Тема № 2: АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО - ОТРАСЛЬ РОССИЙСКОГО ПРАВА

 

Вопросы темы:

1. Понятие и принципы административного права 

2. Предмет и метод административного права 

3. Административно-правовая преемственность

 

1. Понятие и принципы административного права


    Административное право, наряду с конституционным и гражданским правом,  является ведущей отраслью в системе российского права.

   Административное право играет в правовой системе системообразующую роль:

    Во-первых, оно представляет и выражает один из двух главных методов правового регулирования – императивный, повелительный. Другой базовый метод – диспозитивный – олицетворяется нормами гражданского права. Своеобразное объединение в треугольник «конституционное право - административное право – гражданское право», формирующий фундамент всей системы российского права, показывает административное право как фундаментальную базовую отрасль права.

    Во-вторых, административное право служит своего рода «материнской отраслью» прежде  всего для отраслей публичного права. В частности, положения административного права о компетенции органов исполнительной власти находят свое отражение и воплощение в финансовом, налоговом и других отраслей права. Императивный подход административного права наиболее эффективно применяется, например, в экологическом праве как наиболее эффективный способ борьбы в настоящее время с правонарушениями в этой области общественных отношений.

    В основе административного права лежат принципы, которые раскрывают его сущность:

Федерализм (единство и разграничение полномочий).

Законность (деятельность на основании, в рамках и по исполнению закона).

- Равенство граждан перед законом и перед правоприменителем.

Взаимная ответственность государства и личности.

Справедливость (соответствие между поведением субъекта и юридическими последствиями).

- Демократизм (непосредственное и опосредованное участие населения в правотворчестве и подконтрольность деятельности органов исполнительной власти представительным органам)

    Указанные принципы закрепляются в законодательстве двумя способами: титульный (в конкретной норме права, статье закона) и смысловой (вытекает из анализа содержания нормативного акта).

    Понять природу административного права можно на основе различия публичного и частного права. В административном праве наиболее ярко выражается обеспечиваемый им публичный интерес, закрепляется статус управленческого аппарата и персонала, проявляются властные начала и реализуются властные полномочия, применяются меры принуждения и запрета.

    В административном праве публичные интересы закрепляются, обеспечиваются и реализуются с помощью различных правовых средств:

a) нормативное фиксирование публичного интереса и его признаков;

b) закрепление видов публичных интересов;

c) признание приоритета публичных интересов;

d) установление порядка и гарантий обеспечения публичных интересов;

e) определение способов защиты публичных интересов и мер административной ответственности за их нарушение.

    Административное право выступает как средство реализации государственной воли  в отношениях «исполнительная власть –  частное лицо»  и как средство защиты частных лиц от возможного произвола государственной администрации. Задачей административного права является обеспечение баланса интересов в отношениях «государство – частное лицо», включая те, которые принимают конфликтную форму. В поле влияния административного права находятся вопросы, связанные с порядком формирования органов исполнительной власти, определения их структуры и компетенции, формы и методы их деятельности и др.

 

Взаимодействие административного права с другими отраслями права

    Являясь одной из базовых отраслей всей системы российского права, административное право достаточно широко взаимодействует с другими отраслями.

    Можно выделить точки соотношения административного права с другими отраслями права:

1) согласованное приме­нение норм административного права и норм других отраслей права,

2) обеспечение комплексного действия адми­нистративно-правовых и иных норм,

3) заимствование методов регулирования других отраслей права там, где они могут дать больший эффект, чем императивные методы,

4) включение административно-правовых норм в состав других от­раслей и, напротив, включение последних в «ткань» администра­тивно-правового регулирования,

5) корректность взаим­ных отсылок как способе юридико-функциональных «связок норм» разных правовых актов,

6) коллизионное право как механизме устранения юридических коллизий.

