ГЛАВНАЯ » УЧЁБА и ОБРАЗОВАНИЕ » УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ » ГЕОПОЛИТИКА » ЛЕКЦИИ - ГЕОПОЛИТИКА » Лекция 6 "ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВЫ КЛАССИЧЕСКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ"

Лекция 6 "ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВЫ КЛАССИЧЕСКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ"

«Предпосылки и основы классической геополитики»

 

1. Исторические этапы в истории классической геополитики

От политической географии к классической геополитике

   На рубеже XIX и XX веков в осмыслении влияния географических условий на жизнь общества произошел качественный скачок. Кон­цепции географического детерминизма обрели сначала вид «полити­ческой географии», а затем трансформировались в геополитику. Этот скачок был предопределен глубокими изменениями в мире: переходом от разрозненности регионов к целостности в масштабах планеты.

   Основы «политической географии» заложил немецкий этнограф и географ Фридрих Ратцель. Создателями геополитики были швед­ский географ и государствовед Рудольф Челлен, американский адми­рал Альфред Мэхэн, британский географ и политик Хэлфорд Маккиндер, немецкий исследователь Карл Хаусхофер и французский географ Поль Видаль де ла Блаш.

   А. Мэхэна и X. Маккиндера принято считать родоначальниками «океанского» направления западной геополитики, которое исходило из особенностей географического положения ведущих морских дер­жав — США и Великобритании — и обслуживало интересы правя­щих кругов этих стран. Р. Челлен и К. Хаусхофер стоят у истоков «континентального» направления в геополитике, проявившегося в нацистской Германии.

   На практике зачастую создатели различных концепций тесно контактировали с политиками, стояв­шими у власти А. Мэхэн с Т. Рузвельтом, X. Маккиндер с лордом Дж. Керзоном, К. Хаусхофер с Р. Гессом и А. Гитлером и др.

    Геополитика выделилась из политической географии и как наука получила признание когда были сформулированы основные научные концепции и появилась возможность создания теоретических основ изучения влияния пространственных факторов на политические про­цессы.

   Французский геополитик, профессор Пьер Галлуа (р. 1911), рассматривая геополитику как науку, изучающую отно­шения между властной политикой в международном плане и географическими рамками, в которых она проводится, выделял три исторических этапа в ее развитии.

   Первый - протогеополитика, ведущая отсчет от ранних этапов человеческого развития до первой промышленной революции. Она основана на географическом фатализме.

   Второй  - конфронтационная геополитика. Начало ей положила промышленная революция, приведшая к хищнической эксплуатации человеком окружающей природной среды, что привело к обострению глобаль­ных проблем и угрозе существованию человечества.

    Третий - неконфронтационная геополитика. К жизни она вызвана тем, что природа начинает «мстить за себя», заставляя государства и политиков «считаться с собой». Появляется необхо­димость согласованных действий всех формальных и неформальных членов международного сообщества в выработке и реализации об­щепланетарной геополитики, в основе которой лежали бы интересы спасения цивилизации для будущих поколений.

    Геополитика в современном понимании как область исследования международных отношений и мирового сообщества сформировалась на рубеже XIX—XX вв. В границах классической геополитики традиционные представления о международных отношениях основывались на том, что главными акторами (субъектами) международной политики являются нацио­нальные государства, положение которых в глобальной политике зависит от территории и местоположения. В трактовке отцов — ос­нователей геополитики центральное место в детерминации между­народной политики того или иного государства отводилось его гео­графическому положению. Мощь государства, считают они, прочно коренится в природе самой земли. Смысл геополитики виделся им в выдвижении на передний план пространственного, территори­ального начала. Поэтому главная задача геополитики усматрива­лась в изучении государства как пространственно-географического феномена и постижении природы их взаимодействия друг с другом. Философские предпосылки возникновения геополитики были под­готовлены всем ходом эволюции научной мысли того периода.

Теоретические основы классической политики 

   Теоретические основы классической геополитики составляли принципы, концепции и методы, господствовавшие в XIX—XX вв. в естест­венных, социальных и гуманитарных науках. Основатели геополитики перенесли их на анализ международных отношений.

   1. Основополагающим принципом геополитики был географиче­ский детерминизм.  Географический детерминизм основывается на признании того, что именно географический фактор, т.е. месторас­положение страны, ее природно-климатические условия, близость или отдаленность от морей и океанов и другие параметры опреде­ляют основные направления общественно-исторического развития того или иного народа, его характер, поведение на международно-политической арене и т.д.

   2. Интерпретация государства как основного субъекта геополи­тического пространства осуществлялась на основе органического подхода, взятого из социологии. Представители органической школы в социологии в конце XIX — начале XX в. в России (П.Ф. Лилиенфельд, А.И. Стронин) и за рубежом (А. Шеффле, Р. Вормс, А. Эспинас) рассматривали общество как своеобразный биологический организм, отождествляя социальные закономерно­сти с биологическими.

