Лекция 1 "СИСТЕМА ЧАСТНОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА"

«Система частного и гражданского права»

1. Система частного и гражданского права

Основные системы частного права

     Систему частного права образует совокупность правовых отраслей, подотраслей и инсти­тутов, входящих в его состав.

     В различных национальных системах права, имеющих деление объективного права на публичное и частное, единого подхода к составу частного права нет, что связано с особенностями исторического и социально-экономического развития государств.

     Традиционно частное право выделяется в правовых системах большинства стран континентальной Западной Европы (Германия, Франция, Италия, Испания и др.), в силу этого они объединяются в систему континентального (европей­ского) права. К этой же системе относится российское право, со своими особенностями (ближе к германской ветви, в силу ряда исторических причин).

     В континентальной системе права частное право традиционно разделяется на две основные ветви: гражданское и торговое право, что отражается в наличии гражданского и торгового кодексов. В юридической науке такое состояние называют дуализм частного права. Торговое право (иногда – коммерческое) регламентирует взаимоотношения предпринимателей, т.е. одну из ос­новных специальных сфер гражданского (частного) права. Поэтому торговое право по отношению к гражданскому праву не является фактически самостоятельной право­вой отраслью. Это проявляется в отсутствии в торговом праве развитой самостоятельной Общей части (общих положений), в связи с этим оно использует общие положения гражданского права. Считается, что нормы торгового права являются специальными по отношению к граж­данско-правовым нормам. В связи с этим в Германии гражданское право квалифицируется как «общее частное право», а торговое и трудо­вое право — как области «специального частного права».

     Исторически основанием для выделения торгового права послу­жила необходимость объединения различных торговых обычаев и пра­вил сословного характера в особое «купеческое право». Во Франции торговое право, обобщенное в Торговом (Коммерческом) кодексе 1807 г., служило еще и важным средством признания и утверждения интересов «третьего сословия», а в Германии (Общегерманский торго­вый кодекс 1861 г.) — способом национального объединения и прео­доления государственной раздробленности. В Германии торговое право традиционно рассматривается как «особое частное право купцов», подчиняющееся действию принципов «общего гражданского права». Его появление, таким образом, было результатом особого истори­ческого развития отдельных правопорядков.

     Самостоятельность торгового права и его кодификация не стали общепризнанными в континентальном праве. В Швейцарии еще в 1911 г. было принято единое гражданское законодательство, распространяющееся также на торговые отношения. Италия, являю­щаяся родоначальницей обособления торгового права от граждан­ского, отказалась от этой идеи с принятием единого Гражданского кодекса в 1942 г. Аналогичный подход закрепляет современное гражданское право Нидерландов. Ни одно из западноевропейских государств, реформировавших законодательство, не пошла по пути обособления торгового права и его самостоятельной коди­фикации.

     Семейное право в континентальной правовой системе обычно не признается самостоятельным и включается в состав гражданского права в качестве его подотрасли (что отражается в отсутствии его самостоятельной кодификации и нахождении семейно-правовых норм в гражданском кодексе).

     Трудовое право считается неотъемлемой частью частного права имеет явную тенденцию к обособлению от гражданского права.

     Следует отметить, что традиционный для континентальной системы «дуализм частного права» не является всеобщим и в различных государствах может дополняться некоторыми другими отраслями права.

     Для англо-американской правовой системы или системы «общего права» (common law), вообще не свойственно деление на частное и пуб­личное право. Что связано с  историческими особенностями становления английского средневекового прецедентного права. В феодальной Англии решения по конкретным спорам (прецеденты) выносились двумя видами судов: судами «общего права» и судом лорда-канцлера («судом справедливости»). В каждом из них сформировалось свое прецедентное право, которое и легло в основу двух особых, самостоятельных ветвей этого правопорядка — общего права и права справедливости (law of equity). Только в конце XIX века они стали объединяться. Эта система была рецепирована (заимствована) США и бывшими английскими колониями — Канаде, Австралии и других англо-язычных стран.

     В настоящее время в англо-американском праве фактически проводится различие между частным и публичным правом.

     В странах «общего права», в отличие от государств континентальной Европы, к частному (гражданскому) праву относят такие считающиеся самостоятельными «отрасли» и институты, как «право компаний», «право собственности», «договорное право», «право возмещения вреда», «патентное право» и др. Поэтому система частного права не совпадает с аналогичной системой континентального права.

