной категорией геополити­ки, он пытался доказать, что размеры территории государства дале­ко не пропорциональны его мощи. Подтверждением этому тезису был тот факт, что европейские державы (Нидерланды, Испания) с довольно ограниченной территорией в течение веков доминировали в мире и смогли создать империи, размеры которых многократно пре­вышали территории метрополий.

   На первый план он ставил географическое положение государст­ва и его организацию. По Готтманну, «географическое положение» государства определяется отношением к основным коммуникаци­онным линиям и потокам, приуроченным к ним: движение людей, армий, товаров, капиталов, идей. В связи с этим, по Готтманну, центральным понятием должно стать понятие «циркуляция простран­ства» («circulation of communication»).

   2) Организация пространства (в частности, дихотомия «Моря и Суши», океанических и континентальных государств) влияет на харак­тер связи человека с пространством. Морским государствам, считал он, в отличие от континентальных, свойственна большая свобода, терпимость и меньшая склонность к автаркическим и абсолютист­ским формам организации. Многое в этих положительных свойст­вах морских стран определяется характером их коммуникационных связей. С зарождения цивилизации море было главной ареной свя­зей, контактов. Море связывало самые различные географические районы, что расширяло кругозор жителей морских стран. Свобода мореплавания, подтвержденная римским правом, давала большие преимущества морским государствам, способствуя использованию опыта других стран, заимствованиям и отбору, вариантности разви­тия. Континентальные же государства имели в своей истории менее дифференцированные, менее интенсивные и менее разнообразные контакты и обмены, из чего вытекают характерные черты конти­нентального развития.

   3) Формы политической, общественной и частной жизни, на­блюдаемые и организованные в пространстве, являются результатом иконографии пространства, представляющей собой различные про­странственные картины мира и отдельные представления о формах пространства. Они конструируются в процессе влияния религий, традиций, исторического опыта и обычаев, разных социальных мо­делей, характерных для определенных территорий с особой непо­вторимой культурой.

   В понятие «иконография пространства» Готтманн включал мифы и обра­зы ушедших столетий, легенды и саги, табу и символы культуры, топо­графически локализованные в определенном пространстве. Отношение к образу, иконе составляет глубинное пространственное измерение куль­туры. Сила иконографии как фактора, дифференцирующего пространст­во, заключается в том, что это духовное явление, обладающее большой психологической инертностью, очень слабо поддающееся трансформации. Поэтому, считает Готтманн, политическое единство или разобщенность уходят своими корнями в сферу духа, самосознания, которые он назы­вал «психосоматикой территории». По его мнению, политические гра­ницы определяются в первую очередь действием духовных факторов, а не формами земной поверхности.

   Роль геополитической иконографии как духовной основы связи челове­ка с пространством велика. Иконография геополитического простран­ства, согласно Готтманну, представляет собой типические формы про­явления жизни цивилизации в пространстве, систему политических институтов и многообразных форм политической жизни, а также ду­ховный мир цивилизации, включая способы выражения политических, идей, формирующих смысловое пространство культуры. Символиче­ский мир образов, идей и смыслов способствует социокультурной иден­тификации и позволяет народу контролировать, осваивать и защищать определенную территорию как собственную.

   Ж. Готтманн обратил внимание на то, что иконография про­странства каждой культуры не статична, она динамично меняется, когда в нее вторгаются новые исторические факторы. Взаимное влияние региональных иконографии друг на друга в течение време­ни, диалог территориальных культур Готтман назвал «циркуляцией иконографии». По его мнению, иконография со временем может также отрываться от той реальной почвы, которая ее породила мно­го веков или даже тысячелетий назад, и воспроизводиться инерци­онно. Он приводит множество примеров функционирования систе­мы символов. Традиционно носителями этих символов являются эмигранты, попадающие в иные культурные среды, принесшие туда свой образ жизни, свою систему символов.

   Не всегда подобная циркуляция является благом и может вызы­вать конфликты и войны. Современный транзит западных ценно­стей на Восток разрушает основы традиционного образа жизни, размывает систему символов, привычное единство пространствен­ной целостности, что порождает протест и радикальные формы от­рицания этой гуманитарной интервенции.

   По Готтманну, главной проблемой политической географии и геополитики является вопрос взаимодействия между циркуляцией и иконографией. Циркуляция развивается последовательно и инертно в соответствии с конфигурацией коммуникационной сети, которая достаточно стабильна и изменяется благодаря прогрессу на транс­порте и в связи или в результате изменений в географии центров человеческой деятельности. На коммуникационных перекрестках возникают центры контактов, обменов, трансформаций. Первона­чально города, как центры коммуникации, вырабатывают из всего разнообразия влияний локальной иконографию. Затем город, пре­вращаясь в политический или административный центр, притягива­ет и организует близлежащее пространство. Процесс расширяется и приводит к синтезу локальной иконографии в более широкие про­странственные системы символов. В этом и заключается механизм формирования районов, государств, цивилизаций. Этот процесс не был линейным, часто на смену большим империям приходили ав­таркии (региональная обособленность, замкнутость).

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!