    Предмет административного права не охватывает все общественные отношения, возникающие в сфере государственного управления. Эти отношения регулируются иными отраслями права. Так возникает взаи­модействие со следующими правовыми отраслями:

    c конституционным правом. Наиболее тесные связи административного права складываются с отраслями публичного права и прежде всего с конституционным правом. Наблюдается совпадение подотраслей и ин­ститутов конституционного и административного права. Конституционное право закрепляет основ­ные принципы организации и функционирования исполнительной вла­сти, место ее субъектов в государственном механизме, правовые осно­вы их формирования, взаимоотношений с субъектами других ветвей государственной власти; права и свободы граждан, часть которых реа­лизуется в сфере государственного управления. Административное право берет начало в нормах конституционного права, детализирует и конк­ретизирует их; определяет правовую реализацию прав и свобод граж­дан, компетенцию различных звеньев системы исполнительной власти; формы и методы государственно-управленческой деятельности и т. п.;

    c гражданским правом. Нормами административного права регулируются правила движения имущества (передача, изъятие и т. д.) в сфере государственного управления. Нормы гражданского права регулируют отношения по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Если гражданское право регулирует отношения права собственности, то административное право регулирует правила движения имущества (передача, изъятие и т.п.) в сфере государственного управления;

     c семейным правом. Очень «тонкие отношения» устанавливаются у админи­стративного права с семейным правом, регулирующим весьма своеобразные лично-доверительные отношения. Административно-правовые нормы служат гарантией реа­лизации и охраны норм семейного права. Этой главной цели от­вечают статьи СК РФ: ст. 3 - о праве Правительства принимать нормативные правовые акты в случаях, непосредственно преду­смотренных кодексом, другими законами, указами Президента, ст. 15-о порядке медицинского обследования лиц, вступающих в брак, ст. 11, 19 - об обязанностях органов загса, ст. 170 - о приведении нормативных правовых актов в соответствие с кодексом.

    c уголовным правом. Нормы административного права определяют, ка­кие деяния являются административными правонарушениями, и меры взыскания, применяемые к лицам, совершившим их. Уголовное право устанавливает, какие деяния являются преступлениями, и виды нака­зания за их совершение. В определенных условиях отдельные деяния, относящиеся к проступкам могут перерастать в преступления и наобо­рот, что свидетельствует о «подвижности» границ между администра­тивным и уголовным правом;

    c финансовым правом. Финансовое право регулирует процесс сбора, аккумуляции и расходования денеж­ных средств и управленческие отношения, связанные с формированием бюджета, налоговой системы и т.д. Бюджетное право вплотную примыкает к административно­му праву прежде всего компетенционными нормами, нормами о статусе соответствующих исполнительных органов, порядком их бюджетных взаимоотношений.;

   c земельным правом. Значительная часть отношений, отнесенных к пред­мету земельного права, регулируется нормами административного права;

    c трудовым правом. Деятельность государственных служащих является смежной областью регулирования трудовым и административным пра­вом. Государственные служащие действуют от имени и по поручению государства. В процессе своей деятельности они выполняют организу­ющие функции. Поэтому деятельность государственных служащих от имени государства по выполнению организующих функций, относящихся к управленческой деятельности регулируется нормами административного права. Трудовые отношения служащего с администрацией (оплата, нормирование, охрана труда) к управлению не относятся и регулируются нормами трудового права;

    c уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным правом. Рассмот­рение дел об административных правонарушениях в суде основывает­ся на общих процессуальных началах.

    Свое проникновение административное право осуществляет и в другие отрасли права.

 

2. Предмет и метод административного права 

 

Понятие и содержание предмета административного права

   Самостоятельность административного права обусловлена целями, системным характером содержания и построения, собственным предметом и специфическим методом регулирования общественных отношений в сфере государственного управления, а также собственной нормативной базы.

    Предметом административного права, как и любой другой отрасли права,  являются общественные отношения.

    Специфика предмета заключается в том, что в центре внимания находятся только общественные отношения, которые складываются по поводу и в связи с осуществлением исполнительной власти в процессе государственного управления, наиболее важные и нуждающиеся в правовом регулировании.