Развитие системы частного права в России

     Сферы частного права как области, по общему правилу закрытой для произвольного вмешательства государства, в истории России почти не было. Еще в конце XVII — начале XVIII в., когда в западноевропейских государствах активно развивалось частнокапиталистическое хозяйство, русский царь был вправе по своему соизволению изъять любое имущество у любого подданного (как это, например, делал Петр I, требуя денег на ведение различных войн). Только во второй половине XVIII века Екатерина II в виде особой привилегии разрешила дворянству иметь на праве частной собственности имущество, которое не могло стать объектом произвольного изъятия в пользу государства или каких либо обременений “в казенном интересе”. Для всех остальных сословий такое имущественное положение даже юридически стало возможным только после реформ Александра II, т. е. во второй половине 60-х гг. XIX в. и существовало лишь до 1918—1922 гг., всего около 50 лет. Это и был уникальный для отечественной истории, но весьма краткий период признания и существования частного права.

     Поскольку ни до этого времени, ни после него никаких частноправовых начал у нас, по сути, не существовало, государство привыкло бесцеремонно, произвольно и безгранично вмешиваться в имущественную сферу. Лишь за последние несколько лет устанавливалось, например, “замораживание” валютных счетов юридических лиц; запрет гражданам снятия со счетов в сберкассах более 500 руб. с соответствующей отметкой об этом в паспорте; требование осуществления расчетов за отгруженные товары, произведенные работы или оказанные услуги не более чем в трехмесячный срок (обращенное к формально признанным частным собственникам) и много других аналогичных мер.

     Советское гражданское право развивалось в условиях господства известной ленинской установки о том, что “мы ничего "частного" не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное”. Такой подход имел следствием преобладание в экономике жестких централизованных начал, вызвавших к жизни, например, категорию “плановых” (“хозяйственных”) договоров. Их содержание определялось не волей и интересами участников, а плановыми органами, решавшими, кто, с кем и на каких условиях будет заключать конкретный договор. Но даже при этом определение некоторых условий вынужденно отдавалось на усмотрение сторон, а договоры с участием граждан обычно находились под косвенным, а не прямым воздействием плана (если не считать системы карточного распределения товаров). Сохранялась почва для гражданско-правового регулирования, хотя его содержание было существенно видоизменено, и саму частноправовую терминологию старались вывести из широкого употребления.

     В советское время, после отказа от деления права на частное и публичное, начался процесс дифференциации частноправовой сферы. Из гражданского права в качестве самостоятельных правовых отраслей выделились семейное и трудовое право, а «на стыке» гражданского и административного права возникли земельное и природо-ресурсное право. Из трудового права в свою очередь выделилось право социального обеспечения. Позднее было создано колхозное (впоследствии — сельскохозяйственное) право, которое соединяло в себе черты гражданского, трудового и отчасти административного права и в силу этого считалось «комплексной правовой отраслью», а затем возникло такое же комплексное (межотраслевое) экологическое (природоохранное) право. Были также попытки обособления международного частного права, призванного регулировать частноправовые отношения «с иностранным элементом». Все эти правовые образования состав­ляли «семью» цивилистических (а по сути — частноправовых) отраслей прежнего правопорядка.

      Гражданский кодекс России 1994 г. впервые законодательно закрепил в п. 1 ст. 1 основные начала частного права:

   - равенство участников имущественных отношений;

   - неприкосновенность собственности;

   - свободу договора;

   - недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;      

   - беспрепятственное осуществление гражданских прав и их судебную защиту от нарушений, в том числе и со стороны публичной власти (государства).

     В силу этого возможные и необходимые ограничения частноправовых начал становятся действительно исключением из правила, а не общим правилом. Частное право с древнеримских времен является порождением свободного экономического развития, неизбежно требовавшего «освобождения личности от всяких связывавших ее пут, требовавшего свободы собственности, свободы договоров, свободы завещаний и т.д.”