   Классическая геополитика рассматривала государство как географический или пространственно-территориальный организм, обладающий осо­быми физико-географическими, природными, ресурсными, люд­скими и иными параметрами, собственным неповторимым обликом и руководствующийся исключительно собственными волей и инте­ресами. Использование понятия организма при объяснении мирового порядка по­зволяло рассматривать поведение государств в сфере международ­ной политики как предсказуемое, подчиняющееся действию стро­гих естественно-исторических законов.

   3. Научная модель изучения геополитических перемен опира­лась на социал-дарвинизм, согласно которому понять природу по­стоянно меняющегося мирового порядка позволял закон борьбы за существование, в ходе которой выживает сильнейший.

   Социал-дарвинизм является результатом комбинации двух идей в середине XIX в.: позитивизма О. Конта (1798—1857), исходивше­го из посылки, что наука способна проникнуть в тайны общества, и теории эволюции Ч. Дарвина, предложившего модель изучения перемен.

   Согласно социал-дарвинизму войны, конфликты и экономиче­ская конкуренция естественны, так как являются инструментом эволюции нации. В соответствии с этой идеей, первоначально гео­политика понималась всецело в терминах завоевания и прямого (во­енного или политического) контроля над соответствующими терри­ториями. Лишь в современных условиях геополитика как научная концепция на глобальном уровне была призвана выявлять и про­гнозировать динамику пространственных границ силовых полей разного характера — военных, экономических, политических, цивилизационных и экологических.

 

2. Две школы геополитики и их особенности

Два континента - две школы 

   Несмотря на общность доктринальных основ, в геопо­литике выделяются две основные геополитические школы — континентально-европейская и англо-американская, в которых по-разному интерпретировалась природа мирового господства, механизм и формы контроля за пространством, принципы и нормы глобального взаимодействия государств для борьбы с нарастающей динамикой угроз и вызовов.

   Различия в американской и европейской геополитике связаны с расхождениями в геостратегических приоритетах Америки и Европы, уходящими корнями в культуру. Разногласия касаются самого главного вопроса — моральности, желательности и эффективности применения силы. Европа проявляет отвращение к силе, обходит ее стороной, создавая самодостаточный мир законов, правил, между­народных переговоров и сотрудничества, как это видел И. Кант. Это связано с тем, что история европейского континента перенасыщена кровавыми войнами и конфликтами и особенно двух последних в прошлом столетии, особенно тяжелых для европейцев.

   США используют свою силу в анархиче­ском гоббсианском мире, где нельзя полагаться на нормы междуна­родного права. На Американском континенте со времен его открытия Колумбом кроме варварского уничтожения коренного населения – индейцев, не было ни одной войны. Америка вела и ведет военные действия за пределами своего континента.

   Принципы гуманизма, законности и международного права были выстраданы европейцами в ходе двух мировых войн. По этой причине видение мира европей­ских политиков намного сложнее и богаче нюансами: они пытают­ся оказать влияние на других с помощью искусной политики и ма­невров, они более терпимы и гуманны, предпочитая дипломатию и убеждение. Американская элита стала проникаться этими ценно­стями лишь после 11 сентября 2001 г., когда США содрогнулись от атаки международного терроризма.

Национальная идентичность континентальной школы геополитики

   Интерес к геополитике в начале XX в. был связан с процессами полити­ко-государственного размежевания в Западной Европе и гетероген­ность культурной среды. В основе континентально-европейской школы геополитики лежит идея связи веры, почвы и крови, воплощенной в феномене национализма. Он стал одной из причин двух мировых войн в Европе.

   Национальное чувство является превалирующим в Европе: прак­тически повсеместно сознание европейцев сформировано организацией общества в рамках Государства-Нации. В своей основе оно имеет одни условия: язык общения, образование, опирающееся на национальную историю; национальную экономическую и социальную системы; националь­ные представления. В течение XIX—XX вв. эволюция благоприятствовала Государству-Нации, которые возникали в Европе с конца XVIII столетия. Европейские на­циональные государства различны, как минимум, по трем критериям:

   1) Длительности существования Государства-Нации. Интенсивность национального сознания определенным об­разом связана с длительностью существования государства. По это­му критерию можно выделить три группы государств — «пожилого» возраста, «взрослые» и «молодые».

   К государствам «пожилого» возраста можно отнести Великобританию, Францию, Испанию, Нидерланды, Португалию, Данию, Швецию, Швей­царию, Россию. Здесь существует давняя национальная традиция, отли­чающаяся сильно развитым национальным чувством, которая порой уживается с довольно активным региональным партикуляризмом.

  «Взрослые» государства, возникшие позднее, в XIX в., хранят память о славном историческом и культурном прошлом, которое сумело обеспе­чить развитое национальное чувство; к ним можно отнести Германию, Италию, Грецию, Болгарию, Сербию, Бельгию, Люксембург.