    Границы сферы государственного управления, в ко­торой возникают административно-правовые отноше­ния, определяются наличием специальных субъек­тов - органов исполнительной власти. Административное право регулирует те отношения с участием соответствующих субъектов исполнительной власти, которые складываются по поводу осуществле­ния управленческих функций.

    Предмет административного права - совокупность общественных отношений в сфере государственного управления, регулируемых нормами административного права. Эти отношения можно классифицировать по различным основаниям или признакам:

a. по составу субъектов участвующих в отношениях:

  • вертикальные отношения – между соподчиненными субъектами исполнительной власти;
  • горизонтальные отношения - между субъектами исполнительной власти не являющимися соподчиненными;
  • между субъектами исполнительной власти и нахо­дящимися в их организационном подчинении государ­ственными объединениями и т. д.;
  • между субъектами исполнительной власти и исполнительными органами местного самоуправления;
  • между субъектами исполнительной власти и общественными объединениями;
  • между субъектами исполнительной власти и гражданами;
  • между субъектами исполнительной власти и иными субъектами.

b.  в зависимости от государственно-территориального устройства:

- между исполнительными органами федерального уровня и субъектов федерации;

- между исполнительными органами субъектов федерации одного уровня;

- между исполнительными органами субъектов федерации разного уровня;

c.  по направленности воздействия:

= внутренние, внутриорганизационные, внутрисистемные;

= внешние, внесистемные;

d.  по характеру юридических фактов:

  • порождаемые правомерными действиями;
  • порождаемые неправомерными действиями;

e.  по содержанию:

  • материальные – отношения, регулируемые материальными нормами административного права;
  • процессуальные – отношения, складывающиеся в сфере управления в связи с разрешением конкретных дел, регулируемых административно-процессуальными нормами.

    В предмет административного права входят также отношения, возникающие в связи с осуществлением органами исполнительной власти функции контроля, который можно разделить на внутренний и внешний.

    Внутренний контроль (административный) – он осуществляется внутри системы исполнительной власти её органами.

    Внешний контроль за деятельностью органов исполнительной власти осуществляется со стороны двух других ветвей – судебной и законодательной.

     Важнейшей составной частью предмета административного права является совокупность отношений органов исполнительной власти с физическими лицами.

 

Методы административно-правового регулирования

   Если категория «предмет права» определяет сферу правового регулирования, то понятие «метод права» устанавливает и раскрывает средства этого регулирования, обозначает совокупность приемов и способов воздействия на поведение участников отношений.

    В теории права различают два противоположных метода правового регулирования:

    Авторитарный метод базируется на применении властных юридических предписаний, которые не допускают отступлений от четко установленного  правила поведения. Субъекты правоотношений вправе совершать только разрешенные действия, следуя правилу «запрещено все, кроме прямо дозволенного».

   Метод автономии предоставляет возможность самим участникам правоотношений самостоятельно определять свое поведение в рамках правовых предписаний. Стороны выступают как равные субъекты и добровольно принимают на себя обязательства по отношению друг к другу, в соответствии с принципом «дозволено всё, кроме прямо запрещенного» или «разрешено все, что не запрещено законом».

    Любая отрасль права использует в качестве средст­ва правового регулирования три юридические возмож­ности:

- предписание - возложение прямой юридической обязанности совершать те или иные действия в условиях, предусмотренных правовыми нормами;

- запрет (фактически также предписание, но иного характера) - возложение  прямой юридической обязанности не совершать те или иные действия в условиях,  предусмотренных правовыми  нор­мами;

- дозволение - юридическое разрешение совер­шать в условиях, предусмотренных правовыми нормами, те или иные действия, либо воздержи­ваться от их совершения по своему усмотрению.

    Административно-правовое регулирование - форма юридического  опосредования   отношений,   которые предполагают подчинение воли управляемых единой управляющей воле. Следовательно, административ­но-правовое регулирование рассчитано, прежде всего, на такие общественные отношения, в которых исклю­чается равенство участников.