     Возвращение к традиционным основам правовой системы, осно­ванной на принципиальном различии частного и публичного права, потребовало отказа от «наслоений» государственной экономики в гражданско-правовой сфере и известной переоценки правовой природы этих «смежных» с гражданским отраслей права. Так, колхоз­ное право (которое в 80-е годы прошлого века еще пытались преобра­зовать в более широкое по содержанию «кооперативное право») по очевидным причинам вообще утратило свою самостоятельность. Право социального обеспечения, напротив, отчетливо показало свою вполне самостоятельную публично-правовую природу.

     В условиях развития рыночной экономики происходит коммерциализация отношений ранее входивших в публично-правовую сферу регулирования. Так, после отказа от исклю­чительной собственности государства на землю (а по смыслу п. 2 ст. 36 Конституции РФ — также и на другие природные ресурсы) и разрешение оборота земельных участков, т.е. гражданско-правовых сделок с ними, соответствующие отношения стали частноправовыми (гражданско-правовыми) и вышли из предмета земельного права.

     Частноправовые начала проявляются и в сфере семейных отноше­ний, например, заключение брачных контрактов. Между членами семьи возникают разнообразные имущественные отношения, с помощью которых семья выполняет функцию экономической ячейки общества. Эти  обстоятельства подтверждают привязанность семейного права к гражданскому откуда оно и выделилось, являясь по сути крупной подотраслью гражданского права.  Это, кстати, соответствует традициям европейского континентального права.

     Но, данная позиция не разделяется некоторыми отечественными правоведами. По их мнению семейное право всегда характеризовалось преобладанием неимущественных элементов над имущественными и принципом минимального вмешательства государства в семейные отношения (главным образом, с целью защиты интересов малолетних или нетрудоспособных членов семьи), а также добровольным и равноправным характером брачно-семейных связей. Поэтому точнее было бы говорить о частноправовой природе отечественного семейного права (свойственной всем без исключения развитым правопорядкам) как самостоятельной правовой отрасли.

     Международное частное право никогда не утрачивало своей частно-правовой природы, также общепризнанной в развитых правопорядках. От гражданского права его отличают широкое использование международно-правовых норм и возможность применения к регулируемым отношениям правил других (зарубежных) правопорядков, устанавливаемая специальными коллизионными нормами национального права. Международно-правовая «составляющая» данной правовой отрасли, игрою говоря, вообще не позволяет полностью включать ее в какую-либо национальную правовую систему. Вместе с тем международное частное право, безусловно, осуществляет частноправовое регулирование отношений, входящих в его предмет.

     Трудовое право в настоящее время сложно охарактеризовать как однозначно частное или публичное. В пользу его частноправового характера свидетельствуют прежде всего правила о трудовом договоре,  составляющие основу этой отрасли и получившие новое развитие в  условиях рыночных преобразований. Трудовое право также построено на началах юридического равенства, инициативы и имущественной самостоятельности участников регулируемых им отношений. Частно­правовым оно является в европейском континентальном праве, прежде всего, в его германской ветви. С другой стороны, в трудовом праве содержится широкий круг социальных гарантий работников, установ­ленных в общественных (публичных), а не только в частных интересах, что влечет известные особенности правового регулирования. Вместе с тем самостоятельность трудового права, как и его тесная генетическая связь с гражданским правом обычно не подвергаются сомнению.

     Представители науки трудового права отстаивают специфику этой правовой отрасли как «сочетающей» в себе частные и публичные элементы. Некоторые авторитетные цивилисты, напротив, последовательно выступают за объединение семейного, земельного и трудового права в «единое частное (гражданское) право» при сохранении отдельного регулирования соответствующих отношений.

     В целом можно считать, что в российском правопорядке в общую систему частного права входят четыре обычно признаваемые само­стоятельными правовые отрасли: гражданское право, семейное право, трудовое право, международное частное право.

     Такое положение составляет особенность отечественной системы частного права, поскольку в континентальном европейском праве эти правовые образования обычно рассматриваются в качестве составных частей (подотраслей) гражданского права, а частное право во многих случаях традиционно разделяется на гражданское и торговое (коммер­ческое) право (последнее столь же традиционно отсутствует в оте­чественной правовой системе). Частное право, будучи объективно необходимой важнейшей составной частью всякого развитого право­порядка, в конкретной правовой системе представляет собой резуль­тат собственного развития в реальных национальных условиях. Это полностью относится и к его системе, складывающейся под влиянием тех же факторов.