  «Молодые» государства были созданы или «воссозданы» в XX в., причем одни располагали государственностью в прошлом, как Польша или Ир­ландия, а другие были созданы относительно искусственно, как Югославия. К этой группе относятся Румыния, Чехословакия, Авст­рия, Венгрия, Финляндия, балтийские государства и Норвегия — единственное государство в этом ряду, возникшее не в результате вооруженного конфликта. Для них характерна общая черта: их границы были навязаны им в ходе различных переговоров с участием великих держав, что было чревато требованиями и претензиями в прошлом, настоящем и будущем.

   2) Размер Государства-Нации. Мощное государство обладает более развитым национальным чувством, чем малое. Национальное чувство может быть наступательным или оборонительным, продиктованным лишь желанием сохранить неза­висимость. Первые, например, французы или немцы, склонны про­ецировать всякое межгосударственное строительство на европейский уровень, как продолжение их собственной национальной мощи; вторые, как скандинавы или жители Бенилюкса, стремятся в регио­нальных перегруппировках найти дополнение национальной цело­стности. Отсюда различные концепции Европы, различный смысл, вкладываемый в это понятие.

   3) Географическое расположение, занимае­мое в Европе. Обычно говорят о странах Западной, Центральной, Средиземноморской, Скандинавской Европы. «Центром тяжести» европейского континента, несомненно, является пара Фран­ция — Германия: их взаимоотношения играли огромную роль в судь­бах континента, в отличие от стран северной или южной периферии.

   Разви­тие европейского сознания имеет своей направленностью «снятие» противоречий на более высоком уровне сознания. Поэтому на первый план в европейской гео­политической теории вышла проблема единства геополитического пространства. Ее осмысление породило множество геополитических концепций — от проатлантической до мондиалистской. Однако центральной идеей европейской школы является концепция конти­нентального блока. Приверженность идее континентального строи­тельства и континентальной политики была характерна для всех крупных геополитиков Европы XIX—XX вв. Она приобретала специ­фические конкретно-исторические черты: «страны Оси» (Р. Челлен), «срединная Европа» (Ф. Науманн), «блок Берлин — Москва — То­кио» (К. Хаусхофер).

   Благодаря усилиям историков, европейцев объединяла «общность судьбы» или «общеевропейский культурный рынок»: на протяжении всей истории Европы прослеживаются сле­ды существования этой общности. В сравнении с неевропейскими народами (американцами, азиатами, африканцами) европеец чувст­вует свое отличие в образе жизни, понятиях, культуре, однако из этого еще не вытекает европейское единство. Сознавать себя европейцем, стремиться быть им вплоть до желаний создать сплоченное сообщество обитателей Европы — значит пред­принять активные, конструктивные действия, перейти на другой этап, перейти в чувство слитности с неким целым, по аналогии с национальным чувством гражданина по отно­шению к Нации. Именно так поставлена проблема в коллективном исследовании под руководством профессора Р. Жиро «Европейская идентичность и европейское сознание в XX в.»

   По этой причине для современной континентальной геополити­ки характерен поиск новых идей геополитической идентификации «федерации государств», как именует себя Европейский Союз, включающий 27 государств. Европейская геополитика XXI в., от ко­торой зависит международная стабильность во всем мире, стоит перед выбором геополитического вектора объединенной Европы в условиях смещения глобального баланса, возникновения новых угроз и вызовов, известного охлаждения отношений с США. Это хорошо понимают многие европейские геополитики, приверженные идее прагматизма и консенсуса.

 

3. Две научные традиции континентальной геополитики

   В континентальной геополитике можно выделить две противостоя­щие друг другу научные традиции — идеалистическую и реалисти­ческую.

   Реалистическую традицию развивали немецкие геополитики кон­ца XIX — начала XX вв. (Ф. Ратцель, Р. Челлен, Л. Ранке, К. Хаус­хофер, Ф. Науманн), которые обосновывали правомерность терри­ториальной экспансии и империалистических захватов.

   Силовая интерпретация глобальной политики выросла из ин­теллектуальной традиции Пруссии и Второго рейха (1871—1918), которая рассматривала использование физической силы в качестве главного аргумента в отношениях между государствами. Как писал немецкий историк Г. Трейчке (1834—1896), «триумф сильного над слабым составляет неискоренимый закон жизни».

   Именно немецкие геополитики заложили основные идеи конти­нентальной школы, обретшие форму завершенных концепций: 1) Тео­рии «жизненного пространства», 2) концепции «мировой державы», 3) законов территориальной экспансии, 4) концепции «срединной Европы», 5) концепции «континентального государства», 6) теории континентального блока государств.

  Идеалистическую традицию развивала французская школа гео­политики во главе с Видаль де ла Блашом. Это школа геополитики человека, утверждавшая торжество свободной воли индивида, его право на выбор и стремящегося к разумной организации мирового порядка на началах гуманизма, учитывающей баланс интересов всех народов. 

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!