    Выделяют следующие особенности административ­но-правового регулирования:

- использование таких правовых средств распоря­дительного типа, как предписания, находящих вы­ражение в том, что одной стороне регулируемых отношений предоставлен объем юридически властных полномочий, адресуемых другой стороне, которая обязана им подчиняться;

- односторонность юридически властного волеизъявления одного из участников отношений;

- специфическая взаимосвязь между управляю­щими.

    Таким образом, суть методов административно-пра­вового регулирования управленческими обществен­ными отношениями может быть сведена к следую­щему:

а) установление определенного порядка действий - предписание к действию в соответствующих услови­ях и надлежащим образом, предусмотренными данной административно-правовой нормой. Несоблюде­ние такого порядка не влечет за собой юридических последствий, на достижение которых ориентирует норма;

б) запрещение определенных действий под стра­хом применения  соответствующих юридических средств воздействия (например, дисциплинарной или административной ответственности);

в) предоставление возможности выбора одного из вариантов  должного  поведения, предусмотренных административно-правовой нормой. Это «жесткий» ва­риант дозволения;

г) предоставление возможности действовать (или не действовать) по своему усмотрению, т. е. совер­шать либо не совершать предусмотренные админи­стративно-правовой нормой действия в определенных ею условиях. Это «мягкий» вариант дозволения.

   Среди методов используемых административным правом можно выделить следующие:

    a) императивный метод (метод властных предписаний). Этот метод предполагает:

  • строгое, неукоснительное соблюдение предписаний административно-правовых норм;
  • построение отношений на основе безусловного подчинения управляемого объекта воле управляющего субъекта.

    b) диспозитивный метод (автономный) – способ воздействия, предоставляющий субъектам воздействия возможность урегулирования отношений в рамках (пределах) закона;

    c) поощрительный метод. При этом способе воздействия стимулируется вариант поведения выгодный для управляющего (государства) путем предоставления каких-либо льгот;

    d) рекомендательный метод. При использовании этого способа воздействия субъектам управления предлагается наиболее целесообразный вариант поведения с позиций действующего законодательства;

    e) согласование (координация) – метод, который используется, как правило, между субъектами не находящимися в прямом подчинении между собой.

    Средствами правового регулирования наиболее характерными для административного права являются предписания и запреты, метод власти-подчинения или прямого распорядительства.

 

3. Административно-правовая преемственность

 

    С правом всегда связывают упорядоченность и стабильность общественных отношений. Но право выступает и динамичным фактором, отражающим происходящие изменения в обществе и государстве и формирующим новые отношения.

    Влияние перемен на право весьма ощутимо. Особенно это ка­сается административного права как наиболее универсального по охвату регулируемых отношений.

    Правопреемственность есть сохранение прежнего правового состояния в новых условиях общественной жизни. Оно выражает тот «момент покоя», который присущ любому общественному процессу. Адми­нистративно-правовая преемственность означает сохранение дей­ствующих ранее административно-правовых норм и признание их роли в новой общественной ситуации. Правовые нормы живут нередко дольше государств, в рамках которых они появились, и подчас надолго переживают органы, которые их создали. Ими, прежде всего, заполняется вакуум, возникающий в переходные периоды. Вместе с тем, прежние нормы и институты могут обеспечивать решение новых задач, но при одном условии: если они соответствуют новой политике и вводимым новой вла­стью декларациям и конституциям. Таковы главные критерии административной правопреемственности.

    Истории были известны примеры бережного отношения к системе административного права в целом или ее основным эле­ментам. Во Франции за последние два столетия, несмотря на многократные изменения государственного строя, сохранились черты наполеоновской администрации на местах, администра­тивной юрисдикции. Их можно без труда обнаружить и в сего­дняшней Франции. Германия также удерживала привычные ад­министративные структуры и учреждения, процедуры их дея­тельности на протяжении XX в.

   В России, как уже отмечалось выше, после революции про­изошел полный отказ от прежней системы права. Но, как ни па­радоксально, в системе социалистического права административ­ное право заняло свое место со многими прежними элементами. Видимо, устойчивость  административно-правового  «обслуживания» и привычность к нему населения преодолевала радикализм новых правовых принципов. Вообще, исторически администра­тивно-правовые традиции оказались очень сильными во многих странах, позволяя удерживать управление государственными де­лами на уровне естественно необходимого стандарта для жизне­деятельности граждан, государства и общества. Правопреемст­венность как бы объективно пробивала себе дорогу в жизнь.

    Послевоенный период и особенно конец XX в. богаты собы­тиями «прерывности» и «непрерывности» административного управления и регулирования. Вспомним два события. Одно из них связано с областью Саар, которая после войны переходила от Франции к Германии. 27 октября 1956 г. был подписан «Договор о Сааре», установивший трехлетний переходный период. В течение этого срока Саар оставался в таможенном и валютном союзе с Францией, в определенных областях действовало французское право. Была договоренность о шахтах на Сааре и о порядке ис­пользования добываемого там угля, о каналах на реке Мозель до рейнского устья. В итоге такой согласованной правопреемствен­ности вопрос о статусе Саара был решен спокойно для обоих го­сударств.

   В известной мере сходным был режим преобразования Чехо­словакии в два независимых государства - Чехию и Словакию. Показательно, что новый статус Гонконга, бывшей британской колонии, а теперь зоны Китая с особым административным ста­тусом, предусматривает сохранение действия законодательства (до 2047 г.), прежних административных структур, финансово-торговых отношений.

   Острые конфликты были в связи с распадом Социалистиче­ской Федеративной Республики Югославия. Распад Союза ССР сопровождался серьезным «развалом» административно-правовых отношений.

   Напомним, что на рубеже 1988-1991 гг. возникла острая необхо­димость четко определить понятие и режим переходных периодов с учетом изменений в отношениях Союза ССР с республиками и круп­ных преобразований государственных структур, в экономике, соци­альной и иных сферах, в правовой системе. Отсутствие общепризнан­ного понимания такого режима либо поспешно вводимые переходные периоды вели к разрушению сложившихся экономических и иных свя­зей, к обострению противоречий. Затруднялся поиск согласованных решений и постепенное и согласованное введение новых структур, норм и т.п.

   В качестве примера можно сослаться на Постановление Верхов­ного Совета Эстонской ССР от 30 марта 1990 г. «О государственном статусе Эстонии», в котором территория Эстонии признавалась оккупированной. Утверждалось, что не прервано существование Эс­тонской республики de jure. Государственная власть Союза ССР в Эс­тонии была признана незаконной, и провозглашено начало восстанов­ления Эстонской республики, объявлен переходный период, который завершится формированием конституционных органов власти Эс­тонской республики.

    В Законе «Об основах временного порядка управления Эстонией» от  16 мая  1990 г.  было предусмотрено прекращение подчиненности органов власти, управления, суда и прокуратуры. Эстонской ССР со­ответствующим органам Союза ССР. Все нормативные акты, дейст­вуют на территории Эстонии, если они не противоречат настояще­му закону и последующим актам Эстонской республики. Их обязаны исполнять все государственные органы, предприятия, организации и частные лица. Такими решениями был создан очередной конституци­онный конфликт, которого можно было бы избежать. Для этого целе­сообразно было исходить из признания такого режима переходного периода, который характеризовался бы следующими признаками.

   Во-первых, Конституция СССР и законы СССР отражают ком­петенцию Федерации, установленную по воле всех ее членов. А это не допускает ее изменения произвольно, отдельной республикой, до под­писания нового Союзного Договора. Есть презумпция «правовой связан­ности» и преемственности субъектов Федерации.