 

2. Система гражданского права           

Основные системы континентального гражданского права

     Гражданское право как главная составная часть частного права в европейских континентальных правопорядках имеет свою систему, исторически сложившуюся на базе основных кодифицированных актов гражданского законодательства — гражданских кодексов. В XIX веке в ряде стран континентальной Европы была проведена кодификация гражданского законодательства путем принятия единого обобщаю­щего закона — гражданского кодекса. Содержание таких законов строилось на основе использования одной из двух наиболее извест­ных и распространенных систем изложения римского частного (гражданского) права — институционной или пандектной.

     Институционная система, берущая начало от системы «Инсти­туций» крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая, исхо­дит из последовательного деления гражданского (частного) права на три основных раздела: 1) правовое положение субъектов («лица»); 2) объекты права и соответствующие им имущественные права («ве­щи»); 3) способы их реализации и защиты («иски»), включавшие пра­вила обязательственно-правового и даже процессуально-правового характера. Она рассчитана на сравнительно мало развитую диффе­ренциацию. По этой системе построен первый европейский Граждан­ский кодекс — ГК Франции 1804 г. (Code civil, «Кодекс Наполеона»), который разделен на три основные части: «Лица» (т.е. собственники), включая семейно-правовые нормы; «Вещное право» (т.е. их имущество и права на него) и «Приобретение собственности» (включая наслед­ственное право и обязательственное право). Этот закон по сути поло­жил начало романской ветви континентального гражданского (частно­го) права, воспринятой затем (с некоторыми видоизменениями) в Италии, Испании, Португалии и ряде других европейских стран.

     Более тщательно разработана пандектная система гражданского права, созданная в XVIII-XIX веках германскими правоведами на базе проведенной ими всеохватывающей («пандектной») систе­матизации источников римского частного права, прежде всего, Юстиниановых Дигест. Ее основным достижением и характерной особенностью стало выделение Общей части (общих положений) гражданского права и дифференциация вещных и обязательствен­ных прав (впервые последовавшие в Саксонском гражданском уложении 1863 г.), а также четкое разделение материальных и про­цессуальных норм. По данной системе построено Германское гражданское уложение 1896 г. (Bürgerliches Gesetzbuch, BGB), в котором выделено пять разделов (книг): Общая часть, Обязательственное право, Вещное право, Семейное право, Наследственное право. В отличие от Кодекса Наполеона здесь обособлены семейное и наследственное право, а обязательственное право предшествует вещному, что не вполне обычно для классической пандектной системы. Германское гражданское уложение послужило базой для развития германской ветви континентального гражданского права, с теми или иными модификациями развивающейся в Швейцарии, Австрии, Греции и ряде других государств, а также в России.

     Проект разработанного в начале XX века Гражданского уложения Российской империи подобно Германскому гражданскому уложению состоял из пяти книг: Общая часть, Семейное право, Вещное («вотчинное») право, Наследственное право и Обязательственное право. Однако в его системе наследственное   право   предшествовало   обязательственному   (что характерно для институционного, а не пандектного подхода), а  последнее в значительной мере охватывало также нормы торгового права,  тогда как в институционной и пандектной системах торговое право, оставаясь частным по своей юридической природе, тем не подлежало отдельной, самостоятельной кодификации. В этом сразу же проявились определенные особенности отечественной гражданско-правовой системы, в целом придерживающейся германских (пандектных) подходов. В дальнейшем эта система, не меняя своей принципиальной (пандектной) основы, была еще более развита.

     Разумеется, и пандектная, и институционная системы гражданского права представляют собой лишь самые общие схемы, значительно развитые и усовершенствованные впоследствии. В частности, в них пришлось включать институты «интеллектуальной» и примышленной собственности», отсутствовавшие в период создания этих систем, а позднее — и гражданско-правовую регламентацию личных неимущественных отношений и отражать весьма широкую дифференциацию обязательственного права (получившего даже свою Общую часть). Впервые среди европейских гражданско-правовых кодификаций это было сделано в дореволюционном российском проекте Гражданского уложения, в который были включены разделы об авторском и изобретательском праве (не вполне удачно, правда, попавшие в Книгу третью о «вотчинном» (вещном) праве), что стало его принципиальной новеллой. В советское время эти разделы стали самостоятельными частями отечественной кодификации гражданского права и соответственно соста­вили его новую подотрасль.