   Во-вторых, режим переходного периода должен устанавливаться как обоюдный, для всех его участников. Союз ССР также стремился к обновлению своей структуры, что требовало времени. Не случайно в Законе СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом со­юзной республики из СССР» был установлен переходный период (до 5 лет) для решения всех вопросов, возникающих в связи с выходом рес­публики и последствиями для других членов Союза, а также процеду­ры их разрешения и признан согласительный, а не ультимативный способ рассмотрения споров, претензий и т.п.

   В-третьих, нет оснований в одностороннем порядке прекращать действие одних институтов и норм и заменять их другими. Более оправдано существование смешанных институтов, норм и их посте­пенное изменение либо исчезновение и замена новыми. Показательно, например, что в принятой в сентябре 1990 г. Декларации о государст­венном суверенитете Татарии устанавливается, что на ее террито­рии в переходный период (к статусу республики) продолжается дей­ствие федеративного и союзного законодательства.

   В условиях формирования новых политических и экономиче­ских отношений, создания новых структур складывается неиз­вестное ранее соотношение закона и договора. Здесь есть два ин­тересных аспекта. Один связан с соотношением международного договора и законодательного акта, который можно проиллюстри­ровать на примере Эстонии и Грузии. Путь к государственной независимости Эстонии, провозглашенной Верховным Советом республики, пролегает через признание мирного договора между Россией и Эстонией от 2 февраля 1920 г. действующим, а Декла­рации Государственной Думы и Закона СССР 1940 г. о принятии Эстонии в состав СССР недействительными и не имеющими юридической силы.

    Верховный Совет Грузинской ССР в постановлениях от 9 марта и 20 июня 1990 г. признал несправедливо нарушенным договор между Грузией и Россией от 7 мая 1920 г. и счел необхо­димым восстановить институты Демократической Республики Грузии. Объявление незаконными Союзного рабоче-крестьянского договора между ГССР и РСФСР от 21 мая 1921 г. и союзного до­говора об образовании Закавказской федерации от 12 марта 1922 г., Договора об образовании СССР от 30 декабря 1922 г. влекло -по этой логике - отмену Конституций Грузинской республики 1921, 1937 и 1978 гг. и всех законов.

   В обоих случаях дается ссылка на приоритет норм междуна­родного права и соответствующих договоров перед национальным законодательством. Так ли это? Приведем ряд аргументов. До второй мировой войны приоритет международно-правовых доку­ментов не был универсально признан.

   Пожалуй, лишь после при­нятия Устава ООН и других крупных международно-правовых актов официально утверждается приоритет общечеловеческих ценностей и международного права. Поэтому нельзя категориями сегодняшнего дня давать оценки документам прошлых десятиле­тий.

    Заключение договоров с Россией теряло силу по трем соображени­ям. Первое - договор с Эстонией был, мирным, подводящим черту под окончанием войны, а не учредительным, и поэтому утратил свое зна­чение. Второе. По Конституциям СССР 1924 и 1936 гг. ведение внеш­них дел и вступление в международные отношения было отнесено республиками к ведению Союза ССР. Произошла смена субъектов меж­дународно-правовых отношений. Третье. Вполне легальной была процедура включения республик в состав СССР на основе либо добровольных соглашений, либо деклараций законодательной власти Эстонии и упомянутого Закона СССР, кото­рый изменил статус республики и тем самым изменил и прекратил ее прямые международно-правовые обязательства. Акт вхождения в любом случае имеет международно-правовой характер. С 1944 г. союз­ные республики на основе закона получили право вступать во внешние сношения, что и было закреплено в конституциях.

    Если рассмотреть более подробно некоторые конкретные во­просы административной правопреемственности, то можно отме­тить следующее. С изменением, отменой прежней и принятием новой конституции может определяться срок и период действия прежних органов исполнительной власти. Устанавливается прин­цип, согласно которому прежние акты признаются действующи­ми, если они не противоречат новой конституции и учредитель­ным договорам. Так было с оформлением распада СССР в 1991 г. и в связи с подписанием соглашения о создании СНГ. И до сего дня немало законодательных и подзаконных актов бывшего Сою­за ССР действуют вплоть до принятия соответствующего закона, постановления, положения или неопределенное время.

    Другой вопрос касается правопреемственности органов ис­полнительной власти. Его решение происходит в двух аспектах. Первый   -   административно-правовой,   связанный   с   принятием правового акта, признающего преемственность функций, полно­мочий того или иного органа.

    Например, в Постановлении Правительства РФ от 16 ноября 1996 г. «Вопросы Министерства связи Российской Федерации» установлено, что Министерство связи РФ является правопреемником Федеральной службы почтовой связи РФ. На него возложено осуществление функций упраздненной Федеральной службы.

    В Постановлении Правительства РФ от 29 октября 1996 г. «Во­просы Государственного комитета Российской Федерации по науке и технике» установлены, основные задачи названного госкомитета как правопреемника Министерства науки и технической политики. В п. 2 дан перечень задач, в п. 5 установлено, что учреждения и организации, находившиеся в ведении упраздненного министерства, подведомствен­ны Госкомитету по науке и технике. За работниками госкомитета сохранены условия медицинского обслуживания, действовавшие для ра­ботников упраздненного министерства. Нередко в подобных случаях сохраняются за новым органом прежние здания и иное имущество.

    В законодательстве субъектов РФ также регулируются те или иные вопросы административной правопреемственности. В Уставе Воронежской области записано, что в случае досрочного прекращения полномочий главы администрации области его полномочия временно, до избрания нового главы администрации, исполняет его первый за­меститель (п. 5 ст. 34). Пункт 6 ст. 50 Устава Свердловской области предусматривает, что в случае отрешения губернатора от должно­сти его полномочия переходят к председателю правительства облас­ти. Иная формула содержится в Уставе Калининградской области -администрация области действует в пределах срока полномочий гла­вы, администрации (губернатора) и слагает свои полномочия перед вновь избранным главой администрации (губернатором) области, про­должая по его поручению выполнять свои обязанности до сформирова­ния администрации области нового состава (ст. 41).

   Законодательство о государственной службе регулирует, те или иные периоды продолжения деятельности руководителей, должност­ных лиц в прежнем объеме их полномочий. Все это является непре­рывностью осуществления функций управления и регулирования в отрасли, сфере, регионе. Даже ротация и сменяемость не подрывают этого принципа. Так, п. 9 Положения о Федеральной службе России по регулированию естественных монополий в области связи, утвержден­ного Правительством РФ 10 ноября 1996 г., предусматривает для обеспечения преемственности в работе правления Федеральной служ­бы ежегодную, начиная с пятого года его работы, замену до одной трети членов правления.

    Возникает вопрос: является ли юридическим лицом орган или его структурные подразделения - управления делами, хо­зяйственное управление? По нашему мнению, таковым является орган, делегирующий осуществление статуса юридического лица своей структуре.

    Другой аспект правопреемственности субъектов администра­тивного права связан с общим порядком правопреемства при ре­организации юридических лиц. Он установлен в ст. 58 ГК РФ в разных вариантах.

   Первый - при слиянии юридических лиц права и обязанно­сти каждого из них переходят к вновь возникшему юридическо­му лицу в соответствии с передаточным актом.

   Второй - при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточ­ным актом.

   Третий - при разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом.

   Четвертый - при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них пере­ходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом.

   Пятый - при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу пере­ходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

    ГК РФ регулирует порядок сохранения прав на имущество при переходе предприятия или учреждения к другому собствен­нику. При переходе права собственности на государственное или муниципальное предприятие как имущественный комплекс к другому собственнику государственного или муниципального имущества такое предприятие сохраняет право хозяйственного ведения на принадлежащее ему имущество. При переходе права собственности на учреждение к другому лицу это учреждение сохраняет право оперативного управления на принадлежавшее ему имущество.

Яндекс.Метрика

При копировании материалов, активная ссылка на сайт Webarhimed.ru обязательна!