     До сих пор система гражданского кодекса нередко рассматривается одновременно и как система отрасли гражданского права. Однако их отождествление принципиально неправильно уже хотя бы потому, что последняя в современном виде, как правило, гораздо более всеобъем­люща, особенно в сравнении с систематикой классических гражданских кодексов XIX века. Не случайно современные кодификации стремятся ликвидировать этот разрыв, включая в свою систему положения обо всех или о большинстве гражданско-правовых институтов и подотраслей. В некоторых европейских правовых системах (например, большинства балканских государств) гражданские кодексы по традиции вообще отсутствуют, что не свидетельствует об отсутствии в них системы граж­данского права (обычно — пандектного типа). Дело объясняется став­шим теперь очевидным несовпадением содержания и системы граж­данского права и гражданского законодательства.

Система гражданского права России

     Гражданское право имеет исторически сложившуюся систему изложения и формулирования, которая отражает значение и особен­ности отдельных групп отношений, являющихся его предметом. Эта система выражена в определенной последовательности разделов и глав основного закона гражданского права — Гражданского кодекса России. Нормы Кодекса распадаются на два крупных правовых блока: общую и особенную части.

     Выделение в составе гражданского права общей и особенной частей дает значительные законодательные и правоприменительные преимущества. Создаются общие исходные правовые понятия, нормы и единство в регулировании однородных гражданско-правовых отношений. Тем самым отпадает необходимость повто­рять общие нормы гражданского права (о действительности сделок, имущественной ответственности, исковой давности и др.) в нормах его особенной части. Это ведет к упрощению и уменьшению объе­мов законодательных актов.

     Базу систематизации (деления) отечественного гражданского права составляет обособление в нем основных, общих для всей этой отрасли права положений — Общей части. Наличие развитой Общей части является одним из основных признаков любой отрасли права и поэтому она имеет системообразующее значение, играет большую теоретико-познавательную и правоприменительную роль. Правила, составляющие ее лежат в основе гражданско-правовых институтов и учитываются при примене­нии гражданско-правовых норм. Общая часть гражданского права включает:

   • понятия и принципы,

   • субъекты (участники гражданских право­отношений),

   • объекты гражданских прав,

   • основания возникновение, изменение и прекращение гражданских право­отношений,

   • осуществление и защиту гражданских прав,

   • сроки в гражданском праве и др.

     Все остальные нормы гражданского права отнесены к Особенной части, которая делится на подотрасли — наиболее крупные группировки норм, регулирующих однородные группы отношений, имеющие общие положения.

     Особенная часть (части вторая и третья ГК РФ) включает отдельные виды обязательств (этот раздел наиболее обширен ввиду разнообра­зия обязательств), наследственное право, а также нормы о правоспо­собности иностранцев и применении иностранных законов. В некоторых случаях подотрасли структурно выделены в ГК в каче­стве самостоятельных разделов Кодекса.

Нормы особенной части дополняют нормы общей части и устанавливают определенные изъятия из ее правил, когда это обусловлено специ­фикой отдельных групп гражданских правоотношений. Если таких изъятий нет, действуют нормы общей части.

     Таков общепризнанный вывод правовой доктрины, подтвер­ждаемый практикой высших судебных инстанций и прямыми ука­заниями ряда дополняющих ГК законов. Согласно п. 2 ст. 1 КТМ к имущественным отношениям торгового мореплавания, не регули­руемым или не полностью регулируемым этим Кодексом, приме­няются правила гражданского законодательства РФ. При ином подходе создавался бы нежелательный пробел в правовом регули­ровании.

     В российском гражданском праве обычно выделяют пять подотраслей:

   1. Вещное право. Оно оформляет принадлежность вещи (имущества) участникам гражданских правоотношений в качестве предпосылки и результата имущественного оборота. В вещном праве имеются такие основные институты, как:

   - общие положения;

   - право собственности;

   - ограниченные вещные права.

   2. Исключительные права, включает институты:

   - «интеллектуальной собственности» (авторское право, «смеж­ные права», изобретательское право);

   - «промышленной собственности» (патентное право, фирмен­ные наименования и товарные знаки и т.п. институты).

   3. Обязательственное право.

     Обязательственное право — оформляет собственно имущественный оборот, наиболее тщательно структури­рованная часть гражданского права. Она подразделяется на:

   ♦  Общую часть.

   ♦  Договорное право, которое делится по группам договорных обязательств на:

    - обязательства по передаче имущества в вещное право;

    - обязательства по передаче имущества в пользование;

    - обязательства по выполнению (производству) работ;

    - обязательства по использованию результатов твор­ческой деятельности;

    - обязательства по оказанию услуг;

    - обязательства по осуществлению совместной деятель­ности;

    - обязательства из односторонних действий (сделок).

   ♦ Внедоговорные (правоохранительные) обязательства, которые в свою очередь подразделяются на:

    - деликтные обязательства;

    - обязательства из неосновательного обогащения.

   4. Наследственное право, включающее:

    - общие положения о наследовании;

    - наследование по завещанию;

    - наследование по закону.

     5. Гражданско-правовое регулирование и защита личных неимуществен­ных благ, которая включает:

   - личные неимущественные права создателей (авторов) резуль­татов интеллектуальной деятельности;

   - защиту личных неимущественных благ (чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, жизни, здо­ровья и личной неприкосновенности граждан, тайны их лич­ной жизни и т.п.).

     Подотраслями гражданского права следует также считать жи­лищное право и транспортное право, которые имеют своим предме­том обособленную и обширную группу однородных и взаимосвя­занных имущественных отношений в названных сферах. Можно считать подотраслью также страховое право, которое в современных условиях получает все более заметное развитие и применение.

     Активное развитие рыночных отношений, расширение внешнеэкономических отношений с участием юридических и физических лиц вызвало необходимость законодательного регулирования данных вопросов. В связи с этим законодательство последних лет, опираясь на общие положения ГК, практически создало новые подотрасли гражданского права.

     С учетом этого некоторые правоведы считают, что в систему подотраслей следует также включить:

   - коммерческое (торговое) право, нормы которого хотя структур­но и не обособлены в кодифицированных актах гражданского права, но с точки зрения его систематизации составляют определенную часть (подотрасль).

   - корпоративное право, в связи с активным развитием законо­дательного регулирования статуса юридических лиц, регламентирован­ного прежде всего гражданско-правовыми нормами, кроме того сами корпоративные отношения, складывающиеся внутри юридических лиц имеют гражданско-правовую (частноправовую) природу.

   - право ценных бумаг, которое регламентирует оборот ценных бу­маг, основы которого определяет обширный Закон о рынке ценных бумаг.

    Ввиду обширности и юридической сложности указанных подотраслей их регламентация основанна на общих нормах ГК и практически осуществляется последующими законодательными актами.

     Подотрасли гражданского права делятся на институты — совокупности норм, регулирующих менее крупные однородные группы общественных отношений. Так, в подотрасли вещных прав выделяются институты права собственности и ограниченных вещных прав, а в подотрасли обязательственного права - институты отдельных договорных и внедоговорных обязательств.

     Институты разделяются на мелкие группы правовых норм — субинституты, которые сохраняют единство и однородность предмета регулирования и своей юридической природы. Например, институт права собственности разделяется на субинституты права частной и права публичной собственности. Институты обязательственного права делятся на субинституты по разновидностям договоров: институт договора купли-продажи — на субинституты розничной купли-продажи, поставки, контрактации и т.д.; институт договора аренды — на субинституты проката, аренды транспортных средств, финансовой аренды и т.д.).

     Институты и субинституты имеют свои общие положения, свидетельствующие о юридической однородности охватываемых ими норм. При этом общие положения подотрасли распространяются на все институты, а общие положения института — на входящие в него субинституты. Так, общие положения об обязательствах и договорах распространяются и на договоры купли-продажи и аренды (институты), и на договоры поставки и проката (субинституты). В свою очередь, общие правила о купле-продаже распространяются на договоры поставки и контрактации, а общие правила об аренде — на договоры проката и аренды транспортных средств.

     Такая структура  отрасли имеет важное правоприменительное значение. Применение правовых норм становится много­ступенчатым и происходит в следующем порядке: первичными и решающими являются правила о соответствующем субинституте; при их недостаточности надлежит руководствоваться более общими нормами, установленными для данного института, далее подотрасли, а при их неполноте — общими отраслевыми началами гражданского права.